Ингушский язык

Ингушский язык относится к вайнахской группе нахской ветви нахско-дагестанской языковой семьи. Количество носителей — около 306 тыс. человек (Всероссийская перепись населения 2010 г.).
С принятием ислама в XVIII—XIX вв. ингуши пользовались письменностью на основе арабского алфавита, но в официальных сферах она не использовалась. В 1923 г. был официально утвержден и принят алфавит на основе латиницы, составленный З. К. Мальсаговым. С 1938 г. используется разработанный Н. Ф. Яковлевым алфавит на основе кириллицы.
Зарождение ингушской поэзии связано с именами Тембота Бекова, Ахмета Озиева, Салмана Озиева, Хаджи-Бекира Муталиева и др. Они ориентировались на каноны русской поэтической традиции с ее силлабо-тонической системой стихосложения и создавали систему стихосложения со строго определенным количеством слогов, порядком чередования долгих и кратких звуков в стихе (строке) и т. д. В их стихах преобладала перекрестная рифмовка, чуть реже применялась парная. И хотя строгая метрическая организация стиха доминирует до сих пор, в последнее время многие поэты (Зейнап Албогачиева, Макка Дударова, Ашат Кодзоева, Пятимат Оздоева, Жимсари Хамхоева и др.) тяготеют к свободному стиху.
В середине 1930-х гг. раскрылся талант Джемалдина Яндиева. Он ушел от свойственной многим ингушским поэтам чрезмерной экспрессивности и этнографичности при изображении жизни. Его довоенным стихам свойственна ясность поэтических образов и легкость изложения, радостное мировосприятие и оптимистический взгляд в будущее.
Приоритетное развитие в ингушской литературе поэзия получила в предвоенное время. Авторы широко использовали поэтические образы и приемы устного народного творчества и опирались на художественные традиции русской классической литературы. К началу Великой Отечественной войны ингушская словесность уже имела богатый опыт художественного осмысления не только событий повседневной жизни, но и более глубоких социальных явлений. Ингушские поэты Хамзат Осмиев, Х.-Б. Муталиев, Дж. Яндиев и др. с первого же дня войны включились в патриотическую агитацию и писали пламенные призывы, мобилизующие народ на борьбу с врагом.
Характеризуя путь, пройденный ингушской литературой в предвоенные и военные годы (1923—1944 гг.), профессор И. Дахкильгов подчеркивал, что ингушские литераторы постепенно постигали секреты осмысления реальности, используя новые художественные приемы и методы.
Очередной толчок к развитию ингушская поэзия получила в 1960-х гг. Многие ингушские поэты — Дж. Яндиев, Х. Осмиев, Капитон Чахкиев, Магомед-Саид Плиев, — воспользовавшись ослаблением идеологического пресса, начали трудиться над описанием непростой истории ингушского народа, разрабатывать тему его национальной самобытности.
В 1970—1980-х гг. пользовались необычайной популярностью стихи Микаила Ахильгова, Магомеда Вышегурова, Гирихана Гагиева, Марем Льяновой, Амира Плиева, Азмат-Гирея Угурчиева и др.
В наше время наблюдается очередной подъем поэтического творчества. Появилось множество самобытных поэтических произведений. Глубокой лиричностью отличается творчество Зареты Ахильговой, Бадрудина Горчханова, М. Дударовой, М. Льяновой, П. Оздоевой, Хадижат Орцхановой, Лейлы Тамасхановой и др. Публицистическим накалом привлекают стихи Нурдина Кодзоева, Якуба Патиева, Малики Саговой. Глубокими раздумьями о бренности бытия отмечена поэзия Раисы Дидиговой, Рамзана Цурова, Тамары Чаниевой. Сложные этические вопросы ставят в стихах Зейнап Албогачиева, Сали Арчакова, М. Дударова, Марет Картоева, Дауд Хамхоев и др.
Ингушская поэзия прошла долгий путь от решения отдельных этических вопросов до постановки общечеловеческих экзистенциальных проблем и, выходя за рамки собственно художественных, эстетических установок, в некоторых образцах (в первую очередь в поэзии Р. Цурова, А. Кодзоевой, Б. Горчханова) поднимается до главной задачи литературы — гуманизации человека и общества.

Рейтинг@Mail.ru