Выживший

Автор:
Магомед Бисавалиев
Перевод:
Магомед Бисавалиев

Выживший

 

Это была поздняя осень 1946 года. Жители древнего Джурмута через перевал спускались в Алазанскую долину, в Джаро-Белоканы, чтобы привезти оттуда пропитание на зиму, пшеницу везли, кукурузу. Поехал туда вместе с женой один тлебелав (житель Тляратинского района). В пасмурное осеннее утро он вышел с женой на базар в Белоканах, чтобы купить кукурузную муку для семьи. На базаре один джарский старик показал ему на облака, которые затянули небо, и сказал:

— Ожидается снегопад. Если тебе в горы надо, то вряд ли успеешь, никто не успеет в такую погоду…

Между Белоканами и Джурмутом Большой Кавказский хребет, где снега бывают почти до лета. К словам старика молодой человек не прислушался. Рискнул пойти в горы. Там, в горах, семья, маленькие дети, которые ждали родителей. Нельзя было не идти.

Они с женой шли пешком, каждый на спине нес больше половины мешка кукурузной муки и разную мелочь. Когда приблизились к перевалу, уже шел снег, усиливался ветер. Горец с женой остановились и посмотрели на оставшиеся внизу Белоканы.

— Если за три-четыре часа успеем перейти самую вершину, то по ту сторону будет легче, — сказал мужчина молодой жене.

Она плакала и умоляла:

— Вернемся обратно. Мне все хуже становится, я не смогу больше километра пройти, а снег и буря все усиливаются!

На подъеме от Белокана они встретили всадника, спускавшегося с гор. Он объяснил молодому человеку, что перевал практически закрыт и не смогут они перейти.

— Тем более женщина не сможет, видно, что она совсем слабая, — сказал он.

Жена сказала, что не пойдет дальше. Горец бросил на нее суровый взгляд и, не повысив голоса, сказал:

— Ты хочешь вместе с падарав (азербайджанцем) вернуться?

Она поняла упрек и молча последовала за мужем. Ветер бил им в лица. Азербайджанец еще помедлил, глядя, как теряются в начинающейся снежной буре два темных силуэта, и продолжил свой путь.

На следующее утро во дворах Белоканов были метровые сугробы. И азербайджанец сказал белоканцам, что один тлебелав с женой пошел в горы против бури. Судя по снегу, вряд ли он дошел до дома, скорее достанутся их трупы волкам на перевале. Узнать о его судьбе невозможно — тогда не было никакой связи гор с Цором. Оставалось дожидаться весны и открытия перевала.

Прошла зима, наступила долгожданная весна. Два джурмутца, дядя моего отца Али и его друг Шамсудин, отправились в Белоканы, чтобы забрать лошадей, оставленных там на зимовку. Почти полдня прошло, пока они добрались до перевала. Вытащили мешочек с толокном и сыром, пообедали и прилегли чуточку отдохнуть. Али почти задремал, а Шамсудин все не мог успокоиться, время от времени с тревогой оглядывая окрестности. Вдруг он вздрогнул, оглянулся и крикнул Али:

— Ты слышал?!

— Что?

— Какой-то шум…

— Где?

— Где — не знаю, появляется и исчезает.

— Кажется, это шум куропаток, нет?

— Не знаю… нет!!! Нет!!! — крикнул он и побледнел. — Я слышу зикру, зикру это!!!

Али потом рассказывал моему отцу, а тот передал мне.

«Вокруг не было ни души. Только скалы, снег, и будто из-под земли шел голос. Мы побежали на звук. С каждым нашим шагом этот хриплый, слабый голос, читающий зикру, становился отчетливей и больше походил на человеческий. Мы обогнули обломок скалы, спустились чуть ниже и оказались перед громадным сугробом. На его белом боку темнело отверстие. Мы заглянули туда. Спиной к нам лежал человек и читал молитву. Худой, как скелет, полуживой, он читал без остановки и слегка кивал головой то в одну, то в другую сторону.

— Ле-е!!! — крикнул я.

Лежащий не повернулся. Я запрыгнул внутрь и шлепнул его по плечу. Он вздрогнул, медленно, тяжело повернулся и тут же закрыл глаза от резкого солнца. Его лицо, бледное, заросшее бородой, было таким изможденным, что глаза казались огромными. Он все время мелко дрожал и не мог говорить. Я схватил его под мышки, вытянул наружу и потащил по снегу дальше от сугроба, на солнце.

— А с ней что будем делать? — спросил меня Шамсудин.

— С кем это с ней? — спросил я.

— Ты там женщину не увидел? Она мертва, — сказал Шамсудин.

Я кинулся обратно и только тогда почувствовал сладковатый трупный запах. Она лежала в уголке снежной пещеры. Недалеко от нее, там, где лежал мужчина, был почти пустой мешок. Когда я поднял его, оттуда высыпалась горстка кукурузной муки…

Они с женой вырыли эту нору, чтобы переждать бурю. Но, когда буря кончилась, оказалось, что перевал завалило. Не было дороги вперед, к дому. Не было ее и назад, в Белоканы. Через месяц жена умерла. Пять месяцев он провел рядом с ее трупом, питаясь кукурузной мукой, которую они не донесли своим детям. Выжил.

— Я помню его, он приходил в гости к дяде Али, человеку, который нашел его и спас ему жизнь, — рассказывал мой отец. — Мне казалось сперва, что он передвигается на корточках. Оказалось, безногий. Сначала обморожение, потом началась гангрена, пришлось ноги отрезать до бедра. “Ходил” он так: выбросит руки вперед, обопрется на них и подтягивает туловище с культями. Дожил почти до 70 лет».

Эту историю я рассказывал много раз, и каждый понимал ее по-своему.

Одни думали, что она о легендарном горце, которому хватило крепости духа, чтобы выжить в холоде, голоде, во мраке. Ни звери, ни стихия, ни голод не сумели забрать у него жизнь. Другие считали, она про то, как вера во Всевышнего и молитва спасли человека. А третьи говорили, что это все про упрямство и гордыню. Из-за них горец не остался в Белоканах, погубил жену и сам чуть не погиб. Еще есть такие, кто точно знает: история о том, какой тяжелой и опасной была раньше жизнь горцев.

И они все спорят и ругаются между собой. Я тоже спорщик, но тут молчу. Если кто и знал правильный ответ, так только сам этот горец. И не тот, молодой и сильный, что шагал к перевалу, не оглядываясь на жену. А безногий старик, который каждую ночь ждал, что смерть, белая, как сугроб, встанет у его постели.

Рейтинг@Mail.ru