Розетки

Автор:
Курбан Омаханов
Перевод:
Али Эмиров

РезетIкIабы

 

ЗакIле гьина  зарафатыквана хабар менни инсанаршике къавуххьу. Зарафатын йишда ыIмыр хылли хъааъа. Хабареени инсанаршин  добы зы бадалауйнбы ва сабара карбы заледалхъа гицIун. 

ДжамаъаIтын джони  заIгьматыква, къийхъийни болни ешайишилхъани умыдыква къурмишауйн кIалхозбы, савхозбы дагъылмишехьена вахтний. Мани «къыгарни» авхъа йишди йихъбышди са хивын совхозыд гидхьу. Шавааджад иням гьааъа дешдий , маIгьдын болын, варры совхозылхъа лиджан хъадайлива.

Совхоз дагъылмышехьи гидгъылмее хивее паран - пызгъын гидхьу. Гыргынкъвее хылехъа хъадуйн кар тIосаъа (хъоIхъа) гидгъыл.  ЦIебыйна «гыджаа»  совхозна районни чIакIынбыше хъавущу, «няк» савхозни къуллухчерше,  «аIрханеб» фегьлебышис авху. Сенбына къурмишауйн савхоз, «саранчайн» са вазни аIрее «тика-тикана гядхы». Гьектарбышиква эзуйни тIымылени багъбышике не таянг, не бастурмабы, не симар аху деш. Фермабышда, искIалатбышин, дегабышда къае къаейл' авху деш. Совхозни девлетике са идарабыйи аху ва мааъаб ишлемишивхьайн сабара инсанар. ХаIббананбы манче «вукIлелхъа хылеббы гиххьы» вахтал' «джизавъуйнбы». Авхуйнбышди аIрее са бухгалтер Рамазан дайий ыхьа. Мана ахуна аIхреедын  ачот-учотбы гьаъасдимее. 

Бухгалтераршихъаб темзин напсбынанбы гейб сейракба воохьенбыки, анджах Рамазан дайий мани карее темизра ыхьа.  Совхозни малаке  идарее са кьочIеедын ишхени токIан резетIкIабыйий аху. Идарайни къаравулее эйгьи: « Рамазан дайий, нишисне ман резетIкIабы гьаIде. Хъыкке манбы вас хаахъа. Манчин са-кьоIдлед зас гьеле. Хааъад манбы токIан ишихбы  хъаъанкъаI лазымеедаххьи вод ки..». Рамазан даее манбы эхьал' ишиле  аIлгьаанкъа  ыккан-деккан хаахъа хъыкекка.  

Са уIл'джумыле  районеенче хивеехъа ааIхреедын «фитIрабы» саъас  ревизкIом Нусрет бей арайли.  Совхозее талан-тараш ыхьай манкъукIле геджда ацIахьа. Мани вахтал' ревизкIом тютин гьаъани фабрике ревийзе гьаъа ыхьа.  Мааъад манкъун рушватылхъан ишдагьа гьалед гуджлемишхьа.

Гьидчут, ревизком ары гьыIгъадкырни совхозее ревийзе гьаъа гийгъал. Са йигъ, кьоIдле йигъ, хьебыдле йигъ гьинкъуке бухгалтерни документбышее саIгьфбы аххъас дяхаI, къыр-саххъыз хьинне атIикьанасын кар идиваака. Хьебъыдъэсди йигъыл' гьинкъвее бухгалтерыкIле эйгьи : « Ай киши Рамазан, хьуледле йигъне водун йигъын документбы зы ёхламышаъан, анджах са саIгьв засхъа идяакыйн. Яраб гъуна хьиннена напс темизна, иш ваацIана бухгалтир йишди районеджар деш, быкырни республикайл' ыхье. Зы йигъна отчёт кьабыляаъана. Анджах ваке зас гьуIрмат гёохьа». «Башусда елдаш ревизкIом Нусрет бей. Рушват захъаб вас гьевлесда дешда, амма заке вас югна миигьманыйвалла мигьманыс хьинне гьевлес вааIхасда».

Рамазан дайий телесюгра хаахъа аркIын, гёокIа са давар, кIатIеер, индюшкIабы. Кяъа гьинбы хаIбни къазан кIумIкумеехъа . Хидвеенче хъыгъооши йицIни литрайна харрамышхьайни чахрена баллон, хьейибле литра тутыке цIыцIауйни чIечIейна шуше. ХъойтIал мигьманийвалис районенче ехламайс арына  ревизкIом. Манкъулхъа сааъа мебын хивын къуллухчер.  Нейса гийгъал одхьуний-илёдгъий, гьай-гьуй. Суфранни кьомани гаче нар  акьванана ревизкIомий гюъур. Илёдгъу-илёдгъу, гьинкъуна ул' са шамылхъайий сайиб рамылхъайий иляака. Гьинкъус ыккийкан илёгъас чей. Гьамани гьаIрадарее суфранылхъа гьар джурайлин мыраббабы :  зукьалан, тымлен, хеккан, балийн, эрген хъадайли. Сувал'ни иттуна шам джурайба къантикванее Нусрет  бейис хъабайли.  Махъа армуд истIякIанбы махмыр чейикан хъадайли.

«Рамазан, хъале гьайняхъа резедкабы», - эйгьи ревизкIоме.  Гьинкъвее мыраббабы кIяъан хурын касабы гьеххъа. Ман джуваббы къайиххьымее, Рамазан дайийн къел'- хыл' боше хъыхьа. Пьияныйвалла быкырба джанеенче хъигъевчIуна. МыкIан шин кIёдху. Вай, кепеёгълий гъу нишиле джар тохехьен наха балугъ дешёд.  РевизкIомни гьаIкIеедын фыкырбы вукIлеехъа хъадайле. Рамазан дайии сесдена хъигъечIи утагъеенче шениса гозеехъа. «Солмаз, хьунаще, ацIанне вакIле. Ненимы хав гьыIгъадкырни инсанее ревизкIомылхъа совхозни идаареенче хъадыйни резетIкIабышда хабар гьивхьаравъу. ВакIле къеджиее инсанаршина пахылыйвалла. АцIа деш гьиджооммы гьаъас. Зы гирхьуна манкъуни чангалеехъа. Хьунаще кьарацабышис хылеббы ыIхийха. Гьидчут, маджбырхьана токIани резетIкIабышиквана кьочIе хъыгъавшу утагъеехъа хъувкеес. Хъувкы хъооли ревизорысахъа. Ревизор перт'хьа ахва.  «Ай киши зы ваке мыраббабы кIяъан резедкIабы гьеххъы, гъу гьиджон засхъа токIан резетIкIабы адыйнбы. Гъу зы масхараршене ахъаххъа. Агар гъу зас манбы рушватыс гьелихьее, зы манбы аляатIанбы. Эле захъад аляъан тезе хайбы районе водунбы. Манбы зас лазымхьесынбы. Хъыккее манбы йизди машнени багажникеехъа гиххье», - эйгьи Нусретее.

Манке Рамазан дайийни фыкреехъа хъады, вуджее гьиджо аIвамийваллайий гьавъу.

ЦIаIхбышихъаб мисалабы водунбы :« Джанаварыс кьисмат куйилеехъа абайленаки», «Мык кIиваIни джигеенче кIёха». Ман мисалабы гьайни хабарык' аваакIы дишее? 

 

Розетки

 

В надежде на светлое будущее народ своим трудом и старанием создавал совхозы и колхозы. Но настало время, когда они начали быстро разваливаться. Под жернова попал и совхоз нашего села. Никто не ожидал, что такой богатый совхоз так быстро развалится.

Как пошел процесс развала, в селе начался переполох: что попадало под руку, все тащили домой. Совхозные «сливки» сняли руководители района, «молоко» слили руководители совхоза, а «обрат» достался рабочим. Саранча растащила годами создаваемый совхоз в течение месяца. На гектарах не осталось ни виноградной лозы, ни столбов, ни проволоки. Разбирали фермы, склады, гаражи. Камня на камне не оставили. Из всего богатства совхоза осталась только контора и люди, которые там работали. Многие уехали, надеясь найти работу в другом месте. Среди оставшихся был и заведующий складом дядя Рамазан.

Завсклада редко бывает чист на руку, но дядя Рамазан был именно таким. Он никогда ничего не брал без ведома начальства. На складе у него ничего не осталось, кроме коробки электрических розеток в количестве пятидесяти штук. Сторож ему говорит: «Дядя Рамазан, чего они здесь будут лежать? Пару штук дай мне, а остальные забери себе домой, авось пригодятся». После работы, вечером, дядя Рамазан нехотя взял коробку с розетками и отнёс домой.

Через неделю из райцентра приехал ревизор Нусрет-бей. Он тоже хотел отломить себе кусочек от совхозного «пирога», но опоздал: пирог был уже съеден до крошки. Перед этим Нусрет-бей вел ревизию на табачной фабрике, и желание взятки поднялось у него на очень высокий уровень.

Короче, Нусрет-бей начал ревизию в совхозе. День, второй, третий он копался в документах завсклада в надежде найти хоть какую-нибудь зацепку, но придраться было не к чему. У дяди Рамазана в документах был полный порядок. На третий день ревизор говорит: «Дядя Рамазан, я три дня проверял твои документы, но ни одной подозрительной бумажки не нашёл. Такого чистого, честного, грамотного, знающего свою работу завсклада не найти не только в районе — во всей республике. Я твой отчет принимаю, но с тебя полагается угощение». — «Хорошо, товарищ ревизор. Взятки у меня нет. Но накрыть хороший стол я смогу», — ответил завсклада.

Дядя Рамазан быстро пошёл домой, зарезал барана, кур, индюков. Поставил на огонь две больших кастрюли: одну для баранины, а другую для курятины. Потом из подвала достал десятилит­ровый баллон вина годичной выдержки, трёхлит­ровую бутыль тутовой чачи и пригласил ревизора. Вместе с ним позвал и сельских чиновников. Короче, началось пиршество. Во главе стола сидел ревизор. От выпитого вина и чачи лицо у него стало красным, а глаза смотрели в разные стороны: один — на север, а другой — на юг. Нусрет-бею захотелось выпить чаю. На столе тут же появилось варенье: кизиловое, виноградное, ореховое, вишнёвое, абрикосовое. Прямо перед ревизором стояла фарфоровая ваза с медом горных пчёл. Подали ароматный чай в красивых стаканах.

«Рамазан, принесите сюда розетки», — сказал ревизор. Он имел в виду маленькие фарфоровые плошечки, в которые кладут варенье к чаю. Но, услышав эти слова, дядя Рамазан остолбенел, отрезвел, по всему его телу пошёл холодный пот. Он подумал: «Ты, как большая акула, никак не насытишься» — и тихо вышел в другую комнату. «Солмаз, жена, ты знаешь, какой-то негодяй донёс ревизору, что я принёс со склада домой розетки. Видишь, до чего люди завистливы. Не знаю даже, что делать? Я попался в его сети…» Жена ударила себя рукой по колену и начала плакать. Короче, дядя Рамазан взял коробку с электрическими розетками и отдал ее ревизору. Ревизор удивился:

«Ты что, смеешься надо мной? Я у тебя просил розетки для варенья, а ты чего принес? Розетки для электричества! Если ты даёшь их мне как взятку, я, пожалуй, возьму. Как раз строю в райцентре новый дом. Розетки пригодятся. Отнеси их и положи в багажник моей машины».

Тут дядя Рамазан догадался, какую оплошность он совершил.

У цахуров есть такие пословицы: «Волку добыча в нору приходит», «Лёд в тонком месте ломается», — разве они не подходят к этому рассказу?

Рейтинг@Mail.ru