Удмуртский язык

Удмуртский язык относится к пермской группе финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Количество носителей — около 325 тыс. человек (Всероссийская перепись населения 2010 г.).
С XVIII в. для записи слов удмуртского языка исследователи использовали буквы кириллического и латинского алфавита, однако собственно удмуртская письменность всегда базировалась только на кириллице. В 1775 г. появилась первая удмуртская грамматика. Первые удмуртские книги увидели свет в 1847 г.
В середине 1870-х гг. Н. И. Ильминский разработал единообразную графическую систему для языков народов Урало-Поволжья. В 1897 г. казанские издатели отказались от этого алфавита и приняли компромиссную систему. Именно она лежит в основе современного удмуртского письма. Удмуртский алфавит в его нынешнем виде был окончательно утвержден в 1927 г.
Удмуртский песенно-поэтический фольклор отличается жанровым разнообразием и импровизационным характером исполнения. Наиболее ранние записи народных песен сохранились в рукописной «Книге Василия Александрова» («Василий Александровлэн книшкаез»), созданной в 1878 г., а начиная с 1880 г. произведения устной народной поэзии стали публиковаться регулярно.
Ранними опытами создания письменных поэтических текстов на удмуртском языке явились рифмованные поздравления императрице Екатерине II в честь посещения ею Казани (1767) и по случаю открытия Казанского наместничества (1781), выполненные учащимися Казанской духовной семинарии под руководством В. Г. Пуцека-Григоровича.
Первым авторским поэтическим произведением на удмуртском языке стала баллада Михаила Можгина «Беглой» («Беглец», 1909).
Мощный толчок для развития удмуртской поэзии дала революция. Послереволюционные годы выдвинули целую плеяду молодых поэтов: Максим Прокопьев, Михаил Ильин, Кузебай Герд (Кузьма Чайников), Ашальчи Оки (Акилина Векшина), Матвей Кельдов, Игнатий Курбатов и др. В 1920—1930-е гг. значительно расширился тематический и жанровый диапазон удмуртской поэзии, были освоены сложнейшие стихотворные формы.
В 1950-е гг. наряду с преобладавшей описательной, риторической и декларативной поэзией появляются яркая интимная и пейзажная лирика (Михаил Петров, Игнатия Гаврилова, Филипп Кедров), а затем психологическая и философская (Флор Васильев, Александр Белоногов).
В 1970—1990-е гг. в связи с притоком в удмуртскую поэзию свежих сил начали появляться и новые поэтические направления: интеллектуально-культурологическое (Василий Ванюшев), натурфилософское (Анатолий Леонтьев), мифологическое (Михаил Федотов, Рафит Миннекузин, Виктор Шибанов), этно-футуристическое (Эрик (Валерий) Батуев).
В 1984 г. был опубликован первый удмуртский роман в стихах «Ошмес син» («Источник») Федора Пукрокова.
Начиная с середины 1970-х гг. в удмуртской поэзии активно развивается «женская лирика» (Татьяна Чернова, Людмила Кутянова, Галина Романова, Алла Кузнецова, Анастасия Шумилова).
Классические темы и жанры совершенствуют в своем творчестве Петр Захаров, Анатолий Перевозчиков, Вениамин Ившин, Сергей Матвеев, Вячеслав Ар-Серги и др.
Удмуртская поэзия конца XX — начала XXI века, сочетая национальные истоки те тенденции, которые характерны для современной российской и мировой поэзии, отличается чрезвычайным разнообразием поэтических форм и тем, выражаемых как в классическом, так и свободном стихе.

Рейтинг@Mail.ru