Поэма о храмах

Автор:
Олег Уляшев

Енколаяс йылысь поэма

Важ олмысь драма

 

Ворсысьяс

ПЕРЫМСА СТЕПАН (КРАП), миссионер, прнй мужик, пидзс горулдзыс дукса, пельпом вомныс грд плаша, грд кышда низь ку дорса шапкаа, морсас ыджыд перна, киас крт пома перна сяма посох-бедь.

ВЕЛЯНЬ (ЕН ВОДЗЫН — УЛИЯНА), ар 16—20-яса кокни враса оз тусь кодь ныв. Синтм. Воддза юкнын: лз сарапана, еджыд дукса, ктiа, сера чрса, морсас ыргн да эзысь молля сиктш. Мд юкнын: сьд паськма, зэлыда крталм чышъяна, морсас дзоляник пернаа.

КЫСКА, ар 20—25-яса Печераса тун. Еджыд дрм-гача, дукса, важиник дра лазъя, юрас ггрс (гна либ гын) шапкаа, кокас чаркиа (кок пкйдз чръя ктi сяма кучик км), внясьма паськыд вньн. Коскас пуртсын пурт, весьтн-джынйн кузя кымын.

ВАСЮК, Степанлн кывзысьысь (послушник), ар 16-18-яса, шапкатм, руд паськма, каблуктм сапга, лёзь юрсис кутыштма векньыдик вижа-еджыда вньторйн.

ДЗОЛЮК, Кыска дорын бергалысь. Еджыд дрм-гача, ар дас кыка зонка.

АНЬ, ар 30. ВЕР, ар 30—40. ЗОН, ар 20. Еджыд паськмась. Мужичйяс дра либ кучик лазъясь, юраныс ггрс шапка либ юр внь. Аньлн — юрной. Мужичйяслн косканыс пуртъяс.

Степан котыр: крт паськмась, шыа, шыпурта да тошка черась, уна рма кучик сапгась, кианыс неыджыд сайдъяс (щитъяс), ггрс, верзьмаяслн сяма.

Перым войтыр.

 

Занавес пдса на.

Кыл лабутнй мужик глс: Кор ичт на влi да ггрволi на твлысь сьылмс, ёльяслысь варгмс, пуяслысь шпкдчмс, кывлi ме изъяслысь сёрни. Гусьн сёрнитны най, лня кол кывзыны, но уна вермасны висьтавны ройсялм изъяс.

Гашк, и вунiс нин мыйсюр, гашк, и ылдышта кнк, но ог нин вермы выльысь юасьны прысь изъяслысь, оз нин висьтавны меным тчыд висьтавлмс. Да и пельтмм мортыд быдмм мысьт. Твлн да ёльяслн, пуяслн да изъяслн сьылм мургмыс, сёрни-басниыс оз нин сетчыны арлыдалы. Ковмас нин, тыдал, меным эскыны, менсьым гна кывъя висьталмс кывзыны, гашк, и верма мыйк висьтавны, мыйсюр казьтыштны. Кытч содтышта, кытысь чинтышта, но мый влма — влма, мый шума — шума, мый кольма — волас на, смын петкдчас мд ногн, оз нин сэтшмн, мед велавныс сы дор эг удитй.

Ськыд овны, нинм к оз вежлась. А ми век тэрмасям кытчк, вежсьмс ог казялй. Бытть оз и вежсьы нинм, смын асьным прысьмам. Но изъяс оз тэрмасьны, зiтшвидзны ти местаын да ставс тдны, ставс казялны. Турун сi шондiлань бергдчис. Турун сi выл ловъя геб пуксис. Бордъясас дзоляник шкамшкаяс ворсны. Кодзув син куньлiс. Му ышловзис. Морт ю весьт копыртчис, содзнас ловъя вас гумовтiс. Чскыд ваыс, джуджыд, вынъяс содт, олм вылас чуймавны чуксал. Кад и миянлы сстм вежа вас гумовтлыны.

 

 

Юкн I

Петкдчм 1

Печера ю бокын. Веськыдвыв — кык шиня пелькиник керка. Гоз-мд пу шинь улын, куим-нёль сюръя-ен. Стен тувъяс выл шдма косьтыны тыв. Кыска тшалак вылын лсал майгъяс. Орччн бергал Дзолюк.

ДЗОЛЮК. Тэ, шуны, сирн уявны кужан...

КЫСКА. Уявныт нёньпомсянь велавлi.

ДЗОЛЮК. Тэ, шуны, ошкн тапъявны кужан...

КЫСКА. Ошнад тапъявны нёль кокн кысъясигн на велавлi.

ДЗОЛЮК. Тэ, шуны, варышн лэбавны кужан...

КЫСКА. Лэбавныт кок выл сувтмсянь велавлi.

ДЗОЛЮК. Мыйла н сiдзк он уяв, он тапъяв, он лэбав? Ме к влi тэ моз кужа звер-птка пртчыны, эськ дугдывтг тапъялi, мудзлытг уялi, ордчытг лэбалi. Мус эськ вылiсяньыс видздлi, вас эськ пыдсдзыс мурталi, врс эськ помсянь помдз восьлалi.

КЫСКА. (Видздл Дзолюк выл да шпыньмун.) Мыйла, шуан, варышн ог лэбав, мыйла, шуан, черин ог уяв, мыйла, шуан, ошкн ог тапъяв? Да, ставс ме тайс вчны кужа: тунасьны велавлi, мус-вас верма муртавны, но д верммыд абу на вчм. Ме, дерт, вына зэв, зонъяс ышмасны, меным морс майг чегласны. Найс ки плн верма личкыны, найс кок чуньн верма лямдны, но д морт выл кит он кыпд, кть и верман, да мыйла дурныс? Сiдз ж лэбавны верма, уявны, ыджыд сьд ошкн вртi тапъявны, но д кужмнад, тдмлунъяснад кол кужмн вдитчыныс. Ме к лэбавны кута лэбачн, ме к уявны кута черин, ме к пртсьыны кута зверъяс, вермас морт чужм вунны нэм кежл. А мортлн чужмыс д мвпн югзьма, мортлысь чужмс муслун вчма, мортлысь чужмс оз позь воштыны, оз позь дзебныс зверлн ку пи.

Пыр Ань.

АНЬ. Кыска, эзысь пи, кос пгиб. Мскс мд лун корся, ог вермы некыдз аддзыны. Тэ дор локтi, гашк, отсыштан.

КЫСКА (Дзолюклы). Шегъясс вайлы да ворс.

Дзолюк вай неыджыд сепысын шег да ва вор. Кыска перй нёль шег, нёль пръя качдл, сэсся видзд ва, мыйк шпкиг.

АНЬ. Но мый? Тыдал мыйк?

КЫСКА. Мужик уловыдкд мун Ыджыд прас, сэн мскыд, кокс дойдма

АНЬ. Атть, Кыска, зарни тошкдз тэд овны.

Мун.

Дзолюк. Кыдз н тдмалiн?

КЫСКА (тэч шегъясс бр сепыс, петкдлмн). Тай шегйыс индiс, тай восьтiс, тай отсалiс, тай висьталiс, а ваыс петкдлiс.

Пыр Вер.

ВЕР. Вай отсышт, Кыска, йрми.

КЫСКА. Мыйн н ме верма отсавны?

ВЕР. Понлн нырисыс вошис и оз сёй нинм, тшыкдмась, бурак.

КЫСКА (сюся видзд Вер выл). Да, понйыд бур, да, дерт, жаль. Но абу тшыкдмась, а поз вылысь зын шырс сёйма. (Дзолюклы.) Вай урс втлан турунс матич боксьыс.

Дзолюк пыравл, петкд рузум гартыштм турун корсьтор.

КЫСКА. Оз на нi дзик позь сетны, рытланьыс пж да турун пжм вас сет понйыдлы, мед пежыс петас.

ВЕР. Атть ж нин.

КЫСКА. Брас аттьасян, кор бурдас.

Вер мун. Кыска бр босьтч майг. Дзолюк бергал гырысьяс ггр, ксй мыйк юавны но оз лысьт, шыдч смын Вер мунм брын.

ДЗОЛЮК. Вот ме титор ксъя юавны, Кыска, да век ог лысьт...

КЫСКА (серктышт). Юав, гашк, вомад ог варт.

ДЗОЛЮК (гыжйышт балябжс). Тэкд тштшъяясыд со важн нин гтырась, а тэ н мыйла он гтрась?

КЫСКА (думыштч). Тштшъяяс эськ гтырась, да абу тунъяс, ме гтыртм, да тун.

ДЗОЛЮК. А мый н, туныслы оз али мый позь гтрасьныс?

КЫСКА. Позь. Но д кутшм ещ гтыр сюрас. Гашк первой лунсяньыс юр вемт кокалас...

ДЗОЛЮК. Он мй брйыныс куж, тэ ж тун?

КЫСКА. Брйыныт кужан, да д нылыслы мусман-он?

ДЗОЛЮК. Смилитан к...

КЫСКА. Сiдз к тчыд вчан, сэсся вытьыд воссяс. Лёкланьыд мортыд дйджык кыссь. Мед нин сьлм бръяс, ме смын, ковмас к, ас вынн корся.

ДЗОЛЮК (ыпнит). Кыдзи н ас ногыд? Петкдлы. Кть Перым муысь медмича нывс.

КЫСКА (шмонитмн). Ок, кутшм сюсь: оз д кутшмск, а сразу медмичас. Синмыд бердас.

ДЗОЛЮК. Гашк, ог дзикдз синтммы...

КЫСКА. Но, тэ мен ыззьдiн. Вай видлам и эм. Дерт, эськ тай мс корсьмсьыд ськыдджык да.

ДЗОЛЮК. Меным мед мыччысьлас ж.

КЫСКА. Сюсьджыка видзд.

Босьт бубен. Камал. Ымз. Нёльысь шыбит шегъясс. Нёль пельс койышт ворйысь содзтыр ван. Ва весьтысь вештал мыйк чераньвез кодьс.

Пемд. Шуйгаладорын, пыдын, неыджыд грда-лза югрын зэв дй сьрсьн-брсьн мыччысьлны нывбаба мыгръяс. Сувт ти мыгр — Велянь, еджыд паськма, но пельпом вылас плавгма ыджыд сьд сыръя дора чышъян. Чышъяна кияснас шевкнит бордъясн моз, втышт кияснас, вч некымын воськов да вош пемыд.

Югд. Велянь сулаланiнын туплясь сьд чышъян. Недыр мысти чышъяныс кыпт да лэбзь-вош.

Кыска да Дзолюк видздны та-мд вылас шемс, дыр оз вермыны нинм шуны.

КЫСКА (втын моз). Эг чайтлы, мый Эжва таскын татшм нывъяс эмсь. Коскыс — льм пу ньр, чужмыс — рыська йв, вом дорыс — оз тусь, морсъясыс — вый тупыльяс.

Дзолюк (синъясс чашкдмн видзд Кыска выл). Со тэ кутшм, Кыска... (Друг мднога нин.) А мый серти шуан Эжватаснас?

КЫСКА (оз кыв). Ме эськ тай нывс Веляньн шуи...

ДЗОЛЮК. Мый серти Эжватаснас шуан?

КЫСКА (оз на нинм бура кыв). Ачыд н эн мй аддзыв?

ДЗОЛЮК (пельпомс лэптыштл). Шуас ж: «вый тупыльяс»... Абу д кч юр. (Сьылыштмн йктышт.)

Кч йкт-йкт
шабдi кудель бжнас,
вый тупыль юрнас,
сыла-госа кывнас...

КЫСКА (век на втын моз). Сiдз-сiдз: шабдi юрси, енэж син... (Синс чвт Дзолюк выл, дыр видзд палялiгмоз. Вочасн чужмыс вежсь, норм. Чла.) Эк, Дзолюк, абу миян ныж пиньяслы тай анчаыс. Вайлы меным сигудкс.

Дзолюк кыв шутг петкд сигудк. Кыска пуксь тшалак выл, ворс да сьыл нор сьылан. Дзолюк пукал орччн, лня кывз, влисти ггрво, мый мыйк не сiдз лоис.

 

Петкдчм 2

Веж видз. Ылын тыдышт Эжва ю кусынь. Видз шрын Ыджыд Вежа Кыдз. Кыдз улын квайт сюръя-ен. Локтны ныв-зон. Сьылны. Славитны Вежа Кыдзс. Лентаяс, куяс шлны Кыдз выл. Мунны.

Коль тнас Велянь. Юрбит Кыдзлы, кималасн шд шк лента.

Веляньысь гусьн пет Зон, киас тубрастор.

ЗОН (аслысмоз). Атт, мича ж ныв Велянь. Зарни юрсиас шондi ворсдч, плзнича синмас енэж видздч, морсъяс — вый тупыльяс, коскыс — вадор бадь, кокъяс вылас видздлан — вирыд пузь, сьлмыд вомдыд чеччышт. Луд вывтi мун — турун сi оз врзьы, кдж вывтi мун — лыа чир оз вешйы. Купайтчыны пырас — визулыс лнь, бадьяс кышакывны дугдны. Уна мича нылс аддзывлi, уналн яй пырыс лыыс, лы пырыс вемыс тыдал, но Велянькд орччн ставыс тамыш да чукля.

ВЕЛЯНЬ (кыл, мый кодк эм. Кывзысь. Первой повзьышткодь, сэсся ггрво Зонлысь родмс да збойм. Серамсорн). Но-о, абу- муса зонмыс-молодечыс вравны петма? Ньвтг-вужтг, чертг-пурттг?

Зон сулал вом паськдмн.

ВЕЛЯНЬ (кывзысьышт). Али н чс пасьта вомнад кыйсян? Дерт, курксысь дозмрыд да кравзысь сьлаыд шедас, тадз к дырджык сулалан.

ЗОН (юрс шд). Тэныд эськ и серам да теш, а меным и гожъя луныс арся вой кодь.

ВЕЛЯНЬ. Кодзув югр улас бурджыка узьсяс.

ЗОН. Тэтг, Велянь, олм абу ни гаж ог тд. Мед кть лача сетiн...

ВЕЛЯНЬ (серамсорн). Ныв вляс морстырн эг на апыштлы, асъя кыас пыдсдзыс эг на юлы, а тэ нин менсьым югыдс ксъян мырддьыны, шоныд шондiс донтм донысь ньбны.

ЗОН. Вралiгн чстуйй кок улысь вош, тывъялiгн тыв сюрсыс киысь усь, эн сет том улысь урсмыны, босьт менсьым козинс. (Нюжд тубрасс.)

ВЕЛЯНЬ. Врад к татшм сюсь, оз на тэн морн лый. Гортын дас тб на эг путшкывлы, сыв кузя дра на эг кылы, а тэ мен сермдавны ксъян. Ог босьт тэнсьыд кртымт.

ЗОН. Атт, чорыд сьлма ж тэ, Велянь.

ВЕЛЯНЬ. Сьлмт д оз кртысь дорны, оз изйысь керавны, ставыслн ткодь яй сьлм. Смын тай озйыс тулысын дзордзал, гожмын грддзась. Тлын вотс оз вотны, гожмын ур оз кыйлыны.

ЗОН. Велянь!

ВЕЛЯНЬ (курыда). Мун, Зон, эн тешитчы ме вылын. Синтм помысь кутшм гтыр? Мен к д босьтан, нэм чжыд кид ковмас новлдлыны.

ЗОН. Ме лоа тэнад синмн, тэнад шиньн!

ВЕЛЯНЬ. Лун к тлаын олам, шуан: мыйла п тайс и босьтсьма. Мд лун к олам, шуан: синтм недкунь. Коймд лун к олам, шуан: пеж бугыльн да керкасьыд тодмышкалан. Мун, кытч мунан! Эн дэльдчы.

Бергдч зонлань мышкн жугыля сьыл «Узи дай олi дай...» Зон ньжй мун Кыдзлань.

ЗОН. Нуасны ныр улысь. (Разь тубрасс, шд Кыдз вож выл звер ку, малышт сюръя-енъясс.) Сетй меным, Войпель и Ёмала, Ен и Зарань, сям да сьлм, вежр да киподтуй ассьым чужмарс кыйны.

Мун.

 

Петкдчм 3

Сэн ж. Велянь сьыл. Ю дорсянь кай Степан аслас котырыскд. Нсилан вайны ськыд тубрасъяс. Степанлн киас перна-бедь, киняулас — тубрасын небг да гоз-мд пу браз. Сьылны вичко сьылан. Аддзны Веляньс, сувтовкерны, шемс усьны.

ВАСЮК (медводз сайкал, матыстч Велянь дор.) Оз влм тан колипкай дзользьы, оз влм тан сстм ёль сёльгы, оз влм тан шоныд зэр сяргы, пукал влм мича-мича ныв да колипкайн дзользь, сстм ёльн сёльг, шоныд зэрн сярг.

ВЕЛЯНЬ (повзьмс пдтмн). Кыла: сьылм абу миян кодь, сёрни абу перымса. Абу- тi немчу-тотара? Абу- тi йгра-яран? Кодъяс лоанныд ветлысь-мунысьяс? Кутшм муысь-ваысь воанныд?

СТЕПАН (чвт куим пернапас). Кымын муд-вад ветлi, но татшм мичс эг аддзывлы. Эз- тай Ен чужтысь петкдчы гректм олмысь? Абу- вежаысь вежа Мария?

ВЕЛЯНЬ. Синмыд менлн моз мй чусмма. Некодс на ме эг чужтывлы, нэмс Веляньн мен шулiсны. Шемс усьмныс абу мича ме, оз ков ме вылын тадзи серавны, бурджык, ассьыныд пыжъяс домалй, медым Саридздз бр эз кылавны.

СТЕПАН (аслыс). Ок и варов ж нылыс влма, да и мичлуныс тырмидз вичмма. Тайс пырта к аслам эскм, йзыс брсяньыс втчас кельбн.

Йз тэч эмбурс му. Степан вольсалм кичышкд выл пукт кисьыс тубрасс. Васюк сэк косттi сибдч Велянь дор, кутышт коскдыс. Велянь сiйс поводня тойышт.

ВЕЛЯНЬ. Ок тай, сюсьсь тi, тшап ушкуйникъяс, рдтм-вужтмъяс, гортув тдтмъяс!

ВАСЮК (тшапа ггрст морсс). Менам рд-свй ыджыд, керка сигр джуджыд, стынйй зарни нитшка, кок ув эзысь подъя.

СТЕПАН (колсварт бедьнас Васюкс). Чинты гордынят, раб божий! Эн век блуд йылысь мвпав!

ВАСЮК (йжгыльтч). Ме ж нинм сэтшмс эг вч...

СТЕПАН. Мвпыштiн к блуд йылысь, сiдзк блудитiн нин мвпнад. А сыысь, мый тшенкйысян мекд да мыжсьыд пыксян, лыддьы кызь витысь Ичт Ектенья.

ВАСЮК (вешй бок, лыддь гораа, сэсся пыр гусьнджык)

Бара и бара Мезслы кевмысям:
отсав, мылышты, мезды и видз миянс,
Енм, аслад бур ксймнад.
Зэв вежа, зэв сстм, зэв бурсима
нималысь Пан гтырс миянлысь,
Ен чужтысьс и некор вежсьывтм
Нылс Марияс быдсяма вежакодь
казьтывлам асьным асьнымс
и морта мортс и быдн олмнымс Кристос Енлы сетам.
Кыдз тэнад кутмыд и тэнад каналмыд,
И выныд, и нималмыд, Айлн и Пилн и Вежа Ловлн,
нi и быд кад вежсьытг и оръявтг локтан нэмъяс.
Адон.
Нималмыс Айыслы и Пиыслы и Вежа Лолыслы.

Степан кинас втыштмн лньдышт Васюкс да втл ассьыс йзс. Йз мун. Недыр мысти заводит камгыны керасян шыясысь йла. Пельсын сулал Васюк, киясыс морс бердас, синс кылдма, лыддь Ектенья, а гашк, и Степан выл броткдч.

 

Петкдчм 4

СТЕПАН (Веляньлы небыда). Ми абу ушкуйникъяс, ни абу рдтмъяс, а Кристослысь югыдс раздысьяс. Тэ, бурак, ныланй Сус Кристос, миян мезс йылысь абу на кывлмыд, сылн югрыс тэлань абу на волма?

ВЕЛЯНЬ. Медз лунъюгыдыс оз волы, кысь нин мукд югыдс аддзыны.

СТЕПАН. Шондi синмн тыдал, а бур велдм — сьлмн. Мед мезсс кывны да аддзыны оз ков син ни пель, а кол сстм лов.

ВЕЛЯНЬ. Дерт, сстм лов да синма сьлмыд бур, но верми к ещ Енлысь вчмс аддзыны. (Ышловзь. Кост.) Ме эськ став олмс сылы сетi, кодк менсьым синмс к восьтiс-югддiс.

СТЕПАН. Ставыс Ен киын. Эскыны кол ёна. Эскысьлы отсалас.

ВЕЛЯНЬ. Енмыд д мус вчис да енэж овмдчис, морт олмад оз сюйсьы, ас олмнас ол.

СТЕПАН. Сiй тiян, а миян Господь — бур ыж видзысь кодь, быд ыж сылы дона да муса, некодс оз эновт.

ВЕЛЯНЬ. А мый н тiян ичт енъясыд сiдзк вчны?

СТЕПАН. Миян Енным ти, куима Ен, а сюръяяслы да изъяслы ми ог юрбитй.

ВЕЛЯНЬ. Кыдзи куима? Куим?

СТЕПАН. Абу, ти, но куима: Ен-Айн ставс чужтiс, Ен-Вежа Лолн ставс ловзьдiс-веждiс да Ен-Пин ас вылас йзыслысь став мыжс босьтiс.

ВЕЛЯНЬ (нимкодя). Сiдзк куим и артм да, мыйла тикс висьталан?

СТЕПАН (дзмытг). Абу куим, а куим чужма.

ВЕЛЯНЬ (думыштч). Но-о. Сё тешкодь: куим бана шаньга... Миян Войпель нёль чужма ж.

СТЕПАН. Нинм тешкодьыс абу. Лэбалiс Вежа Лов, мвпыштiс вчны Ывлавывс. Вчис — лоис Айн, а кор йзыс грек вйисны, ыстiс Пис му выл грекъяс босьтны.

ВЕЛЯНЬ. Да д и миян сiдз ж: Енмыс лэбалiс чжн да вчис мус, а кад воис, да ыстiс пис му выл, но эз грек босьтны, а йзс видздлыны.

СТЕПАН. Сiдзк и тi Сус Кристосс тданныд, но мд ног сылы юрбитанныд, грекаяс.

ВЕЛЯНЬ. Плин, кутшм грек йылысь висьталан кузяла? Мый сiй сэтшмыс?

СТЕПАН (думыштч, тошторс малышт). Грекыс мый? Мортыд Ен водзын чужмсяньыс грека, ыджыд мыжа. Тiян ногн к д мортыс пежын ж чуж.

ВЕЛЯНЬ. Сiй пежт д пывсянын мыськны.

СТЕПАН. Пывсянын смын няйтыс вушй, а пежыс оз. Мамс к кага дойд, дойс бр оз босьт, а сiдзк мам водзас пыр мыжан коль. А мам водзын к мыжа, и Ен водзын мыжа. Да и сьд уджс мортыс мыж понда вч.

ВЕЛЯНЬ. Со кыдз? Гашк, став морт уджыс мыж ло да?

СТЕПАН. Ставыс не ставыс, а уна чукрм олм олiгад: морт вим, блбанъяслы юрбитм, гусясьм...

ВЕЛЯНЬ. Миян гусясьысьяст потшкн лэдзны да, сэтшмыд этша...

СТЕПАН. Сы пыдди уна гтыркд олысьыс тырм.

ВЕЛЯНЬ. Сiй н грек ж?

СТЕПАН. Грек. Сыысь геенна веськал лолыд.

ВЕЛЯНЬ. Кытч?!!

СТЕПАН. Тiян шуны, мый быд морт кулм брас веськал мдаръюгыд?

ВЕЛЯНЬ. Смын лолыс, ортыс му выл на коль.

СТЕПАН. Вот-вот. Ортыс — сiй некытч сибавтм-инасьтм лолыс и эм грека йзлн.

ВЕЛЯНЬ. Миян тай н ставыслн шуласны.

СТЕПАН. А ставыс и инасьтмсь, сы всна мый Енс оз тдны. Сэсся шйтасны-шйтасны да, геенна и веськаласны. А сэн Антуслн чукрыс: мутияс да иванейяс, урсъяс да плсъяс, шыбитны сир пртй да пуны шег ыдждадз. Кодi Енмс-мезсс тдiс, смын сылы эскис, сiй веськал Рай, югыдiн да шоныдiн. Енмыс небыд сьлма, быднлы отсал.

ВЕЛЯНЬ. А меным отсалас?

СТЕПАН. Эскан к, да.

ВЕЛЯНЬ. Аддза к сылысь бурс либ асьс...

СТЕПАН (кыпыда). Аддзан! Сувт ме водз!

Велянь кималасн корсь Степанс, сувт сы водз. Степан перй зепсьыс вежа ваа ичтик доз, рез куимысь Велянь чужм.

СТЕПАН. Айыс, и Пиыс, и Вежа Лолыс! Айыс, и Пиыс, и Вежа Лолыс! Айыс, и Пиыс, и Вежа Лолыс! Адон! Адон! Адон!

ВЕЛЯНЬ (дргнитышт, паськалм синъясн видзд Степан выл, виччысьмн инмдч сылы чужмас). Тош... (Видздась ггрбок.) Турун... Кыдз... Енэж... (Серал гажаа. Вочасн серамыс вудж брдм. Велянь уськдч Степанлы морс вылас. Шпк.) Аддза. Ставс аддза. (Бара серал.) Со тэ, бур морт. Со турун... Со кыдз... Со ю... Со енэж... Атть. Атть тэд, бур морт.

СТЕПАН (малал Веляньс юрдыс. Нимкодя). Со и тэн эз эновт Енмыс. Сiйс аттьав. Сылн ксймн синсялiн. (Такд то сералысь, то брдысь Веляньс.) Брдд важ шогт. Серав шудыдла. И тэн милсьта Господь босьтiс ас борд улас.

ВАСЮК (дугд броткыны, лёкгоршн горд). Вежа ай, лыдди!

Степан да Велянь дргнитны.

СТЕПАН (синс кылдл, чвт пернапас). О-о! Енм дай мезс, прстит ичт вежра мортс. (Васюклы.) Мун йзас ветлы ли, мый ли: видздлы, мый олм олны, мый керны. (Веляньлы.) А тэ, нылан, ксъян к кывзыны Сус Кристослн велдм йылысь, мунам мекд.

ВЕЛЯНЬ (кыпыда). нi кть му помдзыс тэ брся муна! Нуд!

Мунны.

 

Петкдчм 5

Сэн ж. Во йз. Гусьн ызгны. Йз пвстын бергал Васюк. Пет Зон, матыстч йз дор.

ЗОН. Степан Крап мияндз вома. Гундыръяс кодь крт дрма йзкд. Регыд тан лоасны, Вежа Кыдзнымс кераласны,миянс дзескдасны.

ЙЗ. Пышйыны кол вр. Тышка вын кол чукртны, йгра дор йзс ыстыны. Гашк, он к водзсась, оз врзьд: Енкола тшупас да водз мунас?

ЗОН. Унан нин Печера да Ву выл сетчисны овмснас. Но эн полй: водзсасьны кол.

ВАСЮК. Абу д морт виысь Степаныс. Бур Енмс вай. Ме сыкд во нин ветла, тда.

ЙЗ. Сiйн и сiтанс нюлан. Миянлы асланым енъяс на шогмны. Энлй, ёртъяс, видздлам.

ЗОН. Нинм видздныс, мед мун аслас еннас иванейяс дор.

ВАСЮК (зонлы пинь пырыс). Оз- аслыд ковмы мунны? Степан д став тунысь вына. Сэтшмтор кер, мый сэсся некод оз куж.

ЙЗ. Мый куж? Мый выл сямыс судзсь?

ВАСЮК. Быдтор выл сямыс эм. (Чуньяс вылас лыддьдл.) Ва вывтi из вылын катiс, Ендiнсас синтммдiс. (Чуньс лэпт вывлань.) Вит тунс вермис!

ЙЗ. Миян тунъяс ытва вчны и зэр чуксалны, весиг керка пыжн пыравлны. Мортт синтммдны вежр оз ков. Юрад к тв шутлял сэтшм шемсыд артмас. Крт паськмаяснад и витсёс верман. Эмсь на миян бур тунъяс, сiй витыс, кнк, жебсь влiны.

ВАСЮК. Ставныслы налы пом воис. Сус водзын мыжммась да, Степан налысь уджйз чукртны воис.

ЗОН. Чукрт бара, сы мында лов к босьтма.

ВАСЮК (думсьыс лньд йзс). А лоыд д миян Енсянь водзсалм, Ен дор и веськалас.

ЗОН. Ассьыд н мый он сет?

ВАСЮК (ышнясмн). Тэ абу- вывтi варов?

ЙЗ. Энлй, Степаныс локтас да ачыс висьталас. Виччысьлам, гашк, збыль абу лёк морт. Эн вензьй, весиг кырныш кырнышлысь синс оз кокав, а сiй д морт...

ЗОН (вом горулас). Сiй д кырныш кырнышлысь...

Недыр кежл чв усьлны.

ЗОН (аслысмоз). Трыт Ручпиян овмснас Излань сетчисны. Эз к мунны, позис на гундыръясс певъялыштны да.

ЙЗ (чуйммн). Крт дрмаясс? Атт, оз тд, мый висьтал. Накд бертчыны он вермы.

ВАСЮК. Тэнад, зонм, сювйыд всни.

Зон. Кодлн? (Матыстч Васюклань.)

ВАСЮК. А кть и тэнад...

ЗОН. Волы татч, кыз зырым.

ВАСЮК. Ме — кыз зырым??! (Прчч дуксс.)

Зон да Васюк зiтшкдны та-мдс. Мукдыс дорйысьны да оз казявны Степан чукрлысь локтмс. Степанкд орччн Велянь. Най сувтны, видздны, кыдз Зон пвсал Васюкс.

СТЕПАН (шпыннялмн). Мир тiянлы! Он- видз-мут юкй, али вр-ваыс дзескыд лои? Мый сэтшмас юканныд?

Йз вочасн торйдч. Кодк вньс зэлд, кодк косялм дрм сос лсьд, кодк потм льбс видлал.

ЙЗ. Крапыс н тай и эм? Дзик ж нин вердлытм. Тайн и повзьдлны? Миян ног тай бура сёрнит-а. Веляньыс н на дорын мый вч?

Зон (чуйммн). Велянь! Тэ!? Ачыд сибдчин али босьтiсны? (Кутчысь пуртас.)

ВЕЛЯНЬ. Эн малав пуртт, Зонм. Степан менсьым синмс восьтiс. Ачым сы дiн сибдчи.

ЙЗ (чуймал). Но-о, Велянь аддз! Синмассьма! Атт див!

ЗОН (бугжыльтч Степан выл). Сибдчин? Эн сирась смын, эн сибды-а.

ВЕЛЯНЬ. Эн гудрась, сран нинмабус...

СТЕПАН (бытть оз кыв шуасьмъясс). Видзда да, сэтшм шань йз, а та-мдлысь пувва кисьтанныд. Мый н сурыс кодлык эз тырмы али мича нывъяс эз тырмыны? (Васюклы. Бытть смын на казялiс.) Но-о! Васюкс тай влм пуркшитны. Сюсь ж тэ морт: йз дор локны эн удит, нш ул нин веськалмыд.

ЙЗ. Варов тай тай твйыв мортыс. Гажа сёрниа. Веляньс бурддма.

ВАСЮК (матыстч Степан дор. Удтысь). Сус Кристосс этай зонмыс кулит, да эг вермы кутчысьны.

СТЕПАН. Кулит, шуан? (Шпыньмун.)

ВАСЮК. Кулит. Кулит.

СТЕПАН (матыстч Зон дор). Сiдзк тiян пу енъясыд бурджыксь?

ЗОН (зумыша). Ме енъяскд азя шыд ни сюра эг панявлы, ог тд, кутшмсь, но тэнад локтдз зык эг тдлй, а нi ныв-пи батьс вомал, вок воклы паныд мун, ёрт ёртлысь син кокал.

ВАСЮК. Тэ бара кокалан, дозмр варыш.

ЙЗ (серам). Но-о! Сiдзк тэ и дозмрыс влмыд. Тай абу ж дозмр, бжтм катшаыс.

ЗОН. Бордтм рака: лэбавны оз вермы, а кравзанысс вель паськыд.

СТЕПАН. Эн вензьй, вокъяс. Прступитчис том мортыс. А тэ, зонм, эн сэтшма скрав сы выл. небзьдчы. Тэ д он на тд менсьым Енмс, он тд вынс, он тд небыдлунс.

ЗОН. Кывлiм сылн «небыдлун» йылысь. Медбур йзс п миянлысь сылы козьналан. Регыд этатшм бысмыльыс куш и коль. (Инд Васюклань.)

ВАСЮК. Но! Но! Этша на лоис. (Дзебсь йз сай.)

ВЕЛЯНЬ. Эн увгы, Зонм, Степан выл. Бур морт д бурн сибдч, а лёк — лёкн.

Степан довкнит юрнас.

Зон (читкыртл синс). Кодi н бур выл шын да крт дрмн йз дор локт? Ми тай н весиг кыйсигн мыш ни морс ог дзебй, мед ловъя лов водзсасьны вермис.

СТЕПАН (серктышт). А тэ вежра, и кывйыд лэчыд. Мен татшмъясыд колны. Но он, бурак, тд, мый роч мусянь татчдз туйыс кузь: корк ош воча ло, корк и... лёк морт.

ЗОН. Мезсыд н оз мезды мй лёк мортысь?

ЙЗ. Абу на йзыс сэтшм лёксь, да и ошкыс нинм оз вч, он к врзьд. Мортыс д ошкысь ж артмма, позь сёрнитчыны.

СТЕПАН. Мортыд эз ошкысь артмы, а Адам да Евасянь чужис.

ЙЗ. Гашк, рочьяс и насянь, ми тай ошсянь-а. Кодъяс н сэтшмъясыс, Адам да Еваыс?

ВЕЛЯНЬ. Адамыс п медводдза верс, Еваыс — сылн гтыр. Ен-Батьлн вчмторъяс. (Бергдч Степанлань.) Сiдз?

СТЕПАН. Сiдз, шк туг, сiдз.

ЙЗ. Миян йз артммась Ош да Зараньсянь, Шондi нывсянь. Веляньыс н кор тайс тдмавныс удитма.

СТЕПАН (пся). Да д морт оз ж куть пеж тваркд узьлыны.

ВЕЛЯНЬ (яндысьыштмн). Сiдз тай висьтавласны...

ЙЗ. Ошкыд эськ пеж, да аньыс мукддырйиыс пежджык овл.

Неыджыд кост. Йз шпкдч, ызг.

ГЛС (виччысяна). Кывлiм, уна шемс вчны кужан. Гашк петкдлан?

СТЕПАН. Ме ог куж нинм, Ен киын ставыс: ксъяс — лэбавны кутан, ксъяс — ки-кокт он вермы врзьдны.

ЗОН. Миян тунъяс тэнад ентг ставс вчны: китм-коктмс сувтдны и тлысь выл лэбалны.

ЙЗ. Веляньс тай бурддма ж. Ачыс, кнк, тун, да оз висьтась.

ВАСЮК (быйкнит йз сайысь). Он- ксйй шуны, мый тунъясныд тiян Енмысь ёнсь?

ЗОН. Ог тд, ме енкд бертчм эг аддзывлы.

ВАСЮК. Позь д видлыны, кодлн енмыс вермас.

ЙЗ. Абу д най понъяс, мед пурсьыны. Усьдам та-мд вылас.

ВАСЮК. А мед кодк тiян пиысь вермасяс миян багатыркд Ен нимн, кодныс вермас? (Видздл Зон выл.)

Зон (Васюклы). Лок, багатыр, пель дiнт шомала.

Йз серал.

СТЕПАН (чорыдакодь, но лня Васюклы). Ланьт, кычи, эн резйысь.

Васюк сайдч.

СТЕПАН (нюмъёвт йзлы). Йй руыс пет, том на. Оз д шын да пуртн бертчыны вежра йз, а юрн.

Йз костысь йткыштны Васюкс: «Мун вежа айыдкд люкась, тэнад юрыд кыз».

ВАСЮК (дузмун). Абу д меж.

ЗОН. Меж эськ да, ляк сюра: нывъяс брся туркъялан, а люкасьны он ксйы.

Йз серал.

СТЕПАН (сёрнис бергд мдар, наяна). Ме тда, кыдз позь бертчыны... Вай висьталй, мый ло, кодк к этай кыдзс врзьдас (Инд Вежа Кыдз выл), енъяст жуглас?

ЙЗ. Оз лысьт некод... Киыс косьмас. Оз пр пуыс, а енъяс чардн виасны.

ЗОН. Эн кывзй сiйс, эн лэдзй Кыдз дорас матыстчыны.

ВЕЛЯНЬ (Степанлы, рама). Гашк, оз ков миянлысь енъясс дзердны?

СТЕПАН. Тiян енъяс? Эн на мй ггрво, мый ти Ен миян, а тай ставыс смын трпк пуяс.

ЙЗ. Мед видлас, сэтшм к збой.

СТЕПАН. Тiян енъяс рамсь. (Аслас чукрлы.) Ноко нёровтлй Войпельс!

Кыкн перйны муысь сюръяс, прдны. Гымышт.

ЙЗ. Кывлiнныд?! Миян енъяс шыасисны! Час, швачкас, и пом Степанлы.

Степан (бытть нинм эз и вв). Ёмалас нi прдй!

Прдны. Бара гымышт.

ЙЗ. Оз мй н чарднас лый!?

СТЕПАН. Оз лысьтны тiян енъяс Сус Кристослн рабъяс выл ки лэптыны. (Чукрыслы.) Вайлй лагыра черс. (Гораа.) Ме дор к Енмыс, отсалас! Аддза нин пу йыл лэччис Вежа Лолыс!

Пу выл пуксь лэбач.

ЙЗ. Збыль д! Абу- миян айяслн лолыс? Каленик-лэбач! Гулю да!?

Степанлы сетны чер, сiй чукст Васюкс да матыстч Кыдзлань. Зон уськдч Степан выл пуртн. Степан чукрысь гоз морт шы воропъясн песлалны, уськдны да пыкны Зонмс му берд.

ЙЗ (ызг). Лэдзй, Гундыръяс! Дугдй! Татшм тiян и небыдлунныд?!

Степан чукр сайд вежа айс. Зыр йзс.

СТЕПАН (сатшк му перна-бедьс. Йзлань). Оз ков зыксьыны: ти муд ветлам, ти вевт улын олам. Енъясныд к ёнсь асьныс доръясны. (Васюклы.) Сюмд турушкас зты, мед Емдiнса кыдзлн моз чагйыс бр оз йитчы.

Тэрмасьмн керась. Васюк кералминс чишкал. Кыдз нёровтчывл да веськавл куим пръя. Воддза нёровтчигас ылькнитл еджыд ва, сэсся — грд ва, коймдысьс — сьд. Кыдз усь. Кыл ылысса йлга: нись ымстм, нись гордм, нись омлёвтм.

ВЕЛЯНЬ. Прис...

ЙЗ (шемс). Прис Вежа Кыдзным. Куим ва киссис... Збыль тай ёнджык Сускыд...

СТЕПАН (бр сет черс. Йзлы). Антус-Стана кый жеб да вежртм йзс аслас дзугъяс, но Господь-Мезслы водзсасьны оз вермы. Ыджыд да вына Ен Бать, помтм сылн лолыс. Ыстiс Пис му выл дорйыны йзс. Йзлн д вежр ичт, йз ыжъяс кодьсь. И мед най эз вошны олм тiлляс, Сус Кристос инд да югзьд туйс.

Йз вочасн раздч. Зонмс лэдзны.

ЗОН (чечч му вылысь ськыдпырысь). Куим ва киссис Вежа Кыдзлн: воддза ваыс — курыд синва, мд ваыс — югыд вир, коймд ваыс — сьд ор. Прдiсны миянлысь видзысь айс, уськдiсны вердысь мамс, талялiсны югыд ловнымс. Некодлы нi кевмыны, некодлы юрбитны, некодлысь эбс корны, некодс дзьритны.

Матыстч Прм Кыдз дор. Ськыдпырысь сувтд сюръяясс. Най помдзыс оз пырны, сувтны плса. Зон пидзсчанясьмн малышт Кыдзлысь дiнс.

ЗОН. Эн шогсьы, Кыддзанй: колины на водзс босьтысьяс, колины на важ олм олысьяс, эз на пр ыж миян зарни сюра крным. (Кост.) Мунны кол Излань. Асьным к дорйысьны ог кужй, йграс кол корны.

Мун. Петны нывбабаяс, гордчны Кыдзлы.

 

Юкн II

Петкдчм 6

Печера вывса грезд. Кыр йылын гоз-мд керка. Ылын лзалышт пожма вр. Вер ти керка бокын лсал чс кер. Йр сайын, орчча керка бокын ноксь Ань.

ВЕР (аслысмоз). Таво ар птка уна ло.

АНЬ. Тэнад д кольм восяыс на эм.

ВЕР. Пельса кындза абу ж нин.

АНЬ. Миян тай кыйсьысьыд эз ло да, не Кыска, к лытм яй вылын и овны эськ лои. Пиян нi эськ кыйныс босьтчисны ж да. Вом кр вежны век нин вайыштасны.

ВЕР. (Оз друг ггрво.) Кутшм лытм яй?

АНЬ. Но-о! Кок плаыс н...

ВЕР. А-а, тшакт висьталан? Эг тшукн ггрво. (Кост.) Кыскаыд ставлы отсал. Менам понлысь тай урсс втлiс да, бара на олам.

АНЬ. Олам, мый не овны. Кыска ж Грдань-вердысьс корсис да, йвтор быд лун эм и.

Котрн пыр Дзолюк. Киас дзоляник ньввуж. Кашк.

ВЕР (серамсорн). Мый н кашкан? Кч повзьдiс?

ДЗОЛЮК. Эз... Кутшмк йз локт талань...

ВЕР. Кодарсянь? (Дугд лсасьны.)

АНЬ. Кутшм йз?

ДЗОЛЮК. Мылва плн. Морт вит--квайт.

ВЕР. Йгра али кыйсьысьяс?

ДЗОЛЮК. Абу йгра ни абу кыйсьысьяс. Паськмныс миян нога. Аньяс эмсь. Брсяньыс мсъясс кыскны.

АНЬ. Мскась к, абу бурысь петмась туй.

ВЕР. Гашк, бара Эжва йыл ушкуйникъяс катiсны? Айй висьтавлiс, водзын тшкыда волывлмась Вина да Эжва выл.

Локтны йз. Медводзын Зон кыск раз додь, кытч тэчма клуй грдъяс, дозмук, вольяс. Ставн мудзмась.

ЗОН. Чолм, бур йз. Шойччыны н лэдзанныд?

ВЕР. Чолм, твйыв йз.

АНЬ. Мый ог лэдзй? Лэдзам.

Йз личдч, пуксял клуй выл.

АНЬ. Муна, тшкта пывсян ломтыны.

Пыр керка.

ВЕР. Кытысь нин лоанныд, ветлысь-мунысьясыс? Аддза, кузь туй мунмныд, уна ва вуджмныд. Тыдал ыджыдтор врзьдма.

ВОМЪЯС. Эг бур вылысь ай-мамлысь гуяс эновтй. Колим ставс гундырлы, пышйим. Крт кырнышъяс воисны, кытысь эг виччысьй. Тлысь нин туйынсь.

ВЕР. Кутшм вын тiянс втлiс, кутшм лёк суис?

ВОМЪЯС. Локтiс Крап Степан роч муысь ыджыдавны. Став олм дзугис. Енъяснымс кисьтiс, Вежа Кыдз прдiс.

ДЗОЛЮК (збоя). Эз мй н повтмъяс тiян сюрны? Этша мй Эжва вылас чера-пуртаыс? Татч к лотiсны, эськ... (Лый ньвйн бок.)

ЗОН. Тэ, зонка, збой. И миян тэ кодьыс абу этша.

ВЕР. Гашк, ыджыд тышын усины ёнъясыс, псь вирн парма нитшс ктдiсны, а вргс сувтдны эз вермыны?

ЗОН. И тышыс эз вв ыджыд, а йзс уна воштiм.

ВЕР. Мый н сiдз? Крт йзс некыдз вины оз позь?

ЗОН. И крт йз шыпуртысь кулны. И крт йзлы дорм черыс мрчч. Ош моз к варгыльтiсны — став лаз новлысьыс эськ шы босьтiс, кин моз к локтiсны — став гач новлысьыс эськ чер кутчысис. Но эз ош моз лок, эз кин моз Степан уськдчы. Руч моз взйысис тагс ул — пырис керкадз, взйысис ктшасдз — кайис паччр. Паччр кайис, горс кутiс йирны. Йир да шуал: «Менам чомйын горйй бурджык, менам чомйын пачй ыджыдджык». Кчн пырис, сюзьн петны ксй.

ВЕР. Кодi н сэтшмыс? Роч муысь тай н волны да, дона твар босьтлны, донн и вештысьлны. Мыйла н тай бурс босьт, а лёкн вештысь?

ЗОН. Степан Крап выль енмс вайис, ныв-аньясс ылдлiс, том уловлысь вежрс гудыртiс. Унан сы брся мунны, важ енъясс сотны, вежа кыдзьяс кералны, миян енкаръяс пыдди видзаинъяс ассьыныс вичкояс, енколаяс лэптны.

Пет Ань, петкд пв вылын гоз-мд ыджыд черинянь да сур яндова.

АНЬ. Юй, сьлмшръяс, черис чеплялй. Кузь туйыд вньт личд, нопт рект.

Вомъяс сёйны-юны.

ВЕР. Кутшмджык н эськ Степаныс? Сывъя пельпома, кнк, зыр пасьта кияса?

ЗОН. Абу-у. Ачыс малямуш кодь, кос куриньга. Сы весьт чушканыс зiлн.

ВОМЪЯС. Кывнас вый бордйн моз мавт, а кинас сира гезйн дзуг. Сан моз увсянь парсышт. Гуся пурысь.

ДЗОЛЮК. Ме к эськ и кывзыны эг кут, этадз эськ — колс, этадз — швач... (Шенась.)

ВЕР (Дзолюклы). Эн лыбзьы. Гырысь кост нырт эн сюй. Тдан д, мыйла чжъяслн нырныс лямалма.

ДЗОЛЮК (Нурбыльт). Тда... (Вешй бок.)

ЗОН. Унан тан оланныд?

ВЕР. Морт дас ло челядьтгыс. Да чомкост ылнаын сьд зон ол торйн.

ЗОН. Мыйла н торйн?

ВЕР. Шуа тай: сьд зон. Тун сiй, Кыскан шуны.

ВОМЪЯС. А-а! Кывлiм, кывлiм. Ылдз нимал.

ЗОН. Сiй сiдзк тiян юр пыддиныд?

ВЕР (шпыньмун). Миян д асланым юръяс эмсь. Сiй ас юрнас ж ол, медбур кыйсьысь миян, отсасьысь да омльысь видзысь.

Неыджыд кост.

ЗОН. Кытчк сувтны ж кол да, помся д он мун. Водзын олысьяс н эмсь на?

ВЕР. Кольччй татч. Орччн йгра котыр ол. Ылынджык — вогильяс, кык котыр.

ВОМЪЯС. Трам? Ог дзескдй? Вай сувтам и эм.

АНЬ. Чукрнад гажаджык.

ВЕР. Транныд. Эсч керкаяст тшупам. Тыла ректыны отсалам. Чстуй асьныд таляланныд. Врыс паськыд.

ВОМЪЯС. Атть ж нин, бур йз. Татшм гажаинад позь на и овны. Дай Крапыд татчдз оз другн во.

ЗОН. Сiдзк овмдчам. А ме вужъясьны отсала да, йгра дор муна Краплы паныд вын чукртны. Эжватасс бр локтiгмоз чукста.

ВЕР. Миянс эн вунд. Мунысьяс лоны ж, сэтшм к нин Крапыс лёк.

ЗОН. Кора. Йз ковмас.

АНЬ. Но, тай сёрнит удитланныд на сёрнитны. (Воысьяслы.) Пырамй керкаас. Сёйыштанныд-юыштанныд да, вой кежлас инавны тiянс кытчк кол.

Ставн пырны керка. Кольны Зон да Дзолюк.

ДЗОЛЮК (балябжс гыжъял. Аслыс). Видздныс лпть кодь, а абу ж дзик полысь влма. Ло тштш взйысьлыны, гашк босьтас. (Зонлы.) Мыйк... этiй... гашк, мен тштш босьтан да? Ме д ой-ёй сюсь.

ЗОН (серкт). Ньв вужйыд дзоля. Бр локтiгкежл к ыджыдджыкс вчан, босьта.

Пыр.

ДЗОЛЮК. Тешитч. Туйс к йгра дор влi тда, воддзджык на вои да.

 

Петкдчм 7

Медводдза петкдчмын кодь. Кыска пукал керка пельсас чурка вылын. Пидзс вылас сигудк. Ворс. Локт Дзолюк. Кыска сiйс оз казяв.

ДЗОЛЮК (чукст.) Кыска. (Гораджыка.) Кыска!

КЫСКА (дугд ворсны.) А-а. Тай тэ. Но, мый бурс висьталан? (Серктышт.) Со д, мый му пасьта вчсь тда, а ас сиктысь тлысь чж нин выльторъяс эг кывлы. Да и мый выльыс вермас лоны?..

ДЗОЛЮК. Выльторйыд бара тырм. Пышйысьяс локтiсны, тдтм йз.

КЫСКА. Кодысь н пышйны? Оз-врыс сотчы? Оз-муыс сыркъяв? Абу-ушкуйникъяс локтмась?

ДЗОЛЮК. Абу, Эжватас кутшмк Крапысь повзьма. Котырнас и эмбурнас вомась.

КЫСКА. Мый н, Крапыс сэтшм ён?

ДЗОЛЮК. Краплн, висьталны, сойыс всни, да наяныс во-мд водзджык чужлма. Выль енмс Эжва да Емва выл вайма, важ енъясс увтыртма, Вежа Кыдзьясс кералма, лэптма вичкояс, енколаяс. Вевтъясыс п эзысь, шиньясыс миян карта дзсъясысь паськыдджык, а сиграс зарни пернаяс.

КЫСКА. Бырисны мй Эжва вылысь вежра йзыс? Оз мй вермыны руч кыйысьяс ти ручс мудеритны, кык чунь кост топдны?

ДЗОЛЮК. Локтма п Крапыс тышка вынн, крт дрма йзн.

КЫСКА. Ггрсмисны мй Эжватаслн ньвъясыс? Ныжмисны мй Эжватаслн паськыд дора черъясыс?

ДЗОЛЮК. Ёсьсь на п эськ ньвъясыс, лэчыдсь на п эськ паськыд дора черъясыс, но мужик уловлысь п бжтм катшаяс киныс клячалмась. Вежрс воштм аньяс Крап брся кельбн втлысьны, вомныс паськдмн кывзны выль ен йылысь, куима ен йылысь срмс.

КЫСКА. Куима ен, шуан? (Зумыштч.) Тай енлы к сетчам, пом миянлы воас: Сыктыв вылын серам кус, Эжва вылын гажыс быр, Печераын шудыс чин, Луздорын нюмсер вош, Мозын вылын ворсм ланьтас, Ву вылын сьылм ор. Вай ж видздлам, шегъяс шыбитлам: кодарын Крапыс крапъял, кодлысь ловс тшыкд?

Босьт бубен. Камал.

Нёль тв, нёль вок, вайй юр бур ли лёк.
Асыв кымр — зэра кымр,
Лунвыв кымр — чарда кымр,
Рытыв кымр — шера кымр,
Войвыв кымр — лымъя кымр.

Мун Веляньлн вуджр. Вош веськыдвыл.

КЫСКА (шатовмун, усь, чечч. Дзолюклы). Аддзан?

ДЗОЛЮК. Велянь? Смын мыйлак сьд паськма. Да и йзыс сы ггр сьдсь...

КЫСКА. Со д Крапыд мый вч! Наян ручысь на ручджык. Эжва бокса видзьяс вылысь медмича дзоридзс нетшыштма.

ДЗОЛЮК. Мый н Веляньыс чайтма? Кытч видздма?

КЫСКА (курыда). Кыдз н позь олан берегысь сюн берег чеччыштны? Кыдз н позь ай-мамлысь енъясс вундны, йз енмн ышмыны? Ме тай н Веляньс низьн чайтi, а сiй кидус влма.

ДЗОЛЮК (лачан видзд Кыска выл). Тэ д ставс верман. Гашк, вчан мыйк? Оз ж позь татшм мичс кырнышлы сетны.

Кыска. Да, ме унатор верма: вынн ошкд бертча, вежрн твкд панлася. Верма бурддчыны, му-ва пыдс муртавны. Но мортн чужтм лёккд ськыд вермасьны, д лёкыс бурс някал да бур водзас котрт, мед ловйн кольны. (Сигудкс сет Дзолюклы.) Пырт сьылан кудйс, ме лэчча пыжысь ва кояла. Ковмас эновтчыны сьылан шыясысь, ковмас босьтлыны ки бертчан шыс.

ДЗОЛЮК. Гашк, виччысьлан недыр? Воысьяс пвстысь Зон мддч йгра дор отсгла.

КЫСКА. Оз позь мжгыны. Сiй мед ветлас, а ме муна. Эз д йгралысь мичс гуны, найс кыпдны ськыд ло.

ДЗОЛЮК. Сiдзк мен босьт тштш.

КЫСКА. Удитлан на сойт песны. (Малышт юрдыс. Мун.)

ДЗОЛЮК (жугыля). Кор и быдмывла: тик эз босьт, мд эз босьт...

 

Петкдчм 8

Мд петкдчмын кодь. Смын сайын тыдышт пу часовня. Берег плн ветлдл Велянь. Сьд паськма, вом горулас лыддь. Ю дорсянь кай Кыска. Джм сувт. Видздны та-мд вылас.

КЫСКА. Шыбитi ассьым сигудкс, путкыльтi пыжысь вас, зiбйыштчи зынсянь. Эг куим тлысьн, эг куим вежонн, эг куим лунн, а куим часн вои Печерасянь Эжва выл. Мд к эськ чрвньс кртавны эз удит, а ме тэ водзын нин сулала шемс.

ВЕЛЯНЬ. Унан нин ме водзын шемс сулавлiсны, унан нин меным сьлм восьтывлiсны. Некодлы на муслун эз вичмывлы, некодлы на нинм эг ксйысьлы.

КЫСКА (юрс лэдз увлань, ськыдпырысь сёрнит, бытть пычк кывъясс). Радейта эськ тэн, Велянь, олмысь ёнджык, но эз муслун туй петкд. Ксйи эськ тэ выл матысяньджык син чвтлыны, да эз ксймыс пыж пуксьд. Жник к ме тэнад влi, шог эг тд, казак к — эг майшась. Но кывлi: сира сапгн крапъялысь юр вежрт бергдма. Талялмыд тэ рд-вуж, ай-мамлысь гуясс, кисьтмыд налысь горс, а нi йз горй изъяс ваялан, йз пач под вартан.

ВЕЛЯНЬ (чышъянс лэдз улджык плеш вылас). Менам керкай джуджыд часовня. Господь-мезсй менам ти ай, енс чужтысьыс менам ти мам. Абу Велянь ме, а раба божия Ульяна. Эз вежрс гудырт Степан-батюшко, аслас югрн мен козьналiс.

КЫСКА (жугыля). Степан Крапыдлн сапгыс дзурт. Степан Крапыдлн паськм ййлн кодь. Сылн морсас перна дзирдал, рака-катшалысь синс пртмал. Мыйк вежр к колис ныланй, он к ксйы тэ ловт пежавны, катам вывлань, мунам Степанысь, сьла-колиплы сыкд не сьывны.

ВЕЛЯНЬ (кельыд нюмсерн). Степан йылысь тэ лёка сёрнитан, смын ас вылад он тай видздлы: нимыд шышлн кодь, киыд сьд гна, вылад шабур шой, ветлан роталь моз. Мыйн ксъян тэ мен пръявны? Кыдзи ксъян тэ мен видзныс?

КЫСКА (видздал киясс, бытть первойысь аддз). Кий гна к, сiдзк шуда морт, паськм киссьма абу гль понда. Врса звер-птка ставыс ме киын, менам чсъясын, менам лэчьясын. Ошкд муркдчан менам паськмй, йра судан менам чаркий, чери тывъялан сырзьм дрмй. Ог ме коль тэн Краплн сам пыдди, уна зонмс тэ мичнад ылдлан, ловс том йзлысь Суслы вузалан.

Матыстч Велянь дор. Велянь кос.

ВЕЛЯНЬ. Мат ме дор тэ эн матыстчы, мун да грекъяссьыд войдр мынтдчы.

КЫСКА. Ог ме ксйы, мед ловъя енъясс пвй гижтмн вежисны. Ог ме ксйы, мед вичко винан тагъя сур вундiсны. Ог ме ксйы, мед сись кодь вр-пус енколаяс выл лэдзисны.

Видздл часовня выл, шенышт кинас. Часовня ыпмун.

ВЕЛЯНЬ (часовня выл видзд. Измывл, сэсся босьтч юрбитны). Енм дай Мезс, мезды лёк тунысь, сылн кыса киясысь! Гна киясас Антус гыжъяс, сук юрсисьыс сюръяс мыччасьны! (Пасъясь.)

КЫСКА (видздл Велянь выл плеш пырыс, шуал быд кыв тдчдмн). Оз лок отсг выл енмыд, оз отсав. Абу сылн тэ раб, а аслад йй рулн. Уна му вылын лёкыс вчсь, оз удит енмыд быдла, а гашк и, оз ксйы ылдчысьлы отсавны: кутшм н ме антус? Киын гыжъяс тштшыдсь, юрын сюръяс оз быдмыны.

ВЕЛЯНЬ. Енм да Мезс, мезды! Микла-угодник, Петыр-Павел апостол, вежа Егорей, Габрил да Микайл...

КЫСКА. Отсг тэныд Улляна, оз ло. Отсг оз ло ни мездысь оз лок: Микул-угодник выль угоддьяс видздал, выль туй выл сиась, Петыр-Павел йрш вуграл, Ёгорей гож водзысь дзодзув кыял да дыш аньяслы питшгас сюял, Габрил да Микайл сюмд буксанн буксны — кодi гораджыка букстас, сылы румка вина. Он тд тайс, раба божья Улляна, эскан выль енлы, лг тэнад пет важ енъяс выл. Полан грек вймысь, а он тд, мый мыжс морт вч, морт и вештысь.

Велянь шатовмун. Кыска тшапк сiйс, шыбит пельпом вомныс, лэччд пыж да йткыштч зынсянь. Юрбт «Узи дай олi дай...» сьыланкыв.

ВЕЛЯНЬ (пуксь пыж пыдс. Тэрмасьтг, бытть аслыс мойд). Зiбъясян, Кыска, Эжва паныд катан. Пыжыд сир моз чилгысь, нёль весьт сода гыяс поткд, тар-мдар швачк-шыбит, бытть ыджыд гр небыд му муркд. Сьылан, Кыска, долыд тэныд: мыш саяд часовня сотч, пыжад дона тулан пукал. Ок, эськ водз к видздлыны вермин, олан туй вылад синт чвтлыны. Да туныд тай йз олмс тд, ассьыс оз артышт. Гудыртчис эськ тэнад сьлмыд, эз сьывсьы сэки. (Чечч, бергдч Кыскалань.) Он вермы виччысьныт, шогыд суас да, ван он посйысь ни бин он втлы! Он босьт мен, пеж тун! (Шыбитч ва.)

КЫСКА (гордч). Ок-ок-ок! Ныланй, ныланй! Сус Кристосс казьтывлiн, а важ ен дор ж мунiн, ва пыдс да ва югыд, Кулльс мичнад гаждны, войся кывтысьс шемс уськдны. Тлысь-Войпельлы сьывны-норасьны. Чими моз тай н пескыльтчин да гы пи вошин!

Вочасн пемд. Сценас югзьд смын грд бин ыпъялысь часовня. «Узи дай олi...» сьыланкыв помланьыс горамм.

 

Петкдчм 9

Медводдза петкдчмын кодь ставыс. Кыска пукал тшалак вылын юрс шдмн. Водзвылас, ыджыдджык тшалак вылын пу тасьтi. Кыскакд орччн Дзолюк. Киас пань.

ДЗОЛЮК. Кть тчыд паньышт. Тшыглы кулан.

КЫСКА. Ог вермы, Дзолюк, горш тасась. (Вешт тасьтiс.)

ДЗОЛЮК. Кулан к, кодi йзыслы отсалас, кодi миянс доръяс?

КЫСКА. Меысь вынаяс, меысь вежраяс эмсь, най олмс кутны, а оз ме кодь морт виысьяс.

ДЗОЛЮК. Но тэ ж шуан, Веляньыс ачыс ваас шыбитчис.

КЫСКА. Эг к босьт пыжам мырдн, эз чеччышт. Но нi сёр нин...

Керка шиньысь лэбны-зёлькнитны кык пурт да крестасьны муын.

КЫСКА (лэпт пуртъясс). Олысьыс юр сет. Пуртъяс крестасисны: Веляньс тшыкдысь менсьым лов босьтны локт.

ДЗОЛЮК. Крап? Татч?

КЫСКА. Мун гортад, Дзолюк, мед тэныд лёк эз ло.

ДЗОЛЮК. Ог коль тнадт.

КЫСКА. Ме бертчыны кольчча, мун, висьтав йзыслы, мед вр пышъясны.

ДЗОЛЮК. Ме йзс татч кора, унанад, гашк, вермам, а тнадт виасны.

Мун. Кыска петкд кос ыж ку да сыв кузя ньввуж. Ыж кус шд стен, лый, видздал кус, кытысь заводит войтавны вир.

КЫСКА. Ок-ок-ок-ок! Косьмм ыж ку вирн ойдма, менсьым яйс ло дойдма.

Ылын, ю шрын мыччысь Степанлн пыж. Пыж шрын Степан да Васюк, т-мдарас сынысьяс, брас — бжалысь. Весьтаныс парус сяма зiбйыв спас. Сынны. Сьылны. Пыж водзын друг кыпт ыджыд чеп.

ВАСЮК. Но! Код морысь к и чеп лои!

СТЕПАН (векыштчывл). Эн казьтывлы кодс оз ков. (Перна-бедьнас варт чептас. Чеп усь.) Тай Кыска ноксь, но миян Ен ёнджык.

Сынны сьылмн. Чеп усигн Кыска кутчысьл вняс: «Дзик бытть вньй орис. ти мытшд вуджисны, мдс вуджасны-оз?» Петкд керкасьыс ва кш да шом кш. Кисьт ва кш шом чепль, зэв дй лыддь нимкыв.

КЫСКА

Вой Саридзын изъя дi,
изъя дi вылын изъя мыльк
изъя мыльк вылын лз из,
лз из улын кдзыд ва,
Кдзыд ва, кулан ва, ылькнит,
ёст-кебст лэдзлы, люсьв-чимит втлы
дзст тасавны, потшст потшавны,
кртн и ыргнн, эзысьн и емдонн.
Пыръяв!

Степан чукрлн джмд пыжыс. Ставн гузьгысьны пыж пыдс.

ВАСЮК (кыпдч медводз). Аминьй! Мый н тай?!

Ружтмн чеччны мукдыс.

СТЕПАН (инд ва). Со, чериыс юс пыкма, пыжнымс сувтдма.

СТАВН. Ок и озырiн! Чериыс мыйтта! Тайс нэмт он кыйлы.

Бытшйдлны шыяснас, куталны кинас...

СТЕПАН (киясс паськыда шевгд). Эн врдй! Пеж тай чериыс! Кыскалн вершитчм! (Пасъял черис, сюй перна-бедьс ва.) Аддзанныд?! Но, кн тiян чериныд?! Эн сетчй Антуслы!

Ызгны-юрбитны.

КЫСКА (Койышт коляс пимс). Кыпты войтв, ну вргъясс ылi муяс! Гым да чард, путкыльтй пыжс!

Пемд. Твзьысь. Чардышт. Пыж путкыльтч, но Степан чукр пет нин зын.

КЫСКА. Ок, эськ воддза вын к, да морт лов босьтан мыжыс эбсс сёйма. (Котрн пыр керка, мыччысь шиньд.) Но, босьтй ёрмъяс, сямныд к тырмас. Смын ас ки выл нi лача, бергдчисны меысь енъяс и вр-ва.

Степан чукр матыстч керкалань шыясн тштясьмн. Медбрын чечч пыжысь Крап. Васюк лсьд сылы мыджсьм выл пельпомс.

СТЕПАН (тошс малышт. Негораа, нускыштмн). Босьтй Станас.

Шиньсянь лэб некымын ньв. Инм ткымынлы. Йз вешй бок.

ЙЗ. Ак, тай курччась влм! Ноко, дзсас зркнитлам!

Уськдчны пельпомнаныс дзсс йткыштны, но кутшмк вын тойышт бр. Усьласьны, родмн топдчны Степан дор.

СТЕПАН. Со кыдз?! Сотй Антикристс! Мед биыс помалас.

Матыстчны сартасъясн. Керка стенысь быд нитш костысь ылькнит ва да кусд бис.

ЙЗ. Оз босьт биыс! Нинм ог вермй вчны!

Косны. Шйвошмась. Степан гграл гу усьм кин моз.

КЫСКА (шиньд). Но мый? Босьтiнныд, ёрмаканьяс? (Лёкысь серал.)

Степан чукр йжгылясь сылн серамысь. Васюк матыстч Степан дор. Шпкд мыйк пеляс. Степанлн плешъяс шылясьны, весиг нюмсер тыдовтчывл.

СТЕПАН. Но, Мезс ки вылад, Васюк. Лоан корк епископн, оз к нывъяс брся втлысигад уньсыштны. (Васюк шпыннял.) Дерт, эськ вежрт катша кокалма, но наяныд меысь на унджык.

Васюклн нюм вош. Войтыр матыстч Степанлань. Кыска шинь дорын кывзысь, кыйдч.

СТЕПАН (гораа, мед Кыска кылiс). Вайй, вокъяс... Кыскалысь пывсьм корсьясс. Ас зелльнас зьмейс пдтам.

Котрн вайны корсь, зтны сiйс, сэсся корсьнас нин — керкас. Пуркнит шиньысь тшын.

СТЕПАН. Со тэныд, антикрист, енкола сотм!

ВАСЮК. Со тэныд мича нывъясс ылдлм!

КЫСКА (пет керкасьыс, синс тiль, кыз). Ак! Верминныд мен! Эн асланыд енлы юрбитмн, а менам енъяс кин. Ёнджыксь менам енъяс!

Шыбитч пыжлань. Сылы потшны туйс. Керасьны черъясн да шыпуртъясн. Степан чукрысь морт-мд усь. Кыскалы нинм оз мрччы.

ВАСЮК (Степан мышсянь). Кералй ки гуг! Ки гуг кералй!

Кералны ки гуг. Кыска усь, пессь. Пемдывл. Муркнитышт гым. Чардышт. Степан чукр здук-мд лолышт. Сёрнитыштны тыш йылысь, босьтны усьмаясс да нудны пыж.

СТЕПАН (кольччыштл на недыр кежл, видздасьышт). Мичаин овмдчмась. Корк лэптам на татч Енкола. Овмдчасны манакъяс, кутасны нимдны Кристосс, сылысь югрс раздны йгралы и яранлы, эжвалы и печералы, мелд ставн тдiсны миян Енлысь вынс.

Мун. Кывтны.

 

Петкдчм 10

Тшынасьысь керка сайысь мыччысь Дзолюк, видздасьышт, аддз пессьысь Кыскас да матыстч сы дiн.

ДЗОЛЮК. Кыска. (Гораджыка.) Кыска! (Брддз.) Код выл н тэ миянс колин? Код выл эновтiн? Лолыд тай н турунчжн кыпдчис, Эжва выл лэбис, а ачыд тай н татч колин. Лолыд тай н Веляньс корсь, а яйыд татч сiсьмыны коли. Оз мй н чой-вок понда сьлмыд вись, рд-свй понда чепльт? Оз мй н вр-васьыс да вльнй влясьыс гажыд быр? Чеччы ж, чеччы, Кыска. Уджыд помавтм, чс туйыд эндма. Кыска!

Петны Йз. Зон, Вер, Ань да мукд. Ставн кипелясь: кодлн шы, кодлн паськыд дора чер, кодлн и шыпурт.

Зон. Кнсь най?

ВЕР. Кывтмась к-а. Кыскаыс ловъя на?

Ань (матыстч Кыскалань). Оз нин тай сувт. Кувныс, сьлмшр оз вермы ни.

ЙЗ. Тдысьт выныс кут. Да-а, тунъясыд оз кокниа кувны. Вньс вундй.

КЫСКА. Вунды... (Кирг.) Абу нин ме олысь. Дзолюк волы...

Дзолюк матыстч, сет Кыскалы шуйга кис.

КЫСКА. Босьт.

ДЗОЛЮК. Вай.

КЫСКА (Верлы). Вунды.

ВЕР. Эн дивит, Кыска.

Перй пуртссьыс пурт, вунд Кыскалысь вньс, бергдч да чышкышт синвас. Кыска пыдiсянь да гораа ышловзь. Лнь. Керкаысь пуркнит тшын, сэсся дугд тшынасьны. Йз босьтны Кыскас, пыртны керка кл пытшк. Бр ставн петны. Дзолюк петкд керкаысь шы, ньввуж, чер, сигудк, бубен.

ДЗОЛЮК (шылы). Веськыд коз чръя, шыльдм воропа шый. Зарнидм йыла шый. Уна пемс кыйин, уна мортс вердiн, Кыскалы веськыд кин влiн, и мдар югыдас веськыд кин ло. (Чег шыс. Сигудклы.) Медбур козйысь ворсан кудйй, зарни сюра крлн медбур ктм снъясай, нюдз льмпу тувъяй. Ворсiн, гаждiн йзс, шог пальдiн. Мед ж тэнад мича горыд, мыла шыясыд мдар югыдас ай-мамлысь ловъясс гаждасны. (Жугд сигудкс, шд пу выл. Бубенлы.) Ыджыд брунганй, гора брунганй, колiн тэ Кыскалы таладор югыдын, ковман и сыладор югыдас. Омльясс втлыны, лёкысь рдвужс видзны. А ме аслым выльс вча. (Сатшк бубенс увй.)

Ымстны пу енъяс да прны-гыпкысьны. Гордчны йз, пемсъяс и лэбачьяс. Ыпнит керка кл. Друг пемд. Пуксь чв-лнь.

Лабутнй мужик ГЛС. Нэмъяс колисны сэксянь. Йз вундiсны Веляньс, вундiсны Кыскас, да и Степанлысь сьд уджъясс. Быгдiсны-еджддiсны рмс и сьдс. Дженьыд йз нэмыд, дженьыд и паметьыс. Смын Енкола стенъяс тдны ставс. Излн нэмыс кузь, излн паметьыс бур. Но оз кужны стенъяс сёрнитны, чв олны да смын ружтыштны, кор ськыд гыжъя кырымнас кадыс личкысь-шй налн пельпомъяс выл. Чв олны. А гашк, ми найс ог кылй. Сьлмн кывзыны ог кужй, а пельн мй верман босьтны став шыс?

Пом.

 

Поэма о храмах

Историческая драма

 

Действующие лица:

ПЕРМСКИЙ СТЕПАН (ХРАП), миссионер, в черном кафтане ниже колен, красном плаще через плечо, в собольей шапке с красным верхом, на груди распятие, в руках длинный посох с железным наконечником и крестообразным навершием

ВЕЛЯНЬ (по крещении Улияна), девушка лет 16–20, легкая, подвижная. Слепая. В картине 1: в синем сарафане, белом полукафтане, в котах (кожаная обувь без каблуков типа тапочек) поверх шерстяных орнаментированных чулок до колена, на голове бронзовый ободок с височными кольцами, на груди бронзовые подвески. Во картине 2: в темной одежде, туго перевязана платком

КЫСКА, тун (ведун-хранитель) бассейна Печоры, лет 20–25. Весь в белом: рубаха, суконный отбеленный кафтан, штаны (в верхней части свободные, с колен почти обтягивающие, несколько напоминающие галифе), поверх кафтана старенький суконный лаз (накидка-безрукавка с расширенными плечами), перепоясан широким кожаным поясом с бронзовыми и серебряными «рубежами» (фигурки зверей и людей, вписанные в ромб или листовидную рамку). На ногах — чарки (кожаные сапоги до икр, без каблуков, с чуть загнутыми носками), на голове круглая суконная шапка. На поясе в ножнах два ножа: узкий (чукри) и широкий, длиной в пол-аршина, а также оселок в кожаном футлярчике и мешочек для огнива

ВАСЮК, послушник Степана, лет 18, чаще без шапки, в серой одежде, в сапогах, длинные космы перевязаны желто-серым шнурком

ДЗОЛЮК (Малыш), ученик Кыски. Мальчик лет 10–12 в белой одежде

АНЬ (Женщина), лет 30.  ВЕР (Мужчина), лет 30—40.  ЗОН (Парень), лет 20.  Все в белых одеждах. Мужчины в холщовых, суконных или кожаных безрукавках, на голове — круглые белые суконные шапочки. Перепоясаны, как Кыска. У Женщины на голове сорóка (холщовый, орнаментированный красным головной убор типа платка из трех полос: задняя спадает в виде хвоста на спину до лопаток, боковые полосы подвязаны на затылке под задней полосой).

Люди Степана: в кольчугах, с копьями, мечами, секирами и круглыми, как у верховых, щитами, в узорчатых сапогах

Народ Перми Вычегодской.

 

ПРОЛОГ

Занавес закрыт.

ВЕР (сидит, играет на скрипке-сигудэк. Прерывает игру). Когда был дитем и понимал еще пение ветра, бормотание речушек, шепот деревьев, слышал я разговор камней. Тихо говорят они, затаив дыхание их нужно слушать, но многое могут поведать замшелые камни-валуны.

Может, и забылось что, может, и привру где, но не смогу уже снова переспросить у старых камней однажды сказанное. Да и глохнет человек, вырастая. Ветра и ручьев, деревьев и камней речи уже недоступны взрослому. Придется, видно, вам к моему рассказу прислушаться, моим замшелым языком сказанное выслушать, моим речам поверить. Может, и смогу что рассказать, что вспомнить. Где прибавлю, где убавлю, но что было, то было, что сказано, то сказано, прошлое еще вернется, только покажется по-иному, уже не таким, каким являлось, чтобы мы привыкнуть не успели.

Тяжко жить, если ничего не меняется. А мы все куда-то торопимся, изменений не замечаем. Будто и не меняется ничего, только сами стареем. Но камни не спешат, вросли в одно место и все знают, все примечают. Травинка к солнцу повернулась. На травинку живая мошка села. В крылышках маленькие радуги играют. Звезда моргнула глазком серебряным. Земля вздохнула. Человек над речкой склонился, пригоршней живую воду черпанул. Сладка водичка, глубока, сил прибавляет, просит на чудо жизни подивиться. Пора и нам чистой святой воды черпануть, приобщиться к чудному.

Занавес медленно открывается. Вер остается сидеть.

Во время всего действа, несмотря на смену мизансцен, места действия и прочего, сцену обрамляют высокие деревянные идолы серебристого и золотистого цветов: мужские и женские фигуры, с орнаментальными изображениями зверей, птиц, рыб, у подножья которых стоят деревянные чаши большого диаметра, наполненные серебряными монетами. Сами идолы и деревья вокруг них увешаны звериными шкурами, разноцветными платками и лентами.

 

ДЕЙСТВИЕ I

Картина 1

На берегу Печоры. Справа аккуратная избушка с двумя окнами. На деревянных колышках, прибитых к стене, развешаны сети. На стене же растянута овечья шкура для просушки. Кыска на чурбаке тешет колышки. Рядом крутится Дзолюк.

ДЗОЛЮК. Ты, говорят, как все туны, щукой плавать можешь...

КЫСКА. С рождения щукой плавать научен.

ДЗОЛЮК. Ты, говорят, как все туны, медведем ходить можешь...

КЫСКА. Медведем ходить научился, когда на четвереньках ходил.

ДЗОЛЮК. Ты, говорят, как все туны, ястребом летать можешь...

КЫСКА. Летать научился, как на ноги встал. Для этого мне нужно только обувь снять.

ДЗОЛЮК. Почему же тогда не ныряешь щукой, не бродишь медведем, не летаешь ястребом? Эх, если бы я умел в птицу, в зверя превращаться, я бы без конца бродил, без устали нырял, непрестанно летал. Землю бы сверху рассмотрел, воду бы до дна измерил, лес бы от края до края изведал.

КЫСКА (взглянув на Дзолюка, усмехается). Почему, говоришь, ястребом не летаю, почему рыбой не плаваю, почему медведем не брожу? Да, это я все могу и умею: ворожить научился, воду-землю могу перемерить, солнце-луну остановить, но ведь мочь — еще не сделать. Я, конечно, сильный. Даже и в бою кулачном, бывало, об меня дреколья обломают парни. Я их могу одной рукой зашибить, одной ногой придавить, но на глупом же не будешь зло вымещать, хоть и можешь, зачем баловаться? Так же и летать умею, но ведь умением умело и распоряжаться надо. Если летать буду птицей, ходить зверем, плавать рыбой, человеческий лик могу потерять. А лик человеческий мыслью освещен, любовью сотворен, лик человеческий терять негоже, негоже прятать под личину звериную.

Входит Ань.

АНЬ. Кыска, сынок, погибель пришла. Корову второй день ищу, не могу найти. К тебе пришла, может, поможешь...

КЫСКА (Дзолюку). Альчики неси и корыто.

Дзолюк приносит альчики в мешочке и корытце с водой. Кыска придвигает табурет, сделанный из древесного обрубка, с четырьмя корнями-ножками, к каждой ножке привязывает по белой ленточке, ставит корыто на табурет, вытаскивает четыре альчика, четырежды подбрасывает, потом смотрит в корыто, шепча что-то.

АНЬ. Ну что? Видно что-нибудь?

КЫСКА. Иди с мужиками своими к Большому завалу. Там корова. Ногу повредила.

АНЬ. Пусть хранят тебя боги, Кыска, до золотой бороды тебе дожить.

Уходит.

ДЗОЛЮК. Как узнал?

КЫСКА (складывает альчики в мешок, показывает). Этот альчик указал, этот открыл, этот привел, этот рассказал, а вода показала. А чтобы на все четыре стороны не убежала корова, ноги ее опутал с четырех сторон света. Хотя, смотрю, и так убежать не сможет.

Входит Вер.

ВЕР. Помоги, Кыска.

КЫСКА. В чем тебе помощь нужна?

ВЕР. Скоро на первую охоту, а собаку испортили. Нюх потеряла совсем, нос горячий, и не ест ничего.

КЫСКА (смотрит на Вера). Да, собака хорошая, конечно, жалко. Но никто не портил, она с гнезда черную мышь-полевку съела. (Дзолюку.) Принеси траву и челюсть щучью.

Дзолюк выносит из дома сверток и пучок травы.

КЫСКА. Сразу не давай ничего. Как солнце сядет, часть травы завари и дай попить, часть травы со щучьей челюстью подожги на угольях и окури с головы до хвоста. Нечисть вся и выйдет.

ВЕР. Спасибо.

КЫСКА. Потом скажешь, как очистится собака.

Вер уходит. Кыска опять берется тесать колышки. Дзолюк крутится, хочет что-то спросить, но решается только после ухода Вера.

ДЗОЛЮК. Вот одно хочу спросить, Кыска, но как-то боюсь...

КЫСКА (со смешком). Спрашивай, за вопрос по губам не бьют.

ДЗОЛЮК (почесав в затылке). Вот твои сверстники уже все давно женаты... А ты почему не женишься?

КЫСКА (задумавшись). Сверстники и женаты, да не туны, а я неженат, да тун.

ДЗОЛЮК. А что, тунам и жениться нельзя?

КЫСКА. Можно. Да ведь какая еще жена попадется. Может, с первого дня всю печень изгрызет...

ДЗОЛЮК. И что, даже ты выбрать не сумеешь? Ты же тун.

КЫСКА. Выбрать, конечно, можно, да ведь девушка полюбит ли?

ДЗОЛЮК. А если приворожить?

КЫСКА. И приворожить нетрудно. Только ведь один раз сделаешь — аппетит разыграется. К нехорошему-то человек быстрее притягивается. Пусть сердце выбирает. А я уж проще как-нибудь найду.

ДЗОЛЮК (вспыхивает). А как не проще можно?.. Покажи. Ну хоть не для себя ищи, а просто покажи самую красивую девушку пермской земли.

КЫСКА (подразнивая). Ох-ох-ох. Какой шустрый: ему не какую-нибудь, а сразу уж самую красивую подавай. Ослепнешь.

ДЗОЛЮК. Не. Не ослепну. Давай, Кыска, попробуй...

КЫСКА. Ну ладно. Только больше не проси. Один раз покажу. Конечно, это труднее, чем корову искать...

ДЗОЛЮК. Только это... чтобы и я видел, не ты один...

КЫСКА. Ладно... Увидишь. Только не шуми и не кричи, если чего испугаешься...

Берет бубен. Камлает. Речитативом читает что-то. На четыре стороны бросает альчики, на четыре стороны выплескивает по пригоршне воды. Наклоняется над корытом, раздвигает с поверхности невидимую паутину.

Темнеет. Слева в глубине сцены в фиолетовых и пурпурных сполохах появляются и исчезают женские фигуры. Появляется и останавливается Велянь, в белой одежде, но на плечи накинута большая черная шаль с кистями, отчего раскинутые руки напоминают вороновы крылья.

КЫСКА (вполголоса). Смотри. Смотри. Вот она, красота. Ты видишь ее. Видишь небо, птиц, траву. Ты все видишь.

Велянь парит над багровыми облаками, сбрасывает шаль и исчезает в темноте с криком: «Вижу! Все вижу! Трава! Небо! Птицы! Люди!»

Свет. Кыска и Дзолюк переглядываются, от восторга, удивления и растерянности не могут ничего произнести.

КЫСКА (как во сне). Не думал, что на Вычегде такие девушки есть. Стан как черемуховый росток, лик словно рубль серебряный, губы как земляника переспелая, груди словно масло свежевзбитое.

ДЗОЛЮК (ошеломленно смотрит на Кыску, постепенно приходя в себя). Вот ты какой, Кыска... (Неожиданно меняет интонацию и тему.) А почему говоришь, что с Вычегды?

КЫСКА (не слышит). Я бы такую девушку назвал Велянь...

ДЗОЛЮК. Почему вычегодской назвал?

КЫСКА (еще не осознает вопроса). Сам разве не видел?

ДЗОЛЮК (пожимает плечами). Скажешь тоже: «масло свежевзбитое»... Не заячья же голова... (Припевает, подтанцовывая.)

Заюшка пляшет:
смородинки — глазки,
масляна головка,
льняный кудель — хвостик...

КЫСКА (все еще как во сне). Точно: льняные волосы, небесные глаза... (Взглядом упирается в Дзолюка, долго смотрит, приходя в себя. От восторга неожиданно впадает в состояние печали. Тихо.) Эх, Дзолюк, не для наших тупых зубов эта норка создана... Неси-ка мне сигудэк.

Дзолюк беспрекословно выносит сигудэк. Кыска садится на колоду, играет, медленно водя смычком, печальную мелодию, поет. Дзолюк сидит рядом, тихо слушает, понемногу начиная понимать, что случилось нечто важное, не то, что ожидалось от шутки.

 

Картина 2

Вычегодский берег. Зеленый луг. Вдалеке видна излучина. В центре луга большая Священная Береза. Под березой шесть столбиков-божков. Подходят парни, девушки. Поют. Славят Священную Березу. Ленты, шкуры вешают на ветви. Кланяются троекратно. Обходят Березу. Уходят.

Остается Велянь. Осторожно подойдя к Березе, нащупывает свободную ветку, привязывает шелковую ленту с узелками.

Украдкой выходит Зон со свертком в руке.

ЗОН (про себя). Ах и красавица же Велянь. В золотых волосах солнце играет, в васильковые глаза небо заглядывается, груди как взбитое масло, талия как прибрежная ива, на ноги посмотришь — кровь вскипает, сердце через рот выскакивает. По лугу пройдется — травинка не шевельнется, по песчаной косе пройдется — песчинка не всколыхнется. Купаться зайдет — течение стихает, ивы шелестеть перестают. Многих девушек видел, у многих через тело — кости, сквозь кости — костный мозг просвечивает, но по сравнению с Велянью все кривые да косые.

ВЕЛЯНЬ (чувствует, что кто-то есть рядом. Прислушивается. Вначале пугается, потом улавливает робость Зона и смелеет. Со смехом). Ну, не вышел ли молодец лесовать, зверя-птицу добывать? Без лука, без стрел, без ножа, без топора?

Зон стоит растерянный.

ВЕЛЯНЬ (прислушивается). Или ртом разинутым вместо слопца* ловишь? Так-то уж всяко каркающего глухаря да стрекочущего рябчика поймаешь, если постоишь дольше.

ЗОН (склонив голову). Тебе, конечно, все в насмешку да в издевку, а мне и летний день как осенняя ночь.

ВЕЛЯНЬ. Под сияние звезд засыпается лучше.

ЗОН. Без тебя, Велянь, ни жизни нет, ни веселья не знаю. Хоть надежду бы какую дала...

ВЕЛЯНЬ (со смехом). Девичью волю полной грудью еще не вдыхала, утреннюю зарю до конца не допивала, а ты уже свет полуденный у меня хочешь отнять, светлое солнце отобрать.

ЗОН. Во время охоты тропа из-под ног уходит, во время рыбалки сети из рук выпадают. Не дай вконец испортиться, возьми мой подарок. (Протягивает сверток.)

ВЕЛЯНЬ. Если и в лесу такой же быстрый, лешак тебя не заберет. Дома десяти мотков не напряла, сажень холста не наткала, а ты меня захомутать хочешь. Не надо мне твоей узды.

ЗОН. Ох и жестокосердная ты, Велянь.

ВЕЛЯНЬ. Сердце не из железа куют, не из камня вытесывают, у всех оно из мяса живого. Только ведь земляника весной цветет, летом завязывается. Зимой по ягоды не ходят, летом не белкуют.

ЗОН. Велянь!

ВЕЛЯНЬ (с горечью). Иди, Зон, не издевайся надо мной. Из слепой какая жена? Меня возьмешь, придется весь век за руки водить.

ЗОН. Я буду твоими глазами, твоими окнами!

ВЕЛЯНЬ. День вместе проживем, скажешь: зачем я ее взял. Второй проживем, скажешь: слепая курица. Третий день проживем, назовешь поганым кротом и из дома вытолкаешь. Иди, куда шел! Не дразни.

Поворачивается к Зону спиной, печально поет песню о девушке, проглоченной щукой. Зон медленно подходит к Березе.

ЗОН. Слепая не слепая, а уведут из-под носа. (Разматывает сверток, вешает на Березу соболью шкурку, оглаживает божков.) Дайте мне, Ен и Войпель, Емала и Зарань, ума и сердца, сноровки и мастерства мою соболиху поймать. (Уходит.)

 

Картина 3

Там же. Велянь поет. От реки поднимается Степан со своими людьми. На носилках несут тяжелые тюки. У Степана в руках посох, под мышкой свертки с книгой и иконами. Поют псалмы. Видят Велянь, останавливаются в изумлении.

ВАСЮК (первый приходит в себя, подходит к Веляни). Не жаворонок тут, оказывается, распевается, не чистый ручеек журчит, не теплый дождик звенит, сидит, оказывается, красна девица, жаворонком распевается, ручейком журчит, дождиком звенит.

ВЕЛЯНЬ (приглушая страх). Слышу: пение не наше, речи не пермские. Не из песен ли вы немцы-татары? Не вогуличи ли с остяками? Кто такие будете, прохожие, проезжие? С каких земель, с каких вод будете?

СТЕПАН (трижды крестится). Сколько земель прошел, сколько рек перешел, такую красоту не видел. Не Богородица ли явилась на грехи мои тяжкие указать? Не Пресвятая ли это Мария?

ВЕЛЯНЬ. Разве слеп ты, как и я? Разве не разглядел меня как следует? Никого еще не рожала я, да и с рождения Велянью меня называют. Не настолько я красива, чтобы столбенеть. И не надо так надо мной изгаляться. Лучше лодки свои привяжите как следует, чтобы до Моря-Океана не уплыли.

СТЕПАН (себе). Ох и говорливая же девица, да и красотой не обделена. Если ее удастся окрестить, народ косяками пойдет.

Люди кладут вещи на землю. Степан на расстеленное полотенце складывает книги и иконы. Васюк тем временем подбирается к Веляни, хватает за талию. Велянь отталкивает его довольно резко.

ВЕЛЯНЬ. Ох и шустрые вы, гордецы-ушкуйники, без роду, без племени, дома не знающие!

ВАСЮК (отряхнувшись, выпячивает грудь). У меня родство-свойство широкое, терем небо подпирает, стены на золотом мху, пол серебряный. Сам князь Донской Димитрий, Москвы хозяин, меня знает.

СТЕПАН (бьет посохом Васюка). Умерь гордыню, раб божий! Не все о блуде думай!

ВАСЮК (съеживается). Так я же это... Ничего такого...

СТЕПАН. Подумал о грехе, значит, уже согрешил мыслью. А за то, что со мной препираешься и от греха лживо отказываешься, двадцать пять раз прочти малую епитимью с земными поклонами.

ВАСЮК (отходит в сторонку. Читает вначале громко, потом все тише и тише, осторожно стукаясь головой о землю)

Снова и снова Спасителю молимся:
помоги милостию Своей, спаси и сохрани нас,
Боже, Своим добрым желанием.
Святейшую, чистейшую, всеблагую
славную Жену Господа нашего,
Богородицу и веками неизменную
Деву Марию всесвятую
поминаем, сами себя, и друг друга,
и животы наши Христу Богу отдаем.
Как Крепь твоя, и Царство твое,
И сила, и слава, Отца, и Сына, и Духа Святого,
ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.
Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу.

Степан взмахом руки заставляет Васюка принизить голос и прогоняет своих людей. Народ уходит. Вскоре раздается стук топоров, разносясь эхом. В сторонке стоит Васюк, закатив глаза и сложив руки молитвенно: то ли епитимью читает, то ли ворчит на Степана.

 

Картина 4

СТЕПАН (Веляни, ласково). Не ушкуйники мы и не безродные, мы свет Христа разносим по миру. Ты, видно, девица, про Иисуса Христа, спасителя нашего, и не слышала еще, свет Его не достиг до тебя?

ВЕЛЯНЬ. До меня и дневной свет не доходит, где уж другому свету пробиться.

СТЕПАН. Солнце видишь глазами, а свет учения доброго — сердцем. Чтобы Спасителя услышать, не надо ни глаз, ни слуха, нужна лишь душа чистая, незамутненная.

ВЕЛЯНЬ. Конечно, чистую душу и зрячее сердце иметь хорошо, но еще бы и видеть могла Богом сотворенное. (Вздыхает. Пауза.) Я бы свою жизнь отдала тому, кто глаза бы мне смог открыть.

СТЕПАН. Все в руках Божьих. Верить надо. Верующему — надежда.

ВЕЛЯНЬ. Бог — он землю сотворил и на небе поселился, в человеческую жизнь не вмешивается, своей жизнью живет.

СТЕПАН. Это ваш бог, а наш Господь — как добрый пастух, каждая овца ему дорога и любима, никого не оставит.

ВЕЛЯНЬ. А что тогда ваши младшие боги делают?

СТЕПАН. У нас один Бог. Бог троесущий. Деревяшкам и камням мы не молимся.

ВЕЛЯНЬ. Как троесущий? Три бога?

СТЕПАН. Нет. Единственный, но троесущий: как Бог-Отец все породил, как Бог — Святой дух все оживил и как Бог-Сын на себя все людские грехи взял.

ВЕЛЯНЬ (радостно). Тогда как раз три и получается. А почему про одного говоришь?

СТЕПАН (кротко). Не три, а трехликий.

ВЕЛЯНЬ (задумывается). Ну-у. Смешно... Наш Войпель тоже четырехликий.

СТЕПАН. Ничего смешного нет. Летал Святой дух, решил создать мир. Сделал — стал Отцом, и когда люди в грехах увязли, как Отец послал Сына на землю грехи взять.

ВЕЛЯНЬ. Так ведь и у нас то же: бог летал селезнем и сделал землю, а пришло время, и отправил сына на землю, только не грехи забрать, а людей проверить.

СТЕПАН. Значит, и вы про Иисуса Христа знаете, только, грешники, иначе молитесь.

ВЕЛЯНЬ. Да о каком грехе ты все говоришь? Что это такое?

СТЕПАН (задумывается, поглаживает бороду). Что такое грех? Человек перед Богом с рождения грешен, большая вина на нем. По-вашему ведь человек тоже в грязи рождается.

ВЕЛЯНЬ. Эту грязь ведь в бане смывают.

СТЕПАН. Грязь в бане смывается, а нечистое нет. Ребенок своей матери страдания причиняет, боль обратно не может взять, а значит, в долгу перед матерью остается. Так же и перед Богом. Своим рождением греховным боль причиняет, страдания. Их потом всю жизнь тяжким трудом искупает.

ВЕЛЯНЬ. Вот как? Может, все, что человек делает, грех?

СТЕПАН. Все не все, а много набирается за всю-то жизнь: человекоубийство, моление болванам, воровство...

ВЕЛЯНЬ. У нас воров с привязанной к рукам жердиной отпускают, поэтому мало таких...

СТЕПАН. Зато со многими женами живущих хватает.

ВЕЛЯНЬ. А это разве тоже грех?

СТЕПА. Грех. За это в геенну огненную душа попадает.

ВЕЛЯНЬ. Куда?

СТЕПАН. Вот у вас говорят, что каждый по смерти попадает на тот свет?

ВЕЛЯНЬ. Душа-дыхание только, а душа-тень еще по земле ходит.

СТЕПАН. Вот-вот. Тени — это и есть неприкаянные души грешников. Места себе не находят, не могут в светлое место попасть.

ВЕЛЯНЬ. У нас говорят, что у каждого такая тень есть.

СТЕПАН. А потому что все неприкаянные, потому что Бога не знают. Потом пошастают-пошастают и в геенну попадают. А там слуги сатанинские: черти и бесы, нечистые духи бросают их в смоляной котел и варят до величины овечьего альчика. Кто Бога-спасителя знал, только ему молился и в него верил, тот попадает в Рай, светлое и теплое место. Бог милосердный, Он всем помогает.

ВЕЛЯНЬ. А мне поможет?

СТЕПАН. Если поверишь в него — да.

ВЕЛЯНЬ. Ну, если увижу его доброту или его самого...

СТЕПАН. Увидишь! Обязательно увидишь его доброту! Потом полный обряд крещения проведу, а пока встань-ка передо мной.

Велянь на ощупь находит Степана, встает перед ним. Степан достает из кармана пузырек со святой водой, трижды брызгает в лицо крест-накрест.

СТЕПАН. Отца, и Сына, и Святого Духа! Отца, и Сына, и Святого Духа! Отца, и Сына, и Святого Духа! Адон! Адон! Адон!

Наступает сумрак. Темнеет. Вспышки света. Мелькают человеческие тени, доносятся удары бубна.

Эхом раздается звонкий голос Кыски.

Смотри! Смотри! Вот она, красота! Ты видишь ее! Видишь, небо, птиц, траву? Ты все видишь!!!

ВЕЛЯНЬ (вздрагивает, расширенными глазами смотрит на Степана, с опаской трогает его лицо). Борода... (Осматривается.) Трава... Береза... Вот вы какие... Небо... (Смеется. Постепенно смех переходит в рыдания. Велянь бросается Степану на грудь. Шепчет.) Вижу. Все вижу. (Опять смеется.) Вот ты, добрый человек. Вот трава... Вот береза... Вот река... Вот небо... Храни тебя Бог. Храни тебя Бог, добрый человек.

СТЕПАН (гладит Велянь по голове. Радостно. Сам ошеломленный). Вот и тебя не покинул Господь. Его благодари. Его промышлением прозрела. (Похлопывает Велянь, успокаивая.) Плачь, отплачь старую печаль. Смейся от радости. И тебя милостивый Господь взял под крыло.

ВАСЮК (перестает бормотать). Святой отец, прочитал!

Степан и Велянь вздрагивают.

СТЕПАН (закатив глаза, крестится): О-о! Господи, Спаситель, прости слабоумного человека. (Васюку.) Иди к людям сходи, что ли: посмотри, что делают, чем дышат. (Веляни.) А ты, девица, если хочешь еще послушать об учении Христа, пойдем со мной.

ВЕЛЯНЬ (восторженно). Теперь. Теперь хоть на край света за тобой! Веди!

Уходят.

 

Картина 5

Там же. Выходит народ. Гудит. В толпе крутится Васюк. Выходит Зон, подходит к народу.

ЗОН. Степан Храп до нас дошел. С людьми, как горынычи, в железные рубахи одетыми. Скоро и здесь будут, Священную Березу срубят, нас будут притеснять. Говорил об этом Пама, да не ждали, что так скоро.

НАРОД. В лес нужно уходить. Войско собирать. К вогулам людей послать. А может, если их не задевать, и нас не тронут: церковь поставят и дальше пойдут?

ЗОН. Многие уже подались на Печору да на Мезень, со всем хозяйством. Не бойтесь: гнать их надо!

ВАСЮК (выскакивает, как чертик из коробки). Не злодей он и не убийца, Степан. Доброго бога несет. Свет — людям. Я с ним который год хожу. Знаю.

НАРОД. Нам еще наши боги подходят. Пока хранили. Ишь, лазутчика выслал. Подождите, люди добрые, может, посмотрим, какой он из себя.

ЗОН. Нечего смотреть. Пусть к своим чертям катится.

ВАСЮК (Зону вполголоса). Как бы самому не пришлось катиться. (Народу.) Степан сильнее всех ваших тунов, сильнее Памы. Такое вытворяет, что им и не повторить.

НАРОД. Что может? Что он умеет?

ВАСЮК. На все его веры и умения хватает. (Загибая пальцы.) По реке на камне проплыл. Вымичей словом ослепил. Пятерых ваших тунов злокозненных словом божьим победил. (Перстом указующим вверх.) Вот он какой!

НАРОД. Наши туны половодье делают, дождь вызывают, в дом на лодках заплывают. Человека ослепить много ума не надо. Если ветер в голове свистит, и не такое чудо совершишь. Да и с людьми в железных рубашках хоть пятьсот человек сможешь побить. Но есть еще у нас крепкие туны, те пять, наверно, слабые попались.

ВАСЮК. Всем им конец пришел. Перед Иисусом Христом провинились, в грехах погрязли, задолжали перед церковью святой. Пришел Степан долги с них брать.

ЗОН. Да уж, собирает, если столько душ загубил.

ВАСЮК (не вдумываясь в свои слова). А души наши от Господа, к нему и пойдут.

ЗОН. А что ж ты свою не отдашь?

ВАСЮК (задираясь, вполголоса Зону). Не слишком ли разговорчивый?

НАРОД. Погодите. Пусть Степан сам приходит и говорит. Подождем, может, и впрямь он человек неплохой. Не спорьте. Даже ворон ворону глаз не клюет, а он ведь человек все-таки, пусть и чужак....

ЗОН (про себя). Это ведь ворон ворону...

Ненадолго замолкают.

ЗОН (как бы про себя). Вчера весь Лисий род с хозяйством к Камню подался. Если бы не ушли, можно было бы пощипать перья этим горынычам.

НАРОД (удивленно). Этих, в железных-то рубахах? Вот ведь, сам не знает, что говорит. Как же их пробьешь?

ВАСЮК. У тебя, брат, кишка тонка.

ЗОН. У кого? (Приближается к Васюку.)

ВАСЮК. А хоть бы и у тебя...

ЗОН. Ну-ка, иди-ка ко мне, с-сопля смердячая.

ВАСЮК. Я — сопля смердячая? (Сбрасывает кафтан.)

Зон и Васюк бьются на кулачках. Народ подзадоривает, берет их в круг, поэтому не сразу замечают Степана с ватагой. Со Степаном рядом идет Велянь. Они останавливаются и смотрят, как Зон одолевает Васюка и начинает катать его пинками по земле.

СТЕПАН (ухмыляясь). Мир вам! Не пашни ли, не луга ли делите, или в лесу места не хватает?

Толпа расступается. Зон поправляет порванный рукав. Васюк размазывает юшку по щеке.

НАРОД. А что, это и есть Храп? Ну совсем уж некормленый. Этим и пугают? А по-нашему хорошо говорит. Интересно, что Велянь у них делает?

ЗОН (удивленно). Велянь! Ты?! Сама пошла или забрали? (Хватается за нож.)

ВЕЛЯНЬ. Не оглаживай нож, Зон. Степан мне глаза открыл. Сама я к нему пошла, по доброй воле прилепилась.

НАРОД (удивленно). Ох ты, Велянь видит! Прозрела! Вот чудо!

ЗОН (исподлобья смотрит на Степана). Прилепилась? Гляди, как бы не размазали по своим сапогам, как смолу.

ВЕЛЯНЬ. Не болтай, чего не следует. Напраслину на людей не возводи.

СТЕПАН (будто не слышит перепалку). Смотрю: люди добрые, красивые, а друг другу носы разбиваете. Пива недостало или девок красных недобор? (Васюку, будто только заметил.) У-у! Васюка, оказывается, потеребили. Шустрый же ты: не успел в люди выйти, под колотушку попал.

НАРОД. Разговорчивый бродяга. Веселый, видать. И Велянь, смотри-ка, прозрела.

ВАСЮК (подходит к Степану, наушничает). Иисуса Христа этот парень хулит, не удержался я.

СТЕПАН. Хулит, говоришь? (Ухмыляется.)

ВАСЮК. Точно. Хулит.

СТЕПАН (подходит к Зону). Значит, ваши деревянные боги лучше?

ЗОН (хмуро). Я с богами ни тюрю, ни кашу не хлебал, онучи возле одного костра не сушил... Не знаю, какие они, а до твоего прихода споров не знали. Теперь дети родителей осекают, брат на брата пошел, товарищ товарищу подножки ставит.

ВАСЮК. С тебя станется, тетеревятник.

НАРОД (смеется). Во-он! Кто, оказывается, тетерев. Это разве тетерев? Это ж сорока-стрекотуха, да еще и бесхвостая.

ЗОН. Ворона бескрылая: летать не может, а глотка — шире некуда.

СТЕПАН. Не ссорьтесь, братья. Ну, оступился человек. А ты, парень, не злись на него так. Да и ко мне помягче надо, повежливей. Ты же не знаешь еще моего Бога, не знаешь силы, не знаешь милосердия Его.

ЗОН. Слышали про его и твое «милосердие». Лучших наших людей ему уже пожертвовал. Скоро вот одни такие недоумки и останутся. (Машет в сторону Васюка.)

ВАСЮК. Но! Но! Мало еще получил. (Прячется за спины.)

ВЕЛЯНЬ. Не шуми, Зон, на Степана. Добрый с добром идет, злой — со злом.

Степан согласно кивает.

ЗОН (прищуривается). Кто ж с добром при копье да кольчуге к людям приходит? Мы вот даже на охоте ни спину, ни грудь не прикрываем, чтобы живая тварь защищаться могла.

СТЕПАН (усмехается). А ты толковый и на язык остер. Мне такие нужны. Но, видно, не знаешь, что с Руси досюда путь долог: когда медведь встретится, а когда и... человек недобрый.

ЗОН. Спаситель ваш разве не спасает от дурных людей?

НАРОД. Не такие уж и злые люди, да и медведь ничего не сделает, если не тронешь. Человек от медведя произошел, с ним общий язык всегда можно найти.

СТЕПАН. Человек не от медведя появился, родился от Адама и Евы.

НАРОД. Может, русские и от них, а мы от медведя. А про Адама и Еву не слышали.

ВЕЛЯНЬ. Адам — первый муж, Ева — его жена. Первые дети Бога-Отца. (Обращаясь к Степану.) Так?

СТЕПАН. Так, золотая, именно так.

НАРОД. Наши предки от медведя и Зарани, дочери Солнца появились... А Велянь когда успела про чужих богов узнать?

СТЕПАН (горячо). Да не будет же человек с тварью поганой случаться!

ВЕЛЯНЬ (стесняясь). Так уж говорят...

НАРОД. Медведь, может, и нечистый, да женщина иногда еще поганее бывает.

Небольшая заминка. Народ переговаривается.

ГОЛОС (осторожно). Слышали, много чудес умеешь делать... Может, покажешь что?

СТЕПАН. Я ничего не умею, в Божьих руках все: захочет — полетишь, захочет — руку-ногу не сдвинешь.

ЗОН. Наши туны без твоего бога все делают: безногого на ноги ставят, на луну летают, грозу останавливают.

НАРОД. Вон Веляни дал же зрение. Сам, наверно, тун, но не признается.

ВАСЮК (выныривает из толпы). Не хотите ли сказать, что ваши туны сильнее Господа?

ЗОН. Не знаю, не видел состязания с вашим господом.

ВАСЮК. А можно ведь и посмотреть, чей бог одолеет.

НАРОД. Боги же не собаки, чтобы грызться. Что их натравливать друг на друга.

ВАСЮК. А пусть ваш богатырь с нашим поборются божьим именем, кто одолеет? (Смотрит на Зона.)

ЗОН (Васюку). Иди, богатырь, уши надеру.

Народ смеется.

СТЕПАН (твердо, но тихо Васюку): Цыц, щенок, не тявкай.

Васюк скрывается.

СТЕПАН (улыбаясь, к людям): Ветер еще в голове, молодой. Не мечом и копьем ведь состязаются мудрые, а головой.

НАРОД (выталкивает Васюка): Иди, с отцом пободайся, башка осиновая.

ВАСЮК (обиженно): Я ж не баран.

ЗОН: Баран, только комолый. За девками скачешь, а бодаться не хочешь.

Народ смеется.

СТЕПАН (разговор поворачивает в другое русло). Я знаю, как силу проверить... Скажите, что с человеком станет, если он эту березу повалит? (Показывает на Священную Березу.) Кто идолов порубит?

НАРОД. Никто не посмеет такого сделать... Руки отсохнут. Дерево не повалится, а святотатца боги молнией зашибут.

ЗОН. Не слушайте его, не пускайте к Березе.

ВЕЛЯНЬ (Степану, кротко). Может, не надо наших богов дразнить?

СТЕПАН. Ваших богов? Ты разве не поняла еще, что Бог един, а эти всего лишь гнилые деревяшки.

НАРОД. Пусть попробует, если такой храбрый.

СТЕПАН. Ваши боги кроткие. (Челяди.) Ну-ка, пригните Войпеля!

Двое вытаскивают столб из земли, бросают наземь. Грохочет гром.

НАРОД. Слышали?! Наши боги отозвались! Сейчас ахнет, и конец Степану.

СТЕПАН (будто ничего не случилось). А теперь Емалу сбросьте!

Валят. Опять грохочет гром.

НАРОД. Неужто громом не ударит?

СТЕПАН. Не смеют ваши боги поганые на рабов Иисуса Христа руки поднять. (Челяди.) Дайте секиру. (Громко.) Если Бог со мной, поможет! Уже вижу, Дух Святой спустился на березу!

На дерево садится птица.

НАРОД: И точно ведь! Не наших ли предков душа? Каленик-птица! Да нет, голубь…

Степану дают секиру, он подзывает Васюка и идет к Березе. Зон, выхватив нож, бросается на Степана. Несколько человек из челяди Степана древками копий сбивают его с ног, выкручивают руки и прижимают к земле. Остальные ощетиниваются в сторону безоружной толпы.

НАРОД (шумит). Отпустите, демоны! Прекратите! Это и есть ваше миролюбие?!

Степанова челядь, прикрыв хозяина, оттесняет толпу.

СТЕПАН (втыкает в землю посох. Толпе). Не надо ссориться: по одной земле ходим, под одной крышей живем. Если боги ваши сильные, они себя защитят. (Васюку.) Берестяной рулон подожги, чтобы щепки обратно не соединились.

Торопливо рубит. Васюк прижигает зарубки. Береза пригибается и выпрямляется обратно троекратно. В первый раз из нее выливается чистая вода, второй раз — красная, в третий — черная. Береза падает. Далеко разносится эхом то ли стон, то ли крик, то ли вой.

ВЕЛЯНЬ. Упала...

НАРОД (ошеломленно). Упала Священная наша Береза. Три воды вылилось... И впрямь, Кедр** сильнее оказался...

СТЕПАН (возвращает секиру. Толпе). Сатана-Антус ловит в свои сети слабых духом и слабых умом, но Господу-Спасителю противостоять не может. Велик и силен Бог-Отец, бесконечен его Дух. Послал он своего Сына спасать людей. У людей ведь ум слабый, люди как овцы. И чтобы они не потерялись в чаще жизни, Иисус Христос указует и освещает путь смертным.

Народ понемногу рассасывается. Зона отпускают.

ЗОН (тяжело поднимается). Три воды вылилось из Священной Березы: первая вода — горькая слеза, вторая вода — кровь чистая, третья вода — черный гной. Повалили нашего Отца-Хранителя, уронили нашу Мать-Кормилицу, растоптали душу светлую. Некому теперь молиться, некого почитать, не у кого силы просить, некого хранить-лелеять. (Подходит к поваленной Березе. С трудом ставит поваленные священные столбы, которые так и остаются стоять криво. Стоя на коленях, гладит ствол Березы.) Не горюй, Береза: остались еще творцы мести, остались еще старой жизни столпы опорные, не превратился еще в ягненка наш златорогий олень. (Пауза.) Идти надо к Камню. Если сами не можем себя защитить, братьев-вогуличей позвать. Много с ними вместе тягот и лишений перенесли, много совместной крови пролили. Да и после нас за них возьмутся...

Уходит. Выходят женщины. Плач по Березе.

 

ДЕЙСТВИЕ II

Картина 6

Печорское селение. На холме несколько изб. Вдали синеет сосновый лес. Вер у одной из избушек тешет лесину. Возле второго дома суетится Ань.

ВЕР (как бы про себя). В этом году дичи много будет.

АНЬ. У тебя ведь прошлогоднее еще есть.

ВЕР. Бочонок глухарей остался.

АНЬ. У нас вот как добытчика не стало, если бы не Кыска, пришлось бы на мясе без костей жить. Сыновья, правда, за охоту взялись. Нет-нет да и принесут, стол разнообразить.

ВЕР (не сразу понимает). Какое мясо без костей?

АНЬ. Да дичь же одноногая...

ВЕР. А-а, ты про грибы. Не сразу понял. (Пауза.) Кыска всем помогает. Мою собаку вот избавил от порчи, так и опять живем.

АНЬ. Живем, чего ж не жить. Кыска тоже кормилицу-Краснушку нашел, и молоко каждый день на столе детишкам.

Стремительно вбегает Дзолюк. В руке маленький лучок. Тяжело дышит.

ВЕР (со смехом). Чего запыхался? Заяц напугал?

ДЗОЛЮК. Нет... Какие-то люди идут в нашу сторону...

ВЕР. Откуда? (Перестает тесать.)

АНЬ. Какие люди?

ДЗОЛЮК. Вдоль реки Мылвы. Человек пять или шесть.

ВЕР. Вогуличи, охотники?

ДЗОЛЮК. Не вогуличи и не охотники. Одежда вроде нашей. Женщины есть. Стадо за собой ведут.

АНЬ. Если со стадом — не с добра вышли в путь.

ВЕР. Может, опять на Вычегду ушкуйники поднялись? Отец рассказывал, что раньше часто поднимались на Двину да на Эжву.

Подходят люди. Впереди Зон тащит волокушу с грузом. Все устали.

ЗОН. Бережено живете, добрые люди. Отдохнуть пустите ли?

ВЕР. Бережено живете, люди с ветра.

АНЬ. Отчего ж не пустить? Пустим.

Люди скидывают вещи, лямки, верхнюю одежду, рассаживаются на вещах, на земле.

АНЬ. Пойду скажу, чтобы баню затопили.

Заходит в избушку.

ВЕР. Откуда будете, странники-путешественники? Вижу, дальнюю дорогу оттоптали, много рек перешли. Видно, большое что-то с места сдвинуло.

ПРИШЛЫЕ. Не с добра отцов-матерей могилы покинули. Оставили дракону все на раздракониванье. Железные вороны прилетели с Московских земель. Мы уже месяц в пути.

ВЕР. Что за сила такая, что за напасть?

ВОМЪЯС. Храп Степан пришел от русского князя величаться. Все бытье нарушил. Богов покрошил, Березу Священную свалил.

ДЗОЛЮК (похваляясь). Не нашлось разве храбрых у вас? Мало разве мужиков с ножами-топорами на Вычегде? Эх, если бы сюда пришли, мы бы их... (Пускает куда-то стрелу.)

ЗОН. Шустрый ты, паренек. Да и у нас таких немало.

ВЕР. Может, в большой битве пали сильные? Горячей кровью таежный мох промочили, а ворога остановить не смогли?

ЗОН. И битва была небольшая, да людей много потеряли.

ВЕР. Как так? Железных людей разве и убить никак невозможно?

ЗОН. И железные люди от копья помирают. И железным людям топор опасен. Если бы как медведи-людоеды подвалили, все, кто лузан*** носит, взялись бы за копья, если бы волчьей стаей пришли, все, кто штаны носит, за топоры бы взялись. Но не медвежьим стадом, не волчьей стаей Степан с людьми своими накинулись. Как лис, попросился под порог — в избу вошел, попросился под полати — засел на печке. На печке засел, стал очаг грызть. Грызет и приговаривает: «В моей-то избушке очаг получше будет, в моем доме печка потеплее». Зайцем вошел, совой уйти собирается.

ВЕР. Кто он таков? Вроде с Руси приходят тоже, дорогой товар забирают, дорогую и цену дают. Отчего ж этот добро берет, злом платит?

ЗОН. Степан Храп нового бога привез, девиц-баб охмурил, у молодежи мозги замутил. Много за ним идет, старых богов сжигают, священные рощи вырубают, на наших святилищах свои божьи дома поднимают, храмы строят.

Входит Ань, выносит на еловой доске пару больших рыбников, ендову с пивом.

АНЬ. Пейте, сердешные, рыбу отщипывайте. Долгий путь пояса ослабляет, котомки истощает.

Пришлые едят-пьют.

ВЕР. А какой он из себя — Степан? Саженные плечи, наверно, руки как лопаты?

ЗОН. Да нет. Сам как оса, сухой да маленький, зато и жало как у шершня.

ПРИШЛЫЕ. Языком, как маслом, мажет, а словом, как просмоленными веревками, обвязывает. Росомахой снизу вспарывает, кишки выпускает.

ДЗОЛЮК. Я бы даже слушать не стал, я бы его так, вот так, вот так... (Машет, как будто бьется с невидимым противником.)

ВЕР (Дзолюку). Не балуйся. В разговоры старших не встревай. Знаешь ведь, почему у уток носы расплющены.

ДЗОЛЮК (бормочет). Знаю... (Отходит.)

ЗОН. Много вас тут?

ВЕР. Без детей человек десять. Да на расстоянии перехода черный парень живет отдельно.

ЗОН. Почему отдельно?

ВЕР. Говорю же: черный парень. Тун он, Кыской зовем, Мохнатым.

ПРИШЛЫЕ. А-а! Слышали, слышали. Слава о нем далеко разносится.

ЗОН. Он у вас, стало быть, вместо головы?

ВЕР (усмехается). У нас ведь у самих головы есть. Он тоже своей головой живет. Лучший охотник у нас, помощник и хранитель.

Пауза.

ЗОН. Надо бы где-нибудь остановиться. Без конца ведь не будешь идти. Дальше есть еще люди?

ВЕР. Да оставайтесь здесь. Недалеко печары живут семьей. Подальше чуть-чуть две вогульские семейки.

ПРИШЛЫЕ. А не помешаем? Не потесним? Может, и впрямь пора остановиться.

АНЬ. Сообща веселее.

ВЕР. Места хватит. Вон на бугорке поможем дом поставить. Подсеки вырубить. Слопцовые путики сами пробьете. Лес широкий. Только с вогуличами да печарами надо договориться, чтобы их путики не перейти.

ПРИШЛЫЕ. Спасибо, добрые люди. На таком веселом месте можно и поселиться. Да и Храп не сразу сюда дойдет.

ЗОН. Тогда заживем. А я помогу корни пустить и к вогуличам пойду против Храпа войско собирать. Вычегодцев на обратном пути позову.

ВЕР. И про нас не забывай. Тоже найдутся люди. Если уж Храп так опасен.

ЗОН. Позову. Лишних не будет.

АНЬ. Ну, эти разговоры еще успеете переговорить. (Пришлым.) Заходите в избу. Попьете-поедите, и на ночь надо определиться.

Все заходят. Остаются Зон и Дзолюк.

ДЗОЛЮК (почесав в затылке, про себя). На вид вроде так себе мужичок, а оказывается, тоже не робкого десятка. Придется попроситься с ним, может возьмет. (Зону.) Это... как его... может, и меня с собой возьмешь? Я ведь беда какой шустрый.

ЗОН (смеется). Лук пока маловат. Если к возвращению вдвое больше сделаешь, возьму.

Заходит.

ДЗОЛЮК. Издевается. Если б я знал дорогу к вогулам, раньше бы там оказался.

 

Картина 7

Обстановка как в первой картине. Кыска сидит возле угла дома на чурбаке. На коленях сигудэк. Водит смычком, играет протяжно. Подходит Дзолюк. Кыска его не замечает.

ДЗОЛЮК (окликает). Кыска. (Громче.) Кыска!

КЫСКА (перестает играть). А-а. Это ты. Ну, что хорошего расскажешь? Как там у вас? (Усмехается.) Вот ведь знаю все, что в вольном свете делается, а в родной деревне что творится, и не ведаю. Да и что там нового может быть?..

ДЗОЛЮК. Новостей как раз и хватает. Беглые появились, чужие.

КЫСКА. От кого бегут, от чего? Не тайга ли полыхает? Не земля ли трясется? Не ушкуйники ли снова навалились?

ДЗОЛЮК. Да нет, вычегодцы какого-то Храпа испугались. Со всем добром и всей семьей пришли.

КЫСКА. А что, Храп так страшен, так силен?

ДЗОЛЮК. У Храпа, сказывают, руки худы, да хитрость на год-два раньше его родилась. Нового бога на Вычегду и Вымь принес, старых богов унизил, Священные Березы посек, храмов, церквей понастроил. Крыши, мол, серебряные, окна втрое шире наших дверей, а наверху кресты золотые.

КЫСКА. Разве кончились на Вычегде и Выми толковые люди? Не смогли разве лисятники одну лису перехитрить, в ловушку загнать?

ДЗОЛЮК. Пришел, говорят, Храп с войском, с людьми в железных рубашках.

КЫСКА. Разве затупились секиры у вычегодцев? Разве округлились острия стрел у вымичей?

ДЗОЛЮК. Острые, говорят, еще стрелы у вымичей, отточенные еще, говорят, топоры у вычегодцев, но у мужиков сороки бесхвостые руки повязали. Рассудок потерявшие женщины за Храпом большим стадом ходят, рот разинув слушают про нового бога, про тройного какого-то.

КЫСКА. Тройного, говоришь? (Нахмуривается.) Если этому богу поддадимся, конец нам придет: на Сысоле смех угаснет, на Вычегде веселье закончится, на Печоре счастье иссякнет, на Лузе улыбки пропадут, на Мезени игры прервутся, на Вашке песня оборвется. Дай-ка посмотрим, кости бросим, где Храп нахрапничает, чьи души губит? (Берет бубен. Камлает.)

Четыре ветра, четыре брата,
Несите вести снизу, с заката,
Утренняя туча, дождевая туча,
Полуденная туча, молонная туча,
Вечерняя туча, градовая туча,
Полунощная туча, снежная туча.

Проходит черная тень Веляни с потупленной головой. Исчезает в черной толпе.

КЫСКА (отшатывается. Спотыкается. Дзолюку). Видел?

ДЗОЛЮК. Велянь? Только почему-то в черном. Да и люди вокруг нее черные...

КЫСКА. Вон что Храп делает! Коварней росомахи, страшней дракона. С вычегодских лугов самый красивый цветок сорвал.

ДЗОЛЮК. О чем Велянь думала? Куда смотрела?

КЫСКА (с горечью). Как же так можно — с берега жизни на топкий перепрыгнуть? Как же можно так — отца-матери богов забыть, чужим богом польститься? Я же соболихой считал Велянь, а она кидусом оказалась.

ДЗОЛЮК (с надеждой смотрит на Кыску). Ты же все можешь. Может, сделаешь что-нибудь? Нельзя же такую красоту ворону прожорливому отдавать.

КЫСКА. Да, я многое могу: силой с медведем состязаюсь, умом с ветром соревнуюсь. Могу людей править, дно воды и земли измерять. Но со злом, человеком рожденным, трудно бороться. Ведь зло от добра питается, перед добром бежит, чтобы выжить. (Отдает Дзолюку сигудэк.) Занеси песенный короб мой, пойду из лодки воду выплесну. Придется оставить звуки песен, придется вспомнить копья дрожание да стрелы звон.

ДЗОЛЮК. Может, подождешь недолго? Зон из пришлых собирается к вогуличам за помощью.

КЫСКА. Нельзя медлить. Он пусть идет, а я там должен быть. Не у вогуличей красоту украли. Тяжело их поднять будет. Да и между собой они сейчас разобраться не могут.

ДЗОЛЮК. Возьми тогда и меня.

КЫСКА. Успеешь еще намахаться. (Гладит Дзолюка по голове. Уходит.)

ДЗОЛЮК (расстроенный). Когда я вырасту? Один не берет, второй не берет...

 

Картина 8

Как во второй картине. Только вдали желтеет новая часовня. Вдоль берега ходит Велянь. В черном, бормочет молитвы. С реки поднимается Кыска. Резко останавливается. Смотрят друг на друга.

КЫСКА. Отбросил я сигудэк, выплеснул одним махом воду с лодки, шестом от пристани оттолкнулся. Не за три месяца, не за три недели, не за три дня, а за три часа с Печоры на Вычегду перебрался. Другой бы завязки на обуви не успел завязать, а я уже перед тобой стою ошеломленный.

ВЕЛЯНЬ. Многие уже передо мной ошеломленные стояли, многие передо мной сердце открывали. Никому любви моей не доставалось, никому обещаний еще не давала.

КЫСКА (склоняет голову, говорит тяжело, будто выдавливает слова). Люблю я тебя, Велянь, больше своей жизни, но не любовь меня в путь погнала. Хотел было на тебя вблизи посмотреть, но не желание в лодку меня посадило. Был бы твоим женихом — горя бы не знал, был бы слугой — не печалился. Но узнал я, что грохочущий просмоленными сапогами чужак мозги тебе выклевал. Растоптала ты род-корень свой, отца-матери могилы, развалила очаг их, а теперь в чужую каменку камни носишь, чужой печной под отбиваешь.

ВЕЛЯНЬ (платок опускает пониже на лицо). Мой дом — горний храм. Господь-Спаситель у меня единственный отец, Богородица — моя единственная мать. Да и не Велянь я, а раба божия Ульяна. Не мозги мне выклевал Степан-батюшко, а светом своим озарил.

КЫСКА (с горечью). У Степана Храпа сапоги скрипят. У Степана Храпа одежда ярка, как у юродивого. На его груди крест переливается, сорок-ворон соблазняет. Если капелька разума осталась, если не хочешь душу вконец испоганить, поплывем со мной в верховья Вычегды, с верховьев Вычегды на верховья Печоры. Уйдем от Степана, с черным вороном жаворонку с соловьем песен не певать.

ВЕЛЯНЬ (с бледной улыбкой). Про Степана ты плохо говоришь, только вот на себя не посмотришь: имя воровское, руки в черной шерсти, на плечах шкуры звериные да кафтан драный. Ходишь как побирушка. Чем ты меня хочешь завлечь? В каком теле собираешься меня держать?

КЫСКА (осматривает руки, будто видит в первый раз). Если руки мохнаты, значит человек я счастливый. Одежда изодрана не по бедности. Лесной зверь-дичина в моих ловушках вся, в моих слопцах, в моих силках. Для борьбы с медведем моя одежда, для погони за лосем мои чарки, для ловли рыбы моя рубаха. Не оставлю я тебя Степану вместо наживки. Много парней красотой увлечешь, много душ в его гнилые сети затянешь.

Приближается к Веляни. Велянь пятится.

ВЕЛЯНЬ. Ко мне не приближайся, избавься от грехов прежде.

КЫСКА. Не хочу я, чтобы живых богов на рисованных поменяли. Не хочу я, чтобы из-за церковного вина пенистое пиво забыли. Не хочу я, чтобы сосны стройные на чужие храмы пускали.

Смотрит на часовню. Взмахом руки поджигает ее.

ВЕЛЯНЬ (с ужасом смотрит на часовню. Окаменевает. Затем начинает читать молитвы). Боже, Спаситель, избавь от туна злого, от его мохнатых лап! На его мохнатых лапах когти сатанинские, из его кудрей рога торчат! (Крестится истово.)

КЫСКА (смотрит на Велянь исподлобья. Произносит слова, подчеркивая их). Не придет тебе на помощь твой бог, не поможет. Не его ты раба, а своей глупости. Много на земле зла творится, не успевает один бог всюду. А может, и не хочет такой лгунье помогать: какой же я сатана? На руках ногти обстрижены, на голове рогов нет, да и не я словами обольщаю.

ВЕЛЯНЬ. Господь, Спаситель, спаси, сохрани, избавь от ворога злого! Никола-угодник, Петр-Павел апостол, святый Егорий, Гаврила да Михаил...

КЫСКА. Не будет, не будет тебе помощи, Ульяна. Помощи не будет, и спаситель не придет: Никола-угодник новые угодья осматривает, на новых путиках силки ставит, Петр-Павел ершей ловит, Егорий на солнцепеке ящерок ловит и ленивым девицам за шиворот закладывает, Гаврила и Михайло в берестяные рожки дудят: кто громче задудит, тому чарку вина. Не знаешь этого, раба божья Улияна, веришь новым богам, ненавидишь старых. Боишься в грехи впасть, а того не знаешь, что грехи человек совершает, человек же за них и расплачивается.

Велянь отшатывается. Кыска хватает ее, перекинув через плечо, несет к лодке. Отталкивается от причала. Поет песню «О девушке, проглоченной щукой».

ВЕЛЯНЬ (садится на дно лодки. Неторопливо, будто в полузабытьи, причитает). Толкаешься шестом, Кыска, против течения Вычегды поднимаешься. Лодка щукой летит, двухаршинные волны разрывает, в стороны выворачивает, будто плуг мягкую землю. Поёшь, Кыска, весело тебе: за спиной часовня горит, в лодке соболиха дорогая сидит. Ох, если б вперед заглянуть мог, на свою струю жизни взгляд бросить. Да тун, видишь ли, чужие жизни знает, своей не предвидит. Ох и замутилось бы у тебя на сердце, не пелось бы тогда. (Встает, оборачивается к Кыске.) Не сумеешь уберечься, как беда настигнет, водой не отгородишься и огнем не прогонишь! Не буду я твоей, тун поганый! (Бросается в воду.)

КЫСКА (вскрикивает). Ох-ох-ох! Девка, девка! Иисуса Христа вспоминала, на его слова ссылалась, а к старому же богу ушла, в мир подводный, в свет водяной, Куля водяного своей красотой радовать, ночного проплывающего пугать, Месяцу-Войпелю плакаться-жаловаться. Как семужка вывернулась и в волны погрузилась! Что ж ты, глупая...

Понемногу темнеет. Сцену освещает только красный свет догорающей часовни. Песня ближе к финалу крепнет.

 

Картина 9

Обстановка такая же, как в первом действии. Кыска сидит на чурбаке, повесив голову. Перед ним на чурбаке побольше деревянная миска. Рядом с Кыской Дзолюк. В его руке ложка.

ДЗОЛЮК. Ну хоть раз хлебни. С голоду помрешь.

КЫСКА. Не могу, Дзолюк, в горле кусок застревает. (Отодвигает миску.)

ДЗОЛЮК. Если ты помрешь, кто нам поможет, кто людей оборонит?

КЫСКА. Сильней меня люди есть, есть мудрей меня, они жизнь крепят, а не такие, как я, человекоубийцы.

ДЗОЛЮК. Но ты же говоришь, что Велянь сама в воду бросилась...

КЫСКА. Если бы не взял в лодку силой, не бросилась бы. Слов нужных не нашел... Но теперь уже поздно...

Из окошка дома вылетают два ножа и падают на землю, скрестившись.

КЫСКА (поднимает ножи). Жилец весть подает. Ножи скрестились: испортивший Велянь по мою душу плывет.

ДЗОЛЮК. Храп? Сюда?

КЫСКА (заглядывает в миску. Выплескивает в сторону кровавую жижу). Суп в кровь превратился. Видно, нелегко будет в живых остаться. Иди, Дзолюк, домой, а то и тебя убьют.

ДЗОЛЮК. Одного не оставлю.

КЫСКА. Я останусь биться, иди, скажи людям, чтобы в лес уходили.

ДЗОЛЮК. Я сюда их позову, их немало, может, и одолеем вместе.

Уходит. Кыска выносит саженный лук и пучок стрел. Натягивает лук, пускает стрелу в овечью шкуру на стене. Из овечьей шкуры бьет струйка крови.

КЫСКА: Ох-ох-ох-ох! Засохшая шкура кровью облилась, видно, телу моему несдобровать.

На реке появляется лодка Степана. В лодке Степан, Васюк, по бокам гребцы, на кормовом весле — кормчий. Над ними в виде паруса раскинулась хоругвь со Спасом. Гребут. Поют. Перед лодкой неожиданно поднимается цепь, перегораживающая реку. Лодка вздрагивает и останавливается.

ВАСЮК. Но! С какого-то лешего и цепь появилась!

СТЕПАН (скривив лицо). Не поминай кого не надо. (Посохом бьет по цепи. Цепь размыкается и падает в воду.) Это Кыска бесчинствует, но силен наш Бог.

Гребут, напевая псалмы.

В момент, когда обрывается цепь, Кыска хватается за пояс: «Показалось, будто пояс оборвался. Одну преграду прошли, пройдут ли вторую?» Выносит из дома ковш с водой и совок для углей с угольями. Сыплет уголь в ковш с водой, читает заговор.

КЫСКА

На Океане-Море есть Остров каменный,
На Острове каменном есть Гора каменная,
На Горе каменной есть Камень синий,
Четырьмя ветрами обдутый, семью водами омытый,
Под Камнем синим черная вода.
Черная вода, студеная вода,
Остров затопи, рыбу отпусти,
Налимов черных, щурят желтых,
Сигов белых, семгу красную,
ершей-окуней колючих-прыгучих,
без счета, без порядка,
двери запереть, изгороди перегородить, ворота замкнуть
черным железом, красной медью,
белым серебром, сталью синей.
Крепко-накрепко, твердо-натвердо!
Слово мое твердо, как сталь, тяжело, как чугун,
как замки алмазные, ключи под Камнем синим,
под водой черной, в горе каменной, на дне Моря-океана!

Степанова лодка резко останавливается. Люди падают в кучу.

ВАСЮК (поднимается первым). Аминь! Аминь! Что это было?!

Кряхтя и ругаясь, поднимаются остальные.

СТЕПАН (показывает на воду). Вон, рыба реку перегородила, от берега до берега забила все.

СТАВН. Ох и богатое место! Рыбы сколько! Столько рыбы век ловить — не переловить.

Бьют копьями, хватают руками...

СТЕПАН (раскидывает руки. Кричит). Не трогайте! Не прикасайтесь! Поганая эта рыба! Кыскина ворожба! Колдовство сатанинское! (Истово крестит рыбу. Тычет посохом-распятием. Вода постепенно перестает кипеть от рыбы.) Ну! Видите?! Где ваша рыба?! Не поддавайтесь Сатане!

Гудят, читают молитвы.

КЫСКА (вытряхивает из совка остатки золы в ковш). Поднимись, Сиверок, отбрось за дальние земли ворогов! Гром с Молоньей, бейте по лодке, топите людишек недобрых с душой поганой!

Темнеет. Поднимается ураганный ветер. Бьют молнии. Лодка переворачивается, но люди Степана уже выбираются на причал Кыски, карабкаются на берег.

КЫСКА. Ох, прежней бы силы хоть половину! Да душа придавлена невинной смертью. Руки связаны наказанием. (Забегает в дом, высовывается в окошко.) Ну, берите, проклятые, если хватит силы. Только на свои руки надежда осталась, если боги и природа от меня отвернулись.

Степановы люди подходят к избушке, ощетинившись копьями, прикрывшись небольшими щитами. За ними идет Храп, поддерживаемый Васюком.

СТЕПАН (погладив бородку. Негромко): Берите Сатану.

Из окна вылетают стрелы. Несколько человек падают и отходят. Остальные расходятся по обе стороны от окна, не теряя порядка.

ЧЕЛЯДЬ. Ах, он еще и кусается! Ну-ка, жахнем по дверям!

Бросаются выбивать дверь, но какая-то невидимая сила их отталкивает. Падают, поднимаются, отползают, прижимаются к Степану.

СТЕПАН. Вот как?! Жгите Антихриста! Пусть огонь адский с собой его забирает.

Приближаются с факелами. Из стен избушки, из каждого паза бьют струи воды, гасят факелы.

ЧЕЛЯДЬ. Не берет огонь! Ничего сделать не можем!

Отступают в растерянности. Степан кружит, как упавший в ловчую яму волк.

КЫСКА (в окно). Ну как? Взяли, проклятые? (Злобно смеется.)

Люди Степана ежатся от его смеха. Васюк приближается к Степану. Шепчет что-то в ухо. Лоб Степана расправляется, на лице появляется подобие усмешки.

СТЕПАН. Ну, Господь тебе на руки, Васюк. Быть тебе епископом, если в погоне за девками не прибьют.

Васюк ухмыляется.

Мозги, конечно, сороки тебе выклевали, но хитрости не занимать.

Ухмылка Васюка меняется. Челядь придвигается к Степану. Кыска прислушивается и присматривается, приложившись к окну.

СТЕПАН (громко, чтобы услышал Кыска). Давайте-ка, чада мои... веники тащите, которыми Кыска парился. Ее же ядом ехидну отравим.

Бегом несут веник, поджигают, потом от веника поджигают избушку. Из окна и сквозь дверные доски начинает валить черный дым.

СТЕПАН. Вот тебе, антихрист, за сожженную часовню!

ВАСЮК. Вот тебе за кражу девиц!

КЫСКА (выбрасывается из дверей, трет глаза, кашляет). Ах! Одолели меня! Не молитвами к своему богу, а руками моих богов. Сильнее мои боги оказались!

Бросается к лодке. Ему преграждают дорогу. Рубятся мечами и секирами. Пара человек из людей Степана падает. Кыска все еще стоит на ногах.

ВАСЮК (из-за спины Степана). Наотмашь рубите, наотмашь! Через плечо!

Рубят наотмашь через плечо. Кыска падает, бьется в агонии. Темнеет. Погромыхивает гром. Высверкивают молнии. Степанова челядь понемногу отходит от горячки. Воины приходят в себя, обсуждают эпизоды боя, забирают раненых и убитых несут в лодку. Кыску оставляют умирать.

СТЕПАН (приостанавливается. Оглядывается). В красивые места селились. И здесь, даст Бог, поднимем храм или монастырь. Поселятся монахи, будут славить Христа, его свет разносить пермянам и юграм, самояди и печере. Чтобы все языки знали силу и величие Единого Бога.

Уходит. Отплывают.

 

Картина 10

Из-за дымящейся избушки выбегает Дзолюк, осматривается, видит бьющегося Кыску и подбегает к нему.

ДЗОЛЮК. Кыска. (Громче.) Кыска! (Плачет.) На кого ты нас оставил? На кого покинул? Душа на Вычегду рвется полететь свиязью, а сам здесь остаешься… Душой Велянь свою ищешь, тело здесь гнить остается. Не заболит разве душа твоя за братьев, за сестер своих, за родичей брошенных? Не заскучаешь разве по местам знакомым, по угодьям своим охотничьим, по тоням рыболовным? Встань, встань, Кыска. Работа не закончена, песня недопета. Кыска!

Подходят люди: Зон, Вер, Ань и другие. Вооружены копьями, секирами, мечами, луками.

ЗОН. Где они?

ВЕР. Уплыли, видать. Кыска жив?

АНЬ (подходит к Кыске). Нет. Он уже не встанет. И помереть не может, сердечный.

НАРОД. Сила его держит. Нелегко туны умирают. Пояс перережьте.

КЫСКА. Режь... (Хрипит.) Я все одно не жилец. Дзолюк, подойди...

Дзолюк подходит. Кыска левой рукой берет его за левую руку.

КЫСКА. Бери.

ДЗОЛЮК. Беру.

КЫСКА (Веру). Режь.

ВЕР. Не обижайся, Кыска.

Вытаскивает нож из ножен, перерезает пояс Кыски, отворачивается, вытирает слезу. Кыска выдыхает резко и затихает. Из дома выбивается клуб белого дыма. Люди берут Кыску, заносят в избушку, переставшую дымить. Выходят. Дзолюк выходит последним и выносит из избушки копье, лук, топор, сигудэк, бубен.

ДЗОЛЮК (копью). Копье с отшлифованной рукояткой, с мощной рукояткой. С серебряным наконечником сверкающим. Много зверя добыл ты, много людей накормил, был правой рукой Кыске, да не помог ему в трудную минуту. Не поможешь и нам теперь. (Ломает древко, бросает копье на крышу. Сигудку.) Из лучшей ели сделанный короб песенный, из жил златорогого оленя свиты твои струны и смычок твой, из гибкой черемухи обструганы колки твои. Пел, играл ты, веселил людей, печаль разгонял. Некому больше играть на тебе, некому смолой еловой смычок твой смазывать. (Ломает сигудэк, бросает на крышу. Бубну.) Большой бубен, громкий бубен. Нужен ты был Кыске на этом свете, разгонял нечистых, охранял родичей наших. Может, Кыске и на том свете пригодишься, но не нам. Сам я себе бубен сделаю, по своей руке, по своему голосу, по душе своей. (Насаживает бубен на деревянный клин на стене.)

Кричат и ревут деревянные идолы. Со стоном и грохотом падают на землю. Вскрикивают люди, звери и птицы. Вспыхивает избушка Кыски. Наступают темнота и тишина.

ГЛУХОЙ МУЖСКОЙ ГОЛОС. Века прошли с тех пор. Люди забыли Велянь, забыли Кыску, да и черные Степановы дела. Опалили-обветрили века и цветное, и черное. Обелили люди. Краток человеческий век, кратка память человеческая. Только стены Храма знают все. Камня память крепка, камня память прочна. Но не умеют стены говорить. Молчат камни и только покряхтывают, когда тяжелой когтистой лапой Время виснет на них, наваливается на их плечи. Молчат. Молчат камни. А может, мы их не слышим? Сердцем слушать уже не умеем, а на слух разве можно уловить шепот и рокот прошлого?

 

Занавес.


*   Диалектное название капкана.
** Игра слов: Сус — 1) Иисус; 2) кедр.
***Специальная одежда охотников из грубого сукна.

Рейтинг@Mail.ru