Жизнь сквозь сон

Автор:
Людмила Никитина (Батина)
Перевод:
Людмила Ратегова

Жизнь сквозь сон

 

Стояла пасмурная и холодная осенняя погода. Мариша открыла глаза, осмотрелась. Перед ней висела паутина, где восседал огромный паук и живо расправлялся с попавшей в его сети маленькой мухой. Обессиленная, без сознания, муха сучила-дёргала тоненькими лапками и уже не могла освободиться из хитро сплетённой паутины. А жадный и голодный паук всё глубже впивался в бездыханное тело жертвы и высасывал её кровь.

Мариша судорожно пыталась вспомнить вчерашний день, но тщетно — её мозги словно вынули из головы. Она не могла даже вспомнить, какой сегодня день, где она спит? Вчера, в очередной раз, женщину сбила с панталыка новоявленная подруга Галина, которая недавно появилась в деревне — приехала из большого города. Она нигде не работала, да и где сегодня найдёшь работу в деревне, колхоз давно «скопытился». Какое-то время ещё существовало подсобное хозяйство, где выращивали овощи, но вскоре его сгрёб в свои руки городской предприниматель, устроил там выгодный бизнес — пилораму. На пилораме начинала работать и Мариша. Работа была тяжёлая, не каждой женщине под силу, да и зарплату давали с задержкой — один раз в два месяца. Денег едва хватало расплатиться с долгами в местном магазине. Не повезло женщине вовремя выйти замуж: путёвые парни разъехались из деревни кто куда; выйти за отпетого алкоголика — свою жизнь сгубить навсегда. Одна была радость — дочурка.

Вся жизнь женщины пошла под откос, когда она познакомилась с Галиной. За постоянное пьянство и прогулы Маришу вскоре попросили с работы.

Мариша хотела встать, но ноги не слушались, в голове гудело, в рот словно помои хлестанули. Она пыталась вспомнить, где дочка, но в голове была пустота, пыталась позвать, но получались только невнятные стоны. Меж тем над её головой всё ниже и ниже нависала паутина, по ней, раскрыв пасть, полз огромный паук, казалось, он приготовился к прыжку прямо в лицо Марише. И только тут, сквозь паутину, Марише открылась страшная картина: маленькая девочка сидит в автобусе у окна и тихо-тихо рыдает, слёзы её текут по стеклу до оконной рамы, и слабыми ручейками бегут то влево, то вправо. Девочка шевелит губами и беззвучно зовёт: «Мама, мамочка!..»

Мариша только теперь пришла в себя. Она вспомнила вчерашний день: с утра с Галиной отмечали какой-то праздник, во весь голос орали-пели, неистово над чем-то хохотали, грубо ругались. Дочка Мариши тихо сидела у окна, водила пальчиком по влажному стеклу. В полдень из города приехали три представителя опекунского совета. Они не стали долго говорить с пьяными женщинами, вытащили какие-то бумаги и заставили Маришу подписаться, та, не глядя, подписала их. Галина насмешливо бросила: наверно, отец твоей дочки прислал алименты за пять лет. Приехавшие молча одели девочку, она не сопротивлялась, не кричала, лишь испуганно оглядывалась на мать да маленькой ладошкой вытирала с лица горькие слёзы…

Мариша, как раненая волчица, спрыгнула, сорвалась с места, бросилась на улицу. Всевышний лил горькие слёзы осенним дождём. Растерянная, заблудшая женщина стояла под холодным ливнем и не знала — куда идти?..

Рейтинг@Mail.ru