На Харибском перевале 

Автор:
Гамзат Изудинов
Перевод:
Гамзат Изудинов

На Харибском перевале 

(маленькая повесть)

 

Звено цепи произведений «Кровавый путь Хромого Тамерлана»

Первая лавина. Снежная буря

Чанакан превращался в снеговика. Падающий снег подхватывал сильный ветер и нес по суровым горам. Ветер сметал снег со склонов и собирал его в сугробы у краев ущелий, на лугах, у выступов скал.

Дорогу невозможно было различить. Гребень горы, склон были полностью покрыты снежными сугробами. Видимость была только на расстоянии нескольких метров. Густой туман обволакивал все вокруг, затемнив весь белый свет.

Чанакан, выехавший утром из Хасавюрта на машине УАЗ, целый день потерял здесь, на полпути, попав в снежный плен. Даже видавший виды вездеход УАЗ-3151 застрял в снежном мареве. Как пастух в туманный день на урочище Аракмеэр, Чанакан заблудился, потерял чувство пространства, не имел представления о том, до какого места добрался. Путник выбрался из машины.

За несколько секунд, проведенных в ревущей, клокочущей, бушующей буре, Чанакан чуть не превратился в снеговика и сосульку. Каракулевую папаху, дубленку, утепленные брюки и зимние сапожки — всю одежду путника метель побелила молочным цветом. Чанакан весь покрылся снежинками, как саваном. Щетину, только наполовину тронутую сединой, пурга покрасила в бело­снежный цвет. Не прошло и нескольких минут, как ресницы и брови путника приняли окраску белой стихии. Сегодня здесь природа не принимала иные краски, кроме белой. Машина путника тоже была покрыта белой пеленой.

Вместе с путником путешествовали его дети: 21-летний Маххулав и 19-летняя Меседо. Учитель истории Чанакан вспомнил все предания, сказания, сказки и свидетельства летописцев, связанные с Харибским перевалом. «Лишь бы не сошла лавина», — подумал Чанакан и поспешно забрался в машину.

Чанакан впал в забытье и... попав во временно-пространственную бурю, вместе с детьми и машиной очутился в XIV веке, размотав клубок и преодолев расстояние более 600 лет.

 

Вторая лавина. Толмач Хохолав

— За то, что в Анди и Усиша молотили людей на гумне, за то, что творили зверства и бесчинства в Стране гор, сегодня горы мстят вам! — прокричал в бурю против ветра Чанакан, увидев отряды войск Тамерлана, мерзнувшие, как отары овец, на Харибском перевале.

С нескрываемым удивлением смотрели на Чанакана, его детей и машину воины Тамерлана, закованные в кольчуги, с саблями наперевес, покрытые снегом и льдом. Толмач-аварец, находившийся среди завоевателей, понял смысл слов, которые прокричал Чанакан. Однако странный наряд трех путников и железная арба удивительной формы рядом с ними никак не укладывались в привычный мир толмача Хохолава и воинов Тамерлана. Не поверив своим глазам, он протер их и опять уставился на вдруг и ниоткуда появившихся путников, в недо­умении, с расширенными зрачками. «Не шайтаны ли вселились в этих троих?!» — подумал Хохолав. Толмач и несколько воинов повели Чанакана и его детей к ставке самого Хромого Тамерлана.

Нукеры тирана Востока проверили путников на наличие ножей и другого оружия. Весь внешний вид, облик, поведение неизвестных служили почвой для сомнений, недоверия, неся с собою возможную угрозу из-за необычности и странности. Воины Тамерлана не понимали, для каких целей служат личные вещи отца и детей. Несколько нукеров внимательно рассмотрели, повертели в руках мобильные телефоны путников. Подумав, что вряд ли можно такими безделушками нанести вред человеку, охрана грозного завоевателя вернула телефоны их хозяевам. Когда трое путников вошли в подземное помещение, наспех превращенное в ставку Тамерлана, Маххулав отправил СМС-сообщение своему другу в XXI век: «Нас повели к Хромому Тамерлану, и нам предстоит трудный разговор с беспощадным завоевателем».

 

Третья лавина. История, написанная кинжалом и пером

Железный Хромец, завоевавший пол-Азии и пол-Европы, сразу бросился в глаза Чанакана и детей среди других военачальников и полководцев. Воины Тамерлана таскали его трон и в походах. Гордо восседал на этом престоле безжалостный завоеватель из Азии. Над золотой короной Тамерлана была надета косматая большая папаха из овчины, так как на снежном перевале пронизывал холод, как на земле вечной мерзлоты. На нем также был овчинный тулуп. На ногах были сапоги из отменной кожи. Хотя в этой небольшой подземной сакле в очаге горел огонь, казалось, будто ревущая и бушующая во всей округе снежная буря вот-вот снесет даже этот каменный домик.

Чанакан посмотрел в глаза Железному Хромому. На горца смотрели глаза, для которых было привычным смотреть на отрезанные жилы людей. На морщинистом лице полководца читалось надменное выражение властителя, властолюбца, привыкшего повелевать и не считаться с чужими жизнями. Заходя в ставку, все совершали низкий поклон перед завоевателем. Чанакану и его детям принципы не позволяли кланяться властителям, и они не исполнили этот ритуал. На ломаном узбекском языке толмач Хохолав сказал Тамерлану несколько слов о новоприбывших.

Тимур заявил следующее (позже толмач перевел смысл его слов ниоткуда взявшейся тройке):

— Я Тимур ибн Тарагай Барлас — властелин половины мира, жаждущий быть повелителем всего мира! Хан Золотой Орды Тохтамыш отказался подчиниться мне. Этот заблудившийся, сошедший с верного пути хан понял, что ему не сломать мощь моих войск. Города и села, поддержавшие оступившегося хана, я предал огню и мечу, сжег, непокорившихся я смолотил на гумне. Они испытали на себе всю силу, могущество непобедимого Тимура ибн Тарагай Барласа! Пожар зажженных мною огней сжигает вашу Страну гор! Сильно укрепленные города и крепости я взял хитростью, обманом. Пусть Тохтамыш увидит, как я разрушаю его государство! Везде я оставляю пирамиды из голов всех приспешников Тохтамыша, в том числе и в Стране гор! Моим войскам не удавалось взять город Алмак. Этот город-крепость защищали семь-восемь тысяч воинов. Они отчаянно бились за свой город. Тогда я прибегнул к военной хитрости: разослал лазутчиков для получения разведданных, благодаря которым разузнал слабые места осажденных и смог покорить их. Мы перекрыли родниковую питьевую воду защитникам крепости. Не павшие ниц перед повелителем половины мира алмакцы испытали на себе всю мою ярость, они понесли заслуженное наказание! Измученные, утомленные, оставшиеся без воды алмакцы попросили мира и согласились открыть крепостные ворота на условиях сохранности города и горожан. Однако цель оправдывает средства. Я не сдержал слово и обрушил свои орды на этот несчастный город. Хитрость — залог победы! Мои храбрые воины сравняли Алмак с землей, большую часть жителей крепости мы истребили, некоторых взяли в плен, часть горожан убежала. Нельзя перечить Великому Тамерлану и выступать против него! Если даже в мыслях допустили несогласие с ним, то это ошибка и большое преступление! Вы сейчас в моей ставке и не склоняете голову предо мною! Голова, которая не склонилась предо мною в смирении и благоговении, будет водружена на шест, как баранья голова!

— Твое лицо с первого взгляда вызвало во мне неприязнь, оно не располагает к себе! — ответил Чанакан Тамерлану (толмач потом все перевел завоевателю подробно и детально). — Зверства, учиненные тобой и твоими головорезами в Стране гор, не забыли горцы и все человечество даже спустя шестьсот лет. Новым поколениям горцев я преподаю уроки истории, рассказывая о вероломстве и жестокости твоих походов и самоотверженности, беззаветной любви к своей родине жителей наших гор. Тимур, возродивший Самарканд и Бухару, покровитель наук, дед астронома Улугбека, построившего знаменитую обсерваторию, оставил на земле кровавый путь. И сейчас в Стране гор аксакалы показывают новым поколениям этот кровавый путь Тимура. Ты не победил! Ты проиграл! Следы твоей жестокости, оставленные в Стране гор, свидетельствуют против тебя, они говорят о том, что ты ради мести, с одной-единственной целью — разорить, разбить не подчинившегося тебе Тохтамыша и возглавляемую им Золотую Орду, убил тысячи ни в чем не повинных детей, женщин, стариков, разрушил и сжег города и аулы Страны гор. Ты поджег нашу Родину, но она не превратилась в пепел, она возродилась, как Феникс из пламени. Разрушенные твоими воинами города, крепости и селения мы восстановили, отстроили заново. Ты и твои палачи покинули наши земли. Здесь тысячелетиями живут и созидают хозяева этих земель — народы Страны гор. Разбить сады на скалах и пахать поля на утесах могут только жители этих гор!

 

Четвертая лавина. Учитель Улугбека Каримбей

Когда толмач перевел слова Чанакана с аварского на узбекский, Тамерлана обуял гнев. Грозный завоеватель собирался отдать приказ снести головы странным гостям из XXI века, но вмешался учитель Улугбека, советник, мирза Хромого Тимура Каримбей. Он вышел вперед и обратился к своему повелителю:

— О, великий эмир Тимур ибн Тарагай Барлас! В научных, исторических изысканиях этот учитель может нам помочь. Несмотря на дерзновенные высказывания историка, сохранение ему жизни принесет больше пользу твоей империи, чем его казнь, о, великий повелитель, великий эмир Тимур ибн Тарагай Барлас!

— Убери их с глаз моих! Когда воины моих отрядов гибнут от снежной бури и схода лавин, мне еще не хватало гордых речей этого путника!!!

Чанакана, Маххулава и Меседо повели в соседнее со ставкой Тамерлана подземное помещение, защищенное от бурь и лавин. Каримбей рассказал путникам о горах Киргизии и снежных бурях, бушующих в тех местах, однако нигде войскам Тимура снежная стихия не нанесла такого урона, как на Харибском перевале, признался ученый-мирза. Несмотря на суровость и жестокость, Тимур ибн Тарагай Барлас иногда прислушивается к советам специалистов, ученых, добавил Каримбей.

— Чанакан, я приглашаю вас в Самарканд, в столицу великой империи великого эмира Тимура ибн Тарагай Барласа, чтобы вы воочию убедились, что в нашем государстве процветают не только язык войны, военное искусство, но и язык науки, все сферы жизни, — сказал Каримбей.

— Мы не понимаем и не принимаем насилие и зло, насаждаемое вами в Стране гор. Быть может, поездка в Бухару и Самарканд позволят нам понять вашу культуру. Я согласен поехать в Самарканд, — ответил Чанакан.

Разные источники по-разному передают сказ о том, как учитель истории XXI века совершил путешествие в Бухару и Самарканд XIV столетия. Автору этой маленькой повести сам Чанакан поведал подробности этого удивительного перемещения во времени и пространстве. Может быть, когда-нибудь настанет время и записать эти приключения.

Каримбей вышел из подземного помещения, в которое заточили трех путников. Метель свирепствовала все сильнее и сильнее. Шум бури был во много раз выше волчьего воя, он заглушал все вокруг и витал над перевалом. У некоторых завоевателей барабанные перепонки не выдержали, захватчики оглохли и потеряли разум. Волны шума бури, голоса метели накрывали воинов Хромого Тамерлана, свист пурги, как свист орла и голос небес, парализовал захватчиков. Очередная лавина, сошедшая с вершины горы, унесла с собой на дно пропасти сотни завоевателей.

 

Пятая лавина. Харибский перевал заговорил

Вдруг Харибский перевал... заговорил. Сжав каменные кулаки скал, гора пришла в движение. Тамерлан и его воины встали как вкопанные, их волосы поднялись дыбом, и лица побелели, как саван.

Голосом, от которого скалы стали разрушаться и сыпаться, Харибский перевал заговорил:

— Ле-е-е, захватчики, убийцы детей! Не оскверняйте меня своими зверствами и человеконенавистничеством! Я!!! Стряхну вас с себя, как пылинки! Мое снежное войско уничтожит вас за ваши преступления против человечества! Оставьте меня и Страну гор в мире! Горцы, живущие здесь, любят меня и всю Родину больше своих жизней! Ради этих гор они пожертвуют своими жизнями без колебания! На моих склонах они пасут овец! Они создали в горах террасные поля и сады — чудо цивилизации, подвиг человеческого труда, рукотворный памятник природы! Они бережно обрабатывают эти поля и сады, ежегодно удобряют их, очищают от сорняков! Они лечат мои раны — строят стены под оползнем, сажают деревья на скалах, чтобы укрепить их корнями. Они собирают камни, разбросанные по моему хребту, и строят из них сакли, башни, дороги! Я и вся Страна гор — земля горцев, живущих здесь! Горцы всегда защищают горы! Горы всегда защищают горцев! Если вы не хотите здесь погибнуть, возвращайтесь тем же путем, которым пришли сюда! Вы по локоть в крови. Горы не потерпят убийц женщин и детей!

Новая лавина смела множество завоевателей, Тамерлан еле выжил в круговерти разразившейся стихии. Может быть, его спасло покровительство наукам и знаниям?

Харибский перевал бушевал, пока нога последнего захватчика не покинула гору. Тогда из-за туч выглянуло солнце и озарило Хариб. Горцы похоронили тела захватчиков. Они нашли здесь не славу, не добычу, а свои могилы. Земля Кавказа поглотила завоевателей.

До сих пор гора Хариб мрачнеет, когда к ней возвращаются воспоминания 1396 года. Но, помимо 1396 года, Харибский перевал пережил немало суровых дней и годин, прошел через много испытаний. Не все истории раскрыла новым поколениям гора Хариб. Перевал может вновь нарушить свое молчание. Он способен еще о многом рассказать, как и другие горы, перевалы, скалы, камни, тропы, башни Страны гор.

Рейтинг@Mail.ru