Нить шерстяная

Автор:
Вячеслав Ар-Серги
Перевод:
Вячеслав Ар-Серги

Шорт сӥньыс

Верос

 

Вазь ӵукнаын со пукиз султонтэм кыллись анаезлэн йыролтэс дораз… Та югыт дуннеен люкиськись анаезлэн, вашкалаослэн кошконо сюрес вылазы дасяськись анаезлэн - вуиз ни солэн но вакытэз шур кузя уллань кошкыны… Улон сюсьтылэз гыбдаса ӝуам каре, кысоз ини - лябыш тӧл гинэ солэсь тылзэ мырдэм выретэ …

Нош тӧл но ӧй вал ук татын - эмъяськон палатаын. Солэн анаез озьы кер-кор шокалляз – гадь пушсэ куажыръяз. Сое кылыса, тӧл нергеез но шӧдэм кадь луылӥз – сотэк татын уз лу. Пересь кышномуртлэн куасьмем быдьпу ньӧръёс кадесь чиньыосыз мырдэм но кежырак кырмало шобретсэ гадь вылтӥз – кубоысь ыжгонэз чепыллям мардаен.

Оло солэн эшшо но-а потэ на вал ас улон сӥньыссэ черсэмез… Оло-а ӵажрак но уретэмез потэ ини вал – выжыен, жалятэк. Керӟег.

Нош со шортэз солэн, зэмен но, пумаз вуэ ни вал. Улонэз но, тазьы учкыса, акыльтымон ик кузь ке но ӧй вал на – котькинлэн ке но ини аслаз, дыр, мертэтэз.

…- Нош коросэз мыным асьтэос ик шукке, ява. Басьтэмез умой ӧвӧл – муртлэнэз. Секыт но кот урод пулэсь сое лэсьто – уксё понна гинэ… Вазиське Ондыръянлы, солэн киыз мынэ. Со – быгатоз. Коросме но пыжез кадь лэсьтоз – ву вылысь ӟазегез но сутоз… Капчи но чебер лэсьтоз Ондыръян коросме… Лиялъёстэк-мертчыостэк. Нош ужамез понна тон сёт солы атаедлэсь пенӝаксэ. Умой на со, тодскод…Пенӝак, пӧй… Кык пол-а куинь пол-а гинэ сое Полёе, атайды, дӥсяны но вуиз… Ӧйлась солы выль пенӝакен коштанскыны…Ӟеч мед кӧлоз сопал дуннеын – таре пумиськом но ини оло… Уз, со уз курла Ондыръянлы пенӝаксэ сётӥм шуэмлы… Тупало вал соос… Ой-ы, гуртамы ми вакытэ та нодтэм картэ кадь визьмоез ик но ӧй вал кадь… Остэ но ява … Ужын но, юондырын но – котькытын первоякын….

Со кылзӥз анаезлэсь мырдэм мадиськемзэ. Губырскыса пукиз. Анаезлэн кылъёсыз солэн пельпум-тыбыр вылаз коръёс музэн усьылӥзы – секыт но вӧсь. Берен ӝутонтэмесь.

Синвуосыз бусатъязы но ворсазы синъёссэ. Нош бамъёсыз чурыт кӧсэсь кыльылӥзы – бусы но луд тӧлъёс соосты жугизы, тӧлатӥзы но куасьтӥзы. Со бусъёс пыр тыршиз со адӟыны на анайзэ – отчем аръёс но пыр. Жиу !жиу ! Кырӟаз-шулаз солэн киосаз лэчыт, дыртӥсь кусо. Векчиесь ке но – кужмоесь киосыз. Чурытэсь но шунытэсь. Шундыен лы дорозь сутылэм киосыз - буйганэз, тэк улонэз тодӥсьтэмъёс.

Луд сяськаос шокышен-шокышен солэн пыд азяз усьыло. Нош паськыт сылӥсь пыдъёс котькуд чиньыен музысь кужым кыскыло – сурсвуэз кадь юо улон вуосты…

Нош малы меда-ай та шунды но вожен адӟиське, инбам нош – льӧлен…. Палэнысь шур гинэ андан буёло лызмытэн чильдола…

Тани кылэ ни кадь со анаезлэсь чиньыоссэ йыртыш куэныз…Вешамезъя. Мар ке верало кадь со чиньыос - пӧлыез но, кузьёсыз но, чельыез но… Кылыны луэ ук соосты, нош валаны уг луы верамзэс…

- Нош гуме гудэ песянайды вӧзы, ява.. Анай пумиталоз монэ, уз кушты ук. Корос вылам сэндра нерге вальны эн вунэтэ – музъем шуак медам усьы, пуксьы. Курдыт…. Озьы карим вал вань пересьёслы выжыямы – сэндраё коросэн… Йылолъя. Гу гудыны ӧть асьме воргоронъёсты: Миколэз, Очеез но Юберез, Тиконэз но Ӟабылез…Шудӟа пиос соос – асьме бӧляк уго. Тон соослы соку ик эн удылы. Сэрезэ ини утялтод, ужамзы бере… Ваньзылы кузьмаськы – тау кары синпелетэн, киӵушкон да мар да шедемысь… Ныр ӵушет-а …

Бадӟым кут палатаетӥ лобаз, лобаз но солэн ки вылаз пуксиз – мукет инты быдэс котырын уго ӧвӧл ини солы … Кытысь-марысь та лобась но потӥз – оло корка кузё-а тазьы пӧртмаське ? Яке чер-а ачиз…

Нош со кизэ ӧз но выреты. Мед та кут кодь дуринчи-а лу вал – лексьысал, та узвесь кадь секытысь поттысал. Шияк! Вӧсь карыса…

Вот со вӧсеныз со бызьысал ини анаез доры – пичи дыръяз сямен. Чагиськысал, викышъясал. Нош анаез мусо пеллясал солэсь ранӟем кизэ но нош ик вешасал сое – синвузэ куасьтысал. Сэре лексем интыез зырасал кабак винаын пукетэм удорсирен – вань висён тӧлӟысал син куспын. Капчи луысал. Капчи но эркын.

- Нош бӧз вурыны Дыдык апаймес, ява, кур. Асьме сямен, удмуртъя ик, басмаез но со вандоз… Нимыз но солэн, ненег киосыз но – дыдыклэн ик, зэмызъя. Капчиесь, ӟечесь солэн киосыз. Лулыз – уӵылэн мамыкез. Небыт, шуныт но шер шедьылӥсь …Озьы шуылӥз со сярысь Культо кенакмы, шонер вералляз… Дыдык апайлы ужамез понна сёт оренбурго шальме-кышетме, тӥни кудзэ тон мыным армиысьтыд ваид вал. Эн жаля содэ. Мон уг кертты ни сое йырам. Нош Дыдык апай мед нуллоз на вал… Сюлэм солэн – кабызъя, мынам кадь ӧвӧл – саркмес.

Таре со син азьысь кадь адӟе ни вал армиысь анаезлы ваем кузьымзэ. Буй-буй шуныт кышетэз – оренбург керттэмез… Салдатлэн шыръям коньдонэныз басьтэм макеез. Кемалась вакытэ, ортчем дыръёсы. Зарни егит нуналын – со вал басьтэмын но, со вал кузьмамын но…

- Нош ньыльдон уям тон ваньзэсты ик ӧтчаськы, ява, бордад карса люка ӵоше. Ваньзылы, чырыен-пырыен кодь, маке но кузьмаськы – синпелетлы… А то калык марда уз лу. Ваньмыз ес кадь медло ини, пие… Нош аракыдэ ачид эн ю. Эн ю – уг лу ке юэмед. Сэре гинэ, вань калык кошкыса… Одӥг-кык лэзь ни чаркаяд… Нянь вылэ сылал пызьна, йыр-пыд сётэм нерге карса… Нош коньдон тон басьты Микта кудолэсь – со кие кельтӥ. Тырмыны кадь кулэ… Сьӧраз ортчытэк, калык радъя келянлы…. Черке но сёт. «Отче наш… » кар, ява… Э-э, пие, мон ведь тыныд одӥг пыдвыл керттӥ ни вал, нош кыкетсэ уг вуиськы ини, лэся. Таре соид пало-кузо ини кылёз. Эк-кой, но, ява, керемето локан … Кытын ини со керттымтэез? Керттэмез сандыкын ук ини…. А ?

Нош ик чепылляз но ишказ шобрет сэрегзэ. Простыньзэ гозыё карылӥз… Черсыны ик выриз на оло со шортсэ – улон нюжазэ…

Нош тани усизы ини синкабакъёсыз – сандык кыметъёс кадь ланграк! Кугӟазы киосыз – ӧз выре ни гадьыз вылын. Кынмизы, пумизы.

Инмар Анайлэн музэн, весяклы дугдӥзы киосыз. Отын кадь ик со таре адске – пичи мудор вылын, кудӥз тӥни бордаз. Кикур пасьта гинэ мудор - отын ик, лул бордаз.

Со ӟукырак султӥз но ӧз быгаты анаез бордысь синзэ воштыны – вуриськиз кадь бордаз сӥньысэн. Анаез таре сэзятскиз тусыныз – муртомиз но оло лек-йӧно гожъёсын. Со али шуакен быдэс кобы но тӧдьызэ гульккетсал – шӧмӟытэк. Пальккыны пушкысьтыз тылӝу вылэ но озьы сое кысыны, сэре нянь юдэс кушаны – гуньдыса ньылыны.

Нош анай озьы карны ӧз лэзьы ук…Кылсконо. Соку со сипыртэмез кылӥз кытысь-ке. Кытысь ?

- Уть, уть семьядэ. Мон сярысь сокем эн чигиськы ини, мискине тон мынам. Сирота таре тон воксё ни… Анайтэм-атайтэм… Эн бӧрды мон понна сокем – озьы секыт луэ кошкисезлы. Секыт луэ, пе, кошкыны…. Тон лэзь монэ капчиен. Ӟечен. Нырысьёс пӧлысь ӧвӧл ук мон со сюресын, тон но уд лу отын берпуметӥ … Нош шорт сӥньыс – улон сӥньыс, кылёз но кыстӥськоз…. «Святой Боже, святой бессмертной…»…

Нош укно сьӧрын, жадем улошо но тусо, йырзэ ошса, сылэ ортчись нунал. Сӥзьыл шорлэн нуналэз. Быдэс эмъянтӥ юрт но пачылмемын солэн улмо зынэныз. Музэ усем улмо зынын. Тани-тани чырсаны кутскись улмо зынын.

Со улмолэн коньыталэс зыныз вань казна юртэз ни бинем. Озьы, кызьы анай нылпиоссэ кутэтъёсын биньылӥз – ӝикытак. Тӧдьы басмаен. Тӧдьы сӥньысъёслэсь кыэм макеосын.

Уг лу таре со басмалэсь гиӟо думетъёссэ-ӟыгыръёссэ пертчылыны.

Усё, усё улмоос ранӟылэм куаръёс, бездэм ожо вылэ. Улмоос усьыло сӥзьыл куаръёсы. Гып! гып! гып !...

 

 

 

 

 

 

 

 

Нить шерстяная

 

Сидел он рано поутру у изголовья матери, умирающей, уходящей по вечному пути — вниз по реке жизни. Свеча её жизни еле колебалась на ветру.

А ветра не было в глухой палате. То были вдохи и выдохи ее — хриплые и безнадёжные. Натруженные пальцы рук старой женщины судорожно теребили конец простыни на груди, будто бы отщипывали шерсть с веретена.

Может, ей хотелось и дольше прясть свою жизненную нить. А может, просто закончить начатое дело.

А нить судьбы её уже обрывалась, хоть не такой уж длинной она и была.

— А домовину мне сколотите сами. Обратись к Ондыръяну-плотнику. Руки у него золотые. Сделает гроб мне как лодочку. Лёгкую и сухую. Без сучков. А за труды отдай ему пиджак отца — царствие ему небесное. Поликарпушке... Путевому. Умнее его — дурака не было у нас в деревне. И на работе, и на пирушке — везде был первый.

Он слушал материнскую речь сгорбившись. Будто брёвна падали на его спину слова матери — тяжёлые и неподъёмные.

Слёзы застилали глаза. Но слёз не было. Сквозь марево он будто видел свою мать на лугу. Вжич! Вжич! Пела острая коса в ее руках. Тонких, но сильных. Твердых и теплых.

Цветы луговые со вздохом падают к её расставленным ногам, каждым пальцем вбирающим силу земную.

А солнце почему-то зелёное, небо — розовое. Лишь река голубела вдали вороненой сталью.

И слышал он сейчас на голове своей седоватой все пять пальцев ладони материнской шершавой — большой, указательный, средний, безымянный, мизинец. Слышал, а понять о чем говорят — не мог.

— В землю положите с бабушкой твоей рядышком. Авось и встретимся там с маманей. И настелите хороших полатей, чтобы земля не сразу осела. Боязно ведь. Копать позови мужиков каменских: Микола, Очея и Юбера. Хваткие они. И роду нашего ж — Шудзя. Сразу им не наливай. Это уж потом угости, одари даром памятным.

Большая муха покружила и лениво села на его руку. Откуда она здесь взялась?

Но руку свою он не отдёрнул. Хотелось, чтобы эта муха была пчелой и ужалила его.

И тогда он побежал бы к матери. Жаловаться на боль. И подула бы она нежно на ужаленную руку, намазала бы настоем клея того же пчелиного, разведя его в капле мутного первача. И стало бы легче.

— А саван пусть сошьет мне Дыдык-апай. Имя и руки ее — голубиные, легкие и добрые. За работу же отдай ей платок оренбургский, что ты мне с армии привез. Не жалей. Не повязать уж мне его на голову. А Дыдык-апай долго ещё будет носить... Хоть и старше меня, но жилка в ней крепче. Сердце у неё сильное, не в пример моему — корявому ...

Теперь он видел платок тот оренбургский. Тёплый и добрый. На сэкономленные солдатские деньги купленный. И потому — дорогой.

— А на сороковины всех собери. Никого не обдели, слышь? Каждому что-то отдай, мелочь какую. А то не по-людски будет. Сам не пей. Это уж как поминальщики уйдут — тогда можно. Денег возьми у кума Микты. Я ему оставляла на похороны. Должно хватить. Скромно. И на церкву тоже. Сынок, связала я тебе носок один, второй вот не успела. А куда же я заготовку вторую девала? Первый носок — в сундуке. А где же недовязанный?

И снова теребила пальцами по простыне. Будто пряла нить шерстяную.

Но уж с громом захлопнулись крышки древних сундуков — упали веки умирающей. И замерли руки её.

Как у Матери Божьей, образ чей лежал на груди материнской считай уж с неделю. Крохотный такой, с детскую ладонь.

Он встал и посмотрел на нее — построжавшую. Хотелось залпом запихнуть в себя стакан белой и тут же занюхать её хлебной коркой.

Но матушка не разрешила. И тут он услышал шепот. Откуда?

— Семью свою береги. А обо мне не тужи, бедный ты мой. Сирота ты теперь круглая.

А за окном, как усталый мерин, понуро стоял октябрьский день. В больнице пахло палыми яблоками. Как ладаном.

Приторная сладость разливалась по казенным углам и обволакивала их и его, как матушка в детстве — в пелёнки. Из ткани белой. Шерстяной.

И не разорвать уж объятий той ткани вовек.

Яблоки падали где-то в прелые листья. Яблоки падали в прелые листья. Тук! Тук! Тук!

Рейтинг@Mail.ru