Отважный овчар

Автор:
Ханпери Назирова
Перевод:
Ирина Ермакова

Игит чобан

 

МичIахна са хаIм вухьа. Эхьалийке сувабышылхъа чамра кIейбхьы, гьар сура зулматылхъаний сакIал гьаъы.

Эхьалхъа мее къелил` вухьа, обзур-обтулийн чобанар, сюрубыд архачеехъа адхьу, литее гьибкIыр гьарна са сурал` алхъабкIы вухьа. Садджу сюруныс къаравулийваала гьааъана чобан, ул` сидябкьын, сюрунни къырагъыл`ний алхъирхьу. Сюрунни гьар сурак` копакар гиъуреейыд, меб сюрунеехъа сё теппишувхьесда гичI вобнаний.

Мани хаIмде сюрунна къаравул йишда Муса бабаний вор. Манке Муса бабайна джаван базар вухьа. Мана манке аIкьыIн далыбынана, гучее такьатнана са джигьилний вор. Манкъуни улее мыса джаб къорху вухьа дешдий, манкъукIле хъаIркьыIний гьуджоо ыхьай ацIан дешдий. СайаIххъее Аджнавургъанче хивеехъа, Сувагыл`хъа хъооIнкъаI, йаIххъаI мичIaх хъыхьайхъа гора, мана Къыпчахни някьвбышее, нукьнелхъа вукIул` гивхьу къалирхьу, мичIеерний хаахъа хъары. МаIхуIрна ыхьа Муса баба.

Мани хаIмде мана сюрунна къаравул`ний вор. Муса, литее гьиркIыл`, сюрунни янийк` севканмышхьа ыхьа. Сайыд, сюрунни дерайлхъани сурале, копакаaр гягьадакIва гидгъыл. Муса экIра махъа къадархьун. МанкъукIле къооджена ки, са сёюн къарг, аIрдыке авхъу, гьабагъа-гьабагъа хъувкеккавуб. Копакaарыд чилхъавуд алядкIу. Анджах сё гееб хаIбна вухьа ва копакaар манчыс делес хъыхьа мее, манче, фирхь` гьавъу, манбы хъаIкьаIн гьаъы къегьешще ыхьа.

Сё, къарг гьабагъа-гьабагъа, дереехъа гааI вухьа. Муса, хыл` цIыцIдявъу, чикар хъигьна айкIан. Манкъвее копакaар нимее сёюлхъа басс` гьеъээйыд, манче къарг къоокка деш.

МусайкIле къаджийнкъаI ки, сёюн къарг къоокка дешуб, мана къаргани гачбышке гитIийкьанна. Сёюн къарг чисхъа гьабагъа, Мусее джусхъа. Увгьийн ки, Муса баба манке джаван, маIгькамна гаде ыхьа. Манбыше къарг гееб сана-санкъусхъа гьабгъы. Не сёюн йидж къидевкуна, не вуджее.

Муса ахтывалее ыхьайхъа гора, сёюн манкъулхъа гьуIджум гьавъу деш. Ахыр МусайкIле къаджийнкъаI ки, сёюн къарг къоокка дешуб, манкъвее меннaIхуIд гьаракат гьаъы.

Манкъуни хыле хаIбна зуIкьаIлна пайений воб. Манкъвее къарг къавку, вобни гуджука сана мана пайе сёюни кал`лейл илхооле. Багьал хъувхьана сё, къарг къавку, кьоIни къелил` хъувхьа илёозарна. Манчыни улепбышеенче, нахвареенче къеджен хьинне, эбий оIлумий гёгъа. ЫкIарни гуджун, манчинии гIалеенче гееб хаIбна гьарай хъугъоочIе. Муса дегье писинчысний гьаззирхьа вор. Анджах, манкъвее гозет` гьидяъан кар ээхье: сёюн, кал`лейле эб гааI-гааI, къарг къооккана, ва мана, зимгъырий гьааъа-гьааъа, йыIкьаIлхъа цIыцIоохье ва савкIу дерайке алла авайкIанна.

Сё абкIынийле хъийгъа, Мусее раIгьаIтда нафас гьихеле, экIба сура джан ахуна къарг кьассаб гьавъу, къеква хъишщу, лашшагыд йыIкьаIс ыIхыI биняйлхъа хъарайлена. Джуни къал`ябкIийни гьамбазарше гьала гьаманке Мусайни къочахийвалике хабар авхъаахъа.

Отважный овчар

 

Ночь была мрачной. Туман, ещё на закате, опустился на склоны гор, отчего ночь казалась куда темней, чем была.

Целый день простоявшие на ногах чабаны, устало вздыхая, загоняли гурты в специально огражденные места — загоны. После чего они улег­лись спать, закутавшись в горские бурки. Только дежурный чабан не смыкал глаз, полёживая рядом с отарой. Несмотря на то, что отару охраняла стая собак, всё же оставалось опасность, что медведь может напасть на овец.

В ту ночь возле отары дежурил наш дедушка Муса. В то время дедушка Муса был широкоплечим, очень сильным и бодрым человеком. Он не ведал страха и был уверен в себе. Как-то он возвращался верхом из Аджинаура домой. Выехал довольно поздно, и на полпути его настиг сумрак. Пришлось искать место для ночлега. Вблизи оказалось кладбище, где он и примостился, а как только рассвело, продолжил свой путь. Таким вот отважным был наш дедушка Муса.

В ту ночь он дежурил, закутавшись в горскую бурку и полёживая себе возле отары. Но вдруг раздался лай собак. Лай доносился со стороны ущелья. Муса вскочил и со всех ног побежал к ущелью. И что же он видит: медведь, схватив барана за курдюк, волочит его вглубь ущелья. Собаки пронзительно лаяли, но без толку. Медведь был огромным, и они побаивались его. Когда же собаки решались приблизиться к медведю, тот устрашающим рёвом разгонял их.

Тем временем медведь спускался всё глубже и глубже в ущелье, волоча беззащитное создание за собой. Муса следовал за ним по пятам. Как он ни натравливал собак, медведь не собирался выпускать барана.

Когда Муса понял, что собаки не помогут ему вырвать из пасти медведя барана, он ухватился за его рога. Медведь тянул барана к себе, а Муса — к себе. (Мы уже отметили, что дедушка Муса был довольно сильным парнем. Он ни в чём не уступал медведю.) Долго ещё они тянули барана, каждый в свою сторону, словно перетягивали канат. Никто не собирался сдаваться.

Только потому, что Муса находился на склоне выше медведя, лютый зверь не имел возможности напасть на него. Убедившись, что медведь не собирается отпускать добычу, Муса решил поступить иначе.

У него с собой была длинная палка кизилового дерева, походившая на небольшую дубину. Улучив момент, Муса, отпуская барана, из-за всех сил ударил медведя по голове. Пришедший в бешенство зверь, встал на задние лапы. Во взгляде его, словно в зеркале, отразились кровь и смерть. От невыносимой боли, медведь стал ужасающе реветь. Муса приготовился к худшему. Но всё случилось иначе: заливаясь кровью, медведь выпустил дичь и, не сбавляя рёва, отступил и скрылся в глубине ущелья.

Муса победно выдохнул, зарезал едва живого барана, снял с него шкуру и забросил тушу на плечо. После чего выбрался из ущелья и направился к палаткам, где чабаны по-прежнему крепко спали. Только тогда его друзья-овчары узнали о героизме Мусы.

Отважный овчар

 

Ночь была окутана мраком. Туман ещё во время заката опустился на склоны гор, отчего ночь казалась куда темнее, нежели была.

Целый день простоявшие на ногах чабаны, устало вздыхая, загоняли гурты в специально огражденные места — т. е. в загон. После чего улеглись спать, окутавшись в горские бурки. Только дежурный чабан не смыкал глаз, полёживая возле отары. Несмотря на то, что отара была под пристальным вниманием собак, опасность, что медведь может напасть, всё же оставалось.

В ту ночь дежурил за отарой наш дедушка Муса. В то время дедушка Муса был широкоплечим и очень сильным бодрым человеком. Он не ведал страха и был уверен себе. Как-то однажды он верхом на лошади возвращался из Аджынавура домой. Из-за того, что он довольно поздно вышел в путь, на полпути его настиг сумрак, и ему пришлось искать место для ночлега. Вблизи располагалось кладбище, там он и примостился; а как только рассвело, продолжил начатый путь. Таким вот отважным был наш дедушка Муса.

Ту ночь он провёл на дежурстве. Укутавшись в горскую бурку, полёживал себе возле отары. Но вдруг он услышал лай собак. Он доносился со стороны ущелья. Муса со всех ног побежал в ту сторону. И что же он видит: медведь, схватив барана за курдюк, волочит его вглубь ущелья. Собаки пронзительно гавкали, но без толку. Медведь был огромных размеров, и они побаивались его. Когда всё же они решались приблизиться к нему, он устрашающим рёвом разгонял их.

Тем временем медведь всё глубже и глубже спускался в ущелья, волоча беззащитное создание за собой. Муса следовал за ним по пятам. Несмотря на то, что он натравлял собак, медведь и не собирался выпускать барана.

Когда Муса понял, что подобными трюками ему не удастся вырвать из пасти медведя барана, он ухватился за его рога. Медведь тянул барана на себя, а Муса — на себя. (Мы уже отметили, что дедушка Муса был довольно сильным парнем. Он ни в чём не уступал медведю). Долго ещё они тянули барана, каждый в свою сторону, словно канат. Никто не собирался сдаваться.

Только лишь из-за того, что Муса находился на склоне выше медведя, лютый зверь не имел возможности напасть на него. Поняв, что медведь не собирается отпускать добычу, Муса решил поступил иначе.

У него с собой была длинная палка кизилового дерева, походившая на небольшую дубину. Улучив момент, Муса, отпуская барана, из-за всех сил ударил медведя по голове. Пришедший в бешенство медведь, отпуская добычу, встал на задние лапы. Во взгляде его отразилась, словно в зеркале, кровь и смерть. От невыносимой боли, он ужасающе начал реветь. Муса приготовился к худшему. Но случилось всё иначе: заливаясь кровью, медведь выпустил дичь и, не сбавляя рёв, отступил, после чего сокрылся в глубинах ущелья.

Муса победно выдохнул, после чего зарезал едва живого барана, снял с него шкуру, забросил тушу на рамена, после чего выбрался из ущелья и направился к палаткам, где чабаны по-прежнему крепко дремали. Только тогда его друзья-овчары узнали о героизме Мусы.

Рейтинг@Mail.ru