Лукьян и Кирьян

Автор:
Георгий Цветков
Перевод:
Георгий Цветков

Лукьян и Кирьян

                                           Посвящается виртуозу-гитаристу Ивану Лукьяновичу Портаненко

В прежние, еще дореволюционные времена русские цыгане и сэрвы зарабатывали продажей и меной лошадей на конных базарах. Зарабатывали и на посредничестве, помогая покупать лошадей, поскольку многие крестьяне плохо в них разбирались.

 

*       *       *

В этом городке по субботам и воскресеньям проводились конные базары, так вот, как-то в одну из суббот из покосившейся от времени хатки, на пороге которой стояла красивая смуглая девушка, вышел Лукьян. Натянув шляпу, он зашагал в сторону базара. Лукьяна одолевали нелегкие мысли: деньги кончились, и он не знал, что ему делать дальше. Единственной надеждой был базар: там он чувствовал себя как рыба в воде, недаром Лукьян слыл большим знатоком лошадей.

Его раздумья прервал прохожий: это был Кирьян.

— Не подскажешь, мил человек, где базар, а то я совсем заплутал.

— Какой базар? — не понял Лукьян.

— Где лошадей продают.

Быстро сообразив, в чем дело, он ответил:

— Сегодня нет конного базара, он завтра будет.

— Как завтра? А что же делать? — задумался Кирьян.

— Если тебе нужны кони, найди Лукьяна, что на Зеленой улице живет.

Цыган ушел, а прохожий так и остался посреди дороги, не зная, что предпринять… Некоторое время он бродил по городу в поисках улицы Зеленой. Наконец подошел к маленькой хатке и постучал в дверь.

На стук вышла смуглянка:

— Дядь, вы чего хотели?

— Мне бы Лукьяна, я насчет лошадей.

— Проходите, — улыбнулась дивчина.

Зайдя в небогатую, но чисто убранную хату, Кирьян увидел человека, пославшего его сюда.

— И вы тут! Вот хорошо. А где хозяин?

— А я и есть здесь хозяин.

У Кирьяна похолодело внутри: не зря предупреждали его сельчане, чтобы был осторожнее. Да и хозяин подозрительно смуглый, и девушка… «Не к цыганам ли я попал?» — мелькнула мысль.

— Эля, — позвал девушку хозяин, — собери на стол и дай гостю рушник и мыло, видишь, человек с дороги.

— Нет-нет, — замялся гость, — я это, на минутку, только насчет лошадей узнать.

— Ну что ты?! Гость в хате от Бога, — возразил хозяин.

Девушка принесла полотенце, и Кирьян пошел мыть руки. На стол было поставлено все, что еще оставалось в хате, и бутылка водки, взятая по этому случаю в долг. Пригласив гостя к столу, хозяин обернулся к иконам, перекрестился. То, что похожий на цыгана хозяин перекрестился, немного успокоило Кирьяна. Когда они выпили и закусили чем Бог послал, хозяин завел разговор о лошадях:

— Купить доброго коня не так легко, да и сколько вокруг жулья!

Кирьян проверил, на месте ли деньги.

— Но ты, — улыбаясь, продолжал хозяин, — попал к нужному человеку.

— Мне бы хорошего коня, — оживился гость, — я бы тебя… как это… отблагодарил!

— Ну ладно, переночуй у меня, а завтра на базар.

При мысли о ночлеге у цыган у Кирьяна все свело внутри, но выходить с деньгами ночью, да еще в незнакомом городе, казалось опасным. «Лучше останусь», — решил он.

До полуночи Кирьян не мог сомкнуть глаз: в голову лезли всякие тревожные мысли, но выпитая водка сделала свое дело, и он уснул.

Когда рассвело, хозяин разбудил его.

— Ну что, плохо спалось на новом месте? Да и за деньги переживал?

— Был такой грех, — смутившись, ответил гость.

— Ладно, пошли! — Натянув шляпу, Лукьян пошел к двери. За ним заторопился и Кирьян.

— Значит, так, — наставлял по дороге Лукьян, — понятие в лошадях — наука сложная, сразу не дается. Сначала не спеша присмотрись. Если лошадь по нраву — виду не показывай, а то цену заломят. Народ здесь ушлый. На дешевых коней не зарься: с подвохом они, а хороших я торговать стану.

Базары в те времена были удивительные! Но самый большой базар в городе был конный. «Экая пропасть лошадей, — удивился Кирьян, — гнедые, белые, вороные, буланые, серые в яблоках — и как же тут выбрать можно? На вид все ладные и красивые! Будь что будет!» Перекрестившись, Кирьян решил полностью положиться на Лукьяна. Ему уже виделось, как он приедет на красивом коне и его встречают жена и дети, а может — и все село.

Его мечтания прервал молодой смуглый цыган:

— Купи, дядь, лошадь! Смотри, какой скакун: шея как у лебедя, голова маленькая, корпус как лодочка, а глаза, посмотри, — звезды. Ноги тонкие, крепкие, не конь — ветер!

— И создал же бог такую красоту! — вырвалось у Кирьяна. — Может, сторгуемся?

— Ты что, гусар? — остановил его Лукьян. — Тебе для чего лошадь нужна? Да и с запалом она.

— Это что же за запал такой? — спросил Кирьян.

— Полверсты пробежит — и хана коню, ну и деньгам тоже. Уразумел, гусар?

— А с виду птица, красавец! — сконфуженно почесал затылок незадачливый покупатель.

— Ты лучше туда посмотри! Видишь — татары торгуются.

— Вы посмотрите, какой конь! — нахваливал хозяин гнедого. — Словно из железа выкован, просто богатырский конь!

— Ох, заберут, — засуетился Кирьян.

— Не торопись! Видишь — зубы смотрят. Значит, первый заход. Скоро уйдут для виду других коней посмотреть, потом вернутся цену сбивать. Сейчас отойдут — мы подойдем.

Через несколько минут татары действительно отошли.

— Хороший конь, — обратился к продавцу Лукьян.

— Не видно разве, какая сила в коне? Хоть две телеги запрягай, повезет, — улыбнулся хозяин.

Лукьян, обойдя гнедого со всех сторон, похлопал его по холке:

— Так, говоришь, две телеги повезет?

— Сам видишь, конь богатырский, — крутил усы хозяин коня.

Хитро прищурив глаза, Лукьян подошел к продавцу и что-то шепнул ему на ухо. Того словно молнией ударило, он растерянно смотрел то на Лукьяна, то на лошадь. Куда делась его напыщенность? Его словно окатили водой; он вытирал враз вспотевшее лицо. Кирьян, не понимая, что происходит, удивленно смотрел на обоих.

Лукьян отвел Кирьяна в сторону:

— Будешь брать за двадцать пять? — Деньги по тем временам немалые.

— Дороговато, сбить бы немного, — почесал затылок Кирьян.

— Ладно, давай двадцать — сторгую.

Подойдя к хозяину, Лукьян сунул ему в руки пятнадцать рублей, взял за повод коня и подвел к довольному Кирьяну.

— Доволен? Ну и добре! Ну с Богом, может, еще свидимся!

— Спасибо, хочу отблагодарить тебя, — полез в карман Кирьян.

— Погоди, не нужно, свое я всегда заработаю.

«Бывают же такие добрые люди!» — думал вслед уходящему Лукьяну Кирьян. Подсчитав оставшиеся деньги, отправился за телегой и упряжью. Все купив, решил запрячь гнедого, чтобы засветло выехать домой.

Тут и началось… Коня словно подменили! Он шарахался от телеги, как черт от ладана, то вставал на дыбы, то пытался лягнуть нового хозяина. Целый час бился Кирьян — и не смог запрячь норовистого жеребца. Ходил вокруг коня, ругая его, базар и своих родственников, пославших его на эту каторгу. Окончательно выбившись из сил, он решил проучить гнедого: сломав прут потолще, начал щедро охаживать его по крутым бокам.

Рядом стоявшие мужики вступились:

— Зачем коня мучаешь? Не пойдет он.

— Как не пойдет? — растерялся Кирьян.

— Хороший конь, но не упряжной, понимаешь? Не приучен к телеге.

— Как не приучен? Его еще учить надо? — схватился за голову Кирьян.

— Продай телегу или поменяй коня, — посоветовали мужики.

«Как поменять? Базар закончился! Что же, мне тут на телеге жить неделю до следующего базара?! Что за напасть такая! Не хромой, без запалу — и все равно не идет. Надо же — купил лошадь, которую нужно учить телегу таскать. Скажи кому — не поверят».

День клонился к закату. На опустевшей базарной площади сидел на телеге Кирьян, обхватив голову руками. На душе у него было скверно, и совсем не хотелось возвращаться домой. «Надо мной все село смеяться будет, — думал он. — Будь что будет, не все равно теперь! Жил себе спокойно — нет, лошадь нужна стала!»

Проклиная все на свете, Кирьян взвалил на плечи упряжь, схватил за повод ненавистного гнедого и, оставив телегу на базарной площади, зашагал в сторону родного села.

Рейтинг@Mail.ru