Тысячи
литературных
произведений на59языках
народов РФ

Сошка – одна, а ложек?..

Автор:
Мердали Джалилов
Перевод:
Мердали Джалилов

Сошка – одна, а ложек?..

Фельетон


Хотите верьте, хотите нет, но однажды в некотором царстве жил-был старый-престарый мужик. Почти как в Салтыковские времена. И была у этого мужика старая железная лопата. Изделие с пометкой «Сделано в СССР». Видимо, поэтому она, эта лопата, и служила своему хозяину долгие годы. Даже в самые лихие времена, когда всё-всё народное достояние растаскивали по своему усмотрению и по указу сверху: «Воруйте, сколько сможете переварить!» – лопату никто у мужика не отнял. 

Никто не своровал ее, никто даже не потребовал у него мзды за «крышу». Жил он, как и раньше, без крыши и без двора. Работал лопатой в поле. Копал, перекапывал, перепалывал, очищал канавы, приводил в порядок тропки и дорожки для прохожих.

Лопата работала отменно. Не требовала ни воды, ни хлеба, ни ремонта, ни смазки. Достаточно было заводской закалки советской стали. В постперестроечный век вместо старых машин и механизмов пришли новые, т. е. старые – новые лопаты и мотыги. Вместе с ними пришли новые имена: фермеры, арендаторы, работодатели, работники, налоги, налогоплательщики, биржи, мониторинги, менеджеры… Ох сколько их, новых, непонятных старому мужику слов.

Мужику новые слова совсем не нужны были. Он знал поле, сроки поднятия озимых, посева зерновых, увлажнения, выращивания, уборки урожая…

Лопата была душой и сердцем для мужика. Она работала, она помогала, она успокаивала его во всех трясинах и встрясках. Лопата успевала всюду, где мужику нужна была сила и сноровка. Главное, – никаких расходов на содержание и ремонт не требовала. Как жила в пыли и грязи, так жила она и теперь, в период великой демократии и процветания общечеловеческих ценностей… Европейцы и знать-то не знают, на что способна советская стальная лопата даже в периоды научно-технических революций. Ничто никогда не заменит ее красную луженую ручку из кизилового дерева! Ах, и крепка же она, прошедшая сквозь бури революций, и великих побед во время войны, и послевоенных восстановлений разрушенных хозяйств.

А теперь, после разгрома страны перестройщиками и прихватизаторами, наступило самое нужное для старой стальной лопаты время – кормить ораву голодных, ненасытных чинушек и нуворушек.

Бедный мужик давно забыл про выходные и праздничные дни. Денно и нощно работал он в поле с верной лопатой. Без отдыха и без устали. Лопата то и дело своими наивными полудетскими вопросами и шутками успокаивала мужика…

И вот в очередной раз мужик вышел в поле сеять яровые: ячмень, просо, горох, гречиху… Все хотят жить, хотят сытно есть. А кто работает? Кто умеет приучить старую лопату, сохранить ее остроту и скорость? Ни одной научной работы не придумали наши великие умы для мужика в поле. Он сам – академик полевых работ! Всем всё в достатке надо выращивать! И вовремя надо платить налоги, штрафы, долги и прочие расходы…

Работал мужик, работал до седьмого пота, устал, остановился, решил собраться с силами. И вдруг лопата спрашивает у мужика: 

– Почему ты, милый мой хозяин, работаешь один в этом огромном поле? Никого нет, кроме тебя, здесь ни с лопатой, ни с мотыгой, ни с киркой. А машин давно здесь не осталось. Неужели тебе так много надобно в этой немудреной жизни?.. Да и семья-то у тебя невелика. Ты и твоя милая старушка. Да я, твоя помощница.

– Эх, моя милая подруга. Как тебе объяснить? Ты говоришь, что у меня семья маленькая. То есть едоков мало. В этом ты неправа. Ты не знаешь, сколько едоков смотрят на мои руки да и на твое стальное лезвие. Среди них нет ни одного, кто знал бы, как работать в поле. Знал бы полив и прополку… Уборку и доставку на хранение. А дальше – еще больше забот. Но требующих у нас хлеба и долгов много. На пальцах не сосчитаешь…

– Но кто же они, те, перед кем мы «всегда в долгу»?

Надо же, будто услышали этот разговор, как из-под земли в поле появились люди с ложками и разными бумажками-требованиями.

Мужик стал объяснять лопате, кто эти едоки:

– Впереди всех стоит арендодатель, хозяин этой земли, главный хаким муниципалитета. Я еще не успел ему заплатить арендную плату. Урожаем уплачу, если будет возможность.

Лопата молча слушает объяснения мужика.

– Рядом с хакимом – другой хаким. Он в синих погонах с лычками. Налоговик. «Плати, говорит, налог и спи спокойно!» Разве я могу спать? Денег нет оплатить налог. Видимо, опять будут штрафовать меня.

Третий хаким с машиной «химзащиты». Он хочет получить плату за борьбу с вредителями полей. А нет у меня ни денег, ни зерна. Пусть подождет.

Четвертый – охранник этой зоны. Воров везде много. Приходится держать его рядом. 

Пятый – наш агроном. Правда, толком он ничем мне не помогает. А за его советы надо платить.

Шестой – мелиоратор. В сухое время необходимо орошать это поле. А вода в его распоряжении. Надо ему платить за воду и канаву.

Седьмой – землеустроитель. Ах, он такой фокусник, всегда найдет, где не так устроено. Четыре раза в год меняет карту поля… То межа кажется ему чужой, то граница не так проходит.

Восьмой – хаким из кадастровой палаты. Земля, говорит, не зарегистрирована в реестре, а я засеваю ее хлебом – нарушаю закон.

Девятый – из инспекции семян. Семенной фонд надо менять. На какие средства?..

Десятый – ревизор. Думает, что я скрываю урожай, не все возвращаю хозяину.

Одиннадцатый – участковый уполномоченный района. Его тоже надо чем-то ублажать…

Двенадцатый – из банка пришел. Требует возврата кредита.

Тринадцатый, четырнадцатый, пятнадцатый, шестнадцатый… Все должностные лица – хакимы. А я мужик. Владею только тобой, моя подруга. Моя золотая лопата… Если ты отвернешься от меня, беда будет не только мне, всем этим хакимам – устроителям «демократии» и порядка…

Что будет с нами? Нет, милая, лучше все терпеть и работать! Работать и работать во благо всех обездоленных чинов и чинушек. Всех, кто не умеет держать в руках лопаты и мотыги, серпа и молота. Работать – и мы победим!..

Рейтинг@Mail.ru