Последняя просьба

Автор:
Василий Кольчурин
Перевод:
Василий Кольчурин

Медбöрья корöм

Документальнöй рассказ

 

Ар… Быд годö сiя овлö разнöй .То кöс да шондiа, то зэра да кöдзыт. Эмöсь морттэз, кöднасянь позьö кывны, что ны понда ар—медбур пора. Кинлö кыдз, споритны ог пондö. Но а эттшöм кö погоддя, кыдз тавосяыс, се ни вайö нештöм думаэз. 

Сьöкыт висьтавны, кыным ой баба Марфа узис татöн бура. А эд чулалiс куим месяц ни, кыдз сiя чапкис ассис горт, мунiс овны пöриссез понда керкуö. Быдöс бы татöн бур: шоныт, вердöны-юкталöны, пасьтöтöны. Мый бы эшö колö? Только вот баба Марфалiсь пыр чушкис сьöлöмсö, юрö пырисö нештöм думаэз, а шедлiс кö ланьтны, адззис небытшöм вöттэз. А палялас кö он, юрвем тырлывлiс унася-уна  быдкодь сьöлöм бурмöтан случайезöн да историяэзöн. Нiя жö тырмисö, эд бабыс эта грешнöй светас олiс не етша не уна—сизимдас вит год. 

… Таво бытшöма чулалiс сылöн нимлуныс. Челядьыс—а нiя сылöн кыкьямыс—вовлiсö мам дынö кватьöн. Куимыс горт дынсянь олöны ылынöв, и кыкыслö эз шед кежавны. Мам вежöртiс, и этасянь эз обижайтчы. Отпуск коста се ни бöра вовласö. Öнi жö сьöлöмын гажсö содтiсö и внучоккез, кöдна сылöн кыкдас гöгöр. 

Но вежалун чулалiс, и баб бöра кольччис öтнас.Сьöкыт, конечно, сылö, но гортся стенаэз се ни сетiсö вын, отсöт. Öтiк только умöль: нач синтöмсялiс. Гортын ветлöтiс се жö повтöг, сiдз кыдз тöдiс кытöн сылöн сулалiс пызан, табуреткаэз, ольпась, печкажуг. Сiдзжö тöдiс, кытöн мый куйлö. А вот ва вайыштны да песок пыртыштны, эстöн отсалiс соседкаыс. Гожумнас жö карчйöрын уджалiсö челядьыс. 

Вот этадз жагöник чулалiсö луннэз. Но кыдзкö бабкöт шогмöма умöль: мезмöма гор вылö кайтöн, пиньöвтöма коксö и нельки сюрöма больницаö. И сiя кадö медучöт нылыслö пырöма юрö öддьöн ни нештöм дума: оз пö сэсся туй мамнысö кольны öтнасö гортын. Эттшöм юöр бöрсянь баба Марфалö нельки умöль лоис. Эз вöв сылöн желанне кольны гортсö. Мöдкö, вежöртiс, кин сы дынö деревняас локтас овны, эд быдлöн удж, семья. И былись, думаэзöн пыралiс мам быд челядь семьяö и эз адззы некытшöм вариант. 

Медыджыт зоныс армия бöрсянь кольччöиа служитны одзлань. Адззöма сэтчин иньöс, быдтöны кык нылöс. Но и пö богата олöны. Мöд зоныс олö деревняас, позьö шуны, ордчöн. Уджалiсь мортыс, спокойнöй , но öтiк умöль: «бур» иньыс велöтiс вина дорас, овны аскуртöг оз и вермö. Нельки мамыс дынö неделяэзöн эз кежавлö. Но мамыс эз вид, асьныт пö тöдат мый керат, не учöтöсь ни. 

Эшö öтiк зон олiс Кудымкарас, уджалiс милицияын. Полковник ни. Мам рад сы понда, но овны сы ордын эз вермы. Кöр сiя гöтрасис, иньыс сэксянь раз-мöд только и кайлiс деревняас, а сэсся сетiс тöдны, что сэтшöм родняыс сылö оз ков. 

Ныввез жö баба Марфалöн вита. Кыка олöны  Свердловскöй областьын, öтiк—Перемын, а медбöрьяэс поздiсисö Кудымкарас. Быдлöн эм семья, профессияэз, оланiннэз. И бöра жö мам ны понда öддьöн рад. Но кöр сiя вовлiс ны дынö гöститтöн, некинсянь эз кыв, мед кинкö корис сiйö  дынас. Да и баб эз мун бы ны дынö. Мый сiя пондас лунтыр керны благоустроеннöй квартираас? А гортас се ни медбур, да и ачыс хозяйка. И вермас я лоны мöднеж, эд сiя олiс эстöн  витдасгодся унажык!

И мыйлö колiс лэбтыны этö бöбöв баснисö, мед бабсö летöвтны гортiсь? Эна думаэз бöрсянь баба Марфа кöр и лöгасьлiс ныв вылö, этасянь эз вермö не вазьны мукöдпыр синнэз. Кыдз баитсьö, шумсö лэбтiс, а отсавны ачыс тожö оз вермы. Мам и эстöн вежöртiс, эд нывлöн куим челядь, и олö жöниктöг вот кык год сьöрна ни. А квартира неыджыт, некытöн бергöтчыны. 

Думаэз пырисö пöрись морт юрвемö сьöкытöсь. Этасянь, натьтö, и оз узьöт, да и настроенне нештöм. Нельки сеяныс медбöрья кадö эз кылав.

Оланыс сiя абу кокнит штука. Кинлö кыдз лöсялас, кинлö мый Енöн пуктöм, сiйö и паньыштас. Этасянь баба Марфалö нем эз кольччы, кыдз лэдзчыны пöриссез понда керкуö. Öнi жö сьöлöм корис только öтiкö, мед эз вунöтчö сы медбöрья корöм йылiсь. Сiя жö невна сетiс мукöдпыр и гаж. 

Кыдзкö, кöр нылыс кежалöма сы дынö, баб юöртöм, мед сiйö татiсь эз ни вöрзьöтö. А кöр пö кула, мед дзебисö айныскöт ордчöн. Сэсся пö меным нем ни оз ков. Только пö босьтiс мед Еныс дынас гожумнас, шондiа пораö, мед гöгöрся природаыс гажöтiс сьöлöм не только сылiсь. А мый коляс эта грешнöй светсö—не сiя медодзза. 

… Талун бöра гажтöм  кодь. Небо дундöтчöма, öшöтчöма. Небытик зэрок малалö чужöм. Öтöрас пемыт кодь. Этасянь и думаэз нештöмöсь. А кыдз сьöлöм се жö корö, мед нiя вöлiсö сöстöмöсь да мичаöсь.

 

Последняя просьба

 

Осень… Почему-то она бывает разной. То сухая и теплая, то дождливая и прохладная. Некоторые считают, что осенняя пора — лучшее время года. Как говорится, сколько людей, столько и мнений. А какова осень нынче — мысли навевает она не очень приятные, чаще печальные.

Трудно угадать, сколько ночей здесь баба Марфа провела в приятных думах и снах. Пролетели три месяца, как она покинула родную хату и поселилась в доме для инвалидов и престарелых. Вроде бы есть тут все условия: уютно, тепло, с питанием нет проблем, одеждой. Чего еще для нормальной жизни не хватает? Только душа бабы Марфы не могла найти покоя, голову переполняли неприятные думы. Правда, иногда всплывали и счастливые моменты, ведь в ее жизни их тоже хватало.

Нынче справили ее юбилей неплохо. Как-никак восемьдесят пять. Из восьмерых детей в родных стенах побывали шестеро. Мать прекрасно понимала, что работа и дальняя дорога не всем позволили собраться вместе. Поэтому и не таила обиды. Доживут до отпусков, нет сомнения, опять прилетят, как раньше. Притом, радости прибавят своим приездом и внуки, и правнуки, которых уже более двадцати.

Но день рождения прошел, и баба Марфа осталась опять одна. Конечно, нелегко одной, но, как говорится, и родные стены помогают. Единственное, что на данный момент ее тревожило, — слепота, которая свалилась на нее как-то внезапно. Дома ей было легче: знала, где ее постель, как пройти на кухоньку, что где лежит. А вот покинуть дом по делам…Тут уж управляться помогала соседка: то в магазин сбегает, то за водицей, дров занесет. Летом — другое дело: все огородные дела лежали на плечах детей.

Потихоньку летело время. Но как-то с бабкой случилось непоправимое: хотела было согреться на печи, да руки подвели, скатилась вниз, ушиблась сильно, пришлось госпитализировать. После случившегося младшая дочь решила попытатьсялась решить мамину проблему. Действительно, разве можно бросить ее в одиночестве?

Когда баба Марфа услышала о планах дочери, у неё подскочило давление. Как она оставит свой родной очаг? Кто ее приютит? Кому она нужна? Вместе с тем, понимала,: в деревню к ней переселиться никто желанием не горит.

Помнится, первый сын так и остался вдали от дома, продолжил свою армейскую службу. Женат, имеет двух дочерей, живут в достатке. А второй — рядышком, в соседней деревне. Работящий, покладистый, но одно огорчает: жена попалась не из лучших, так подружилась со спиртным, что потянула в этот омут и мужа. Бывало, неделями не навещали бабу Марфу. Но она не особо воспитывала их: взрослые люди, сами знают, что творят. А третий сын — гордость, полковник милиции. После его женитьбы невестка побывала в деревне пару раз, а потом отрубила: такая родня не для нее, не их поля ягода.

Дочерей же у бабы Марфы пятеро. Две обосновались в Свердловской области, одна — в Перми, еще две — в Кудымкаре. Все семейные, все при своих делах и заботах. И опять же мать гордилась, что у каждой вроде бы жизнь удалась. Но забыть не могла, что, когда бывала у них в гостях, никто из дочерей не предлагал матери свой уголок. Хоть она и не обижалась. И вправду, чем она будет заниматься в этих чужих четырех стенах? Родная избенка — есть родная. Как говорится, худо-бедно, а под своей крышей прожила целых полвека.

Действительно, зачем нужно было раздувать эту проблему, чтобы вырвать ее из родного гнезда? После этих горьких размышлений женщину частенько одолевали непрошенные слезы. И злилась она, бывало, на свою дочь, и жалела. Возможно, младшая хотела лучшего, а что получилось в итоге? К примеру, у самой трое детей, осталась без мужа, жилплощадь — негде развернуться. Поэтому последние дни и ночи у бабы Марфы протекали в вечных думах.

Жизнь — она непростая штука. Кому как повезет. После долгих раздумий бабе Марфе ничего не оставалось, как принять собственное решение: в доме для престарелых тоже люди. Не готова она была переехать к детям, стеснять кого-то, быть обузой. Единственное, что тревожило душу, — чтобы дети не забывали о ее последней просьбе.

Как-то, недельки две тому назад, заехала к ней одна из дочерей. Ничего не просила мать, ни на что не сетовала. Только напомнила еще разок, чтоб похоронили ее рядышком с мужем. А еще молилась, чтоб погода удалась, чтоб Бог подобрал ее летом, в теплый солнечный день, чтобы окружающая природа радовала не только ее душу. А что покинет эту грешную землю — не она первая.

…Сегодняшний день преподнес опять сырую погоду. Небо заволокло низко идущими тучами. Моросило. Кажется, день, не успев начаться, клонился к вечеру. Наверное, поэтому мысли одолевают опять не очень приятные. А душа так просит, чтобы на сердце было светло и радостно.

 

Рейтинг@Mail.ru