Последняя просьба

Автор:
Василий Кольчурин
Перевод:
Василий Кольчурин

Последняя просьба

 

Осень… Почему-то она бывает разной. То сухая и теплая, то дождливая и прохладная. Некоторые считают, что осенняя пора — лучшее время года. Как говорится, сколько людей, столько и мнений. А какова осень нынче — мысли навевает она не очень приятные, чаще печальные.

Трудно угадать, сколько ночей здесь баба Марфа провела в приятных думах и снах. Пролетели три месяца, как она покинула родную хату и поселилась в доме для инвалидов и престарелых. Вроде бы есть тут все условия: уютно, тепло, с питанием нет проблем, одеждой. Чего еще для нормальной жизни не хватает? Только душа бабы Марфы не могла найти покоя, голову переполняли неприятные думы. Правда, иногда всплывали и счастливые моменты, ведь в ее жизни их тоже хватало.

Нынче справили ее юбилей неплохо. Как-никак восемьдесят пять. Из восьмерых детей в родных стенах побывали шестеро. Мать прекрасно понимала, что работа и дальняя дорога не всем позволили собраться вместе. Поэтому и не таила обиды. Доживут до отпусков, нет сомнения, опять прилетят, как раньше. Притом, радости прибавят своим приездом и внуки, и правнуки, которых уже более двадцати.

Но день рождения прошел, и баба Марфа осталась опять одна. Конечно, нелегко одной, но, как говорится, и родные стены помогают. Единственное, что на данный момент ее тревожило, — слепота, которая свалилась на нее как-то внезапно. Дома ей было легче: знала, где ее постель, как пройти на кухоньку, что где лежит. А вот покинуть дом по делам…Тут уж управляться помогала соседка: то в магазин сбегает, то за водицей, дров занесет. Летом — другое дело: все огородные дела лежали на плечах детей.

Потихоньку летело время. Но как-то с бабкой случилось непоправимое: хотела было согреться на печи, да руки подвели, скатилась вниз, ушиблась сильно, пришлось госпитализировать. После случившегося младшая дочь решила попытатьсялась решить мамину проблему. Действительно, разве можно бросить ее в одиночестве?

Когда баба Марфа услышала о планах дочери, у неё подскочило давление. Как она оставит свой родной очаг? Кто ее приютит? Кому она нужна? Вместе с тем, понимала,: в деревню к ней переселиться никто желанием не горит.

Помнится, первый сын так и остался вдали от дома, продолжил свою армейскую службу. Женат, имеет двух дочерей, живут в достатке. А второй — рядышком, в соседней деревне. Работящий, покладистый, но одно огорчает: жена попалась не из лучших, так подружилась со спиртным, что потянула в этот омут и мужа. Бывало, неделями не навещали бабу Марфу. Но она не особо воспитывала их: взрослые люди, сами знают, что творят. А третий сын — гордость, полковник милиции. После его женитьбы невестка побывала в деревне пару раз, а потом отрубила: такая родня не для нее, не их поля ягода.

Дочерей же у бабы Марфы пятеро. Две обосновались в Свердловской области, одна — в Перми, еще две — в Кудымкаре. Все семейные, все при своих делах и заботах. И опять же мать гордилась, что у каждой вроде бы жизнь удалась. Но забыть не могла, что, когда бывала у них в гостях, никто из дочерей не предлагал матери свой уголок. Хоть она и не обижалась. И вправду, чем она будет заниматься в этих чужих четырех стенах? Родная избенка — есть родная. Как говорится, худо-бедно, а под своей крышей прожила целых полвека.

Действительно, зачем нужно было раздувать эту проблему, чтобы вырвать ее из родного гнезда? После этих горьких размышлений женщину частенько одолевали непрошенные слезы. И злилась она, бывало, на свою дочь, и жалела. Возможно, младшая хотела лучшего, а что получилось в итоге? К примеру, у самой трое детей, осталась без мужа, жилплощадь — негде развернуться. Поэтому последние дни и ночи у бабы Марфы протекали в вечных думах.

Жизнь — она непростая штука. Кому как повезет. После долгих раздумий бабе Марфе ничего не оставалось, как принять собственное решение: в доме для престарелых тоже люди. Не готова она была переехать к детям, стеснять кого-то, быть обузой. Единственное, что тревожило душу, — чтобы дети не забывали о ее последней просьбе.

Как-то, недельки две тому назад, заехала к ней одна из дочерей. Ничего не просила мать, ни на что не сетовала. Только напомнила еще разок, чтоб похоронили ее рядышком с мужем. А еще молилась, чтоб погода удалась, чтоб Бог подобрал ее летом, в теплый солнечный день, чтобы окружающая природа радовала не только ее душу. А что покинет эту грешную землю — не она первая.

…Сегодняшний день преподнес опять сырую погоду. Небо заволокло низко идущими тучами. Моросило. Кажется, день, не успев начаться, клонился к вечеру. Наверное, поэтому мысли одолевают опять не очень приятные. А душа так просит, чтобы на сердце было светло и радостно.

 

Рейтинг@Mail.ru