Соперница

Автор:
Роза Пазова
Перевод:
Роза Пазова

АйтIуана

 

Ауахъ лащцара йгIалкIкIгIаз ашвыр алаква Зурйат лчвапса гIадрыкIьазызтI. ЙырхIаз апхIвыс лахъвгIахъасракI дгыланхатI, ауаса йара ауи алахъвгIахъасра лкъару йшгIанагуаз дыцIкъьан сыла йхъгIваз архъала дджвыквххтI…

Ауи дыгIвуан йлышваз акIалошкви лласа тлападкви йыртапIлауа асы гвы алымтуа, дыгIвуан лбамби кIьагважв йалшвшвауа апша хьчIвачIва лпсып акIуа. Бзидздзара ауаса даныгIв Зурйат дгIашIасын  дпшныс дъашвуз лыщтахьла дацапштI. Ашвыр алаква гьаъахмызтI.  АпхIвыс лпсыпынкъвгара тIакIв йтаразхандзыкIьара дгылын днапшыгIапштI. Лгьагьара шабгаз амыз йгIанарыкIазкIазуа асыла йхъгIван. Анахь хъарата дгIазрыхIаз ашвыр алаква гIазылкIкIгIаз акыбква асы рыквыршвшва пшдзадзата йнаубун. Лхъахьла йчвцаз ажвгIванд йачIвала йхърысын. Зурйат зныкIла ари адуней пшдзадза шабгу лхъаззаджвыкI дгIаквхазшва лгвы йгIанагтI…

ТIакIв тшанпсылща апхIвыс уахъа Къвбина кыт дгIатыцIта Гвымлоктла дангIаджвыквылуаз дызтагылыз аджьанах щта дазыпшгIауа далагатI. Ащта гьхъарамызтI. Ларгьи абар щарда мцIуата Эльтаркъач кыт дгIагIвстI, ужвы Гвымдза йгIанхахыз гьхъарам. ДгIазрыхIазгьи йара йыгьквыджьмамзапI. Акъарчаква тыргищтара йымцырахаз акыт йауата йшвырхаз лакI акIвзапI. Ужвы ауаъа йшвырхаз псауышвхIа ащардапI. Айсра апхъала акъарчаква йыртацаз Зурйат лаба йахща ГIайщат сасра длызгIайра бзи йылбун. Йшпапшдзаз ауи агIан ауи акыт! Ужвы абар алаква туыугIауа йымцырахатI. ГIайщатгьи лтгIачва дрыцта Азия квта даъапI. Ауи дгIанха ауашын, лара дабазан, ауаса «ссабиква рпсырта спсыртазтI» – лхIван ланхъви лабхъви дрыцта дтыцIтI. ЛъахIыльчвагIваца гьылдмырбахтI. «Ужвы ГIайщатгьи бара дббушзапI», – лгвыла лакъырды тшылчпахтI Зурйат…

Йахъа атгIачва ачвра тшазырчпауата акыт совет хчагIвыта йынхуз Зурйат лъахIльы ХIвсин лпны днашылын дгвжважвауа йлайхIвтI:

– УачIвы хIкыт йауата жвыгIвтгIачва тыргуштI. Анамыца ангIай йрыцызкIыз атгIачваква. Баргьи ауат брылапI. БайтIуана Мадинагьи баргьи швсабиква швыцта швтыргуштI.

– А, саразен, йшпакIву анамыца хIшрылаз?

– Акыт совет апредседатель йпны йцата йымачваква гIаджвылызгада? ЙпхIвыс йлыквчIвата аурамла йбжьысда?

– Ауи айсра апхъала хIхъачви хIари йхIзырхаз ахъаз хIща хIхахуан. Мадина луыста йалайа? Ауи йара Гвым дыргахтIи?

– Йыгьсыздырам. Ашвъа агIвыджьгьи шваныпI. Швхъа швхча. Сара араъа сшгIайыз рдырырквын щра сыквырцIапI!

Араса йхIван дгвжважвауа дджвылцIхтI.

ГIайщат лани лпхIахIба Залини асабиква шадыргалуаш лхIватI, пхата тшылгIвычан Гвымла дгIаджвыквылтI. ЛайтIуана Мадина дгIалхчарныс.

ЛайтIуана. Зурйат архъа мцырала дымгIвайсуан йгьи лайтIуани лари ртурых гIалгвалашвахуан… 

Амара аташвахра тшазначпун. МышхъвлагIанцIакI зунагIва йкъвапашыпуз Зурйат лыгIвпщырхIакIгьи налахвын адзхъала дджвыквылтI. ЛтгIачва хъвлапны йырфуш лмацIаухьатI, ужвы дзы гIалгта лыжв анлыргIалырквын луысква дрылгитI. Дрылгун, уахъа лхъапщыла Мурат закI гIайхъвыцта йынбжьагIвчва гIалгвыквйымдузтын…

ЙцIыхъвахауа азаман ауи йхIаль швабыжта тшапсахтI. Апхъала йльажьазйа – йыквлагIвчва зымгIва рапш аколхоз дынхун, трудоденкI гIайгырквын йайгвыргъьауа йбзазун. Ауаса цIыпх акыт асамооборона гвып йнапIыцIарцIищтара йхIаль тшапсахтI. Апхъала зшIа бах тымгуз, ауагIа щарда йрылалырныс бзи йзымбуз Мурат ужвы нбжьагIв йщардахатI, уахъынла йынбжьагIвчви йари тшазыркIкIыта йрыжвуа йандыршауагьи запытхатI. Ужвы йъагIадзаз къарабгъата йылбуз Зурйат лхъацIа ауаса дкьахвхауа, ауагIа дрылалуа даналага ларгьи йылгвапахатI. Ауаса ауат ралачIвараква рыцIа-рыцIа йзапытхун, йаъан ауат рчаражвраква акыт апхвыжв пшдзаква аназшIыртуазгьи…

ХвгIвысабичва зыгIзауа апхIвыс лхъапщыла заджвы дхъылхпIхIва лгвы адзакIьагьи йгьгIанамгуазтI – Мурат  йсабиква швабыж бзи йбун. Ауаса мшкIы Зурйат лыгвла Нашхва йшылхIвазла, аколхоз анхагIвчва айззаракI анырчпауа акыт йахьырцIаз Цаца  лампхаща Мурат йыдзхъа дгIакIашвитI, ауат агIвыджьгьи ауагIа злачважвауа рымгIауа, азаджв азаджв дишIагвыргъьауа йчIвапIйа. Айззараква рымщтахьгьи Мурат Цаца дшнайдасхуаз щардагIвы йырбатIйа…

Абар уахъагьи ЗурйатыргIа йырчвыхъарам апхьарта апны аколхоз анхагIвчва райззара акIвшуштI. Зурйат Цаци Мурати рыхъаз йырхIвауа гьхъалцIум. Цаца Мурат йапш щардагIвы лзырхIвитI…

Арат ахъвыцраква дрыла Зурйат дзы гIалгтI, ауи йаквшвауата йгIайхыз лыжв лхьатI, аурам йхъвмаруаз лсабиква гIазшIылтхтI, йлырчан, бзитагьи йхъвлахьата лпхIахIба Залина тлапад шырчпауа ллырбауа атшгIва адзхъа длыдзхъачIвахтI.

Залина жвипщсквша дыртапI. Лаба йылаква рапш йыгъру лылаква лан ллакта апш йгIвайкву ллакта цкьа швабыж йангIалитI. Ауи дтырхвхва, йквайчIвалыгIашвцIу лыбра жвпIа лщамхъа йнадзума ухIвауата акытла данымгIвайсуа апхIвысква рхъа дрыкацитI:

– Мурат йпхIа йылтахIацагIахатI, йара йпсахыхвра ужвыгьи йгьашIайрысуам. Йахъа дгIадришва тшибитI.

Зурйати Залини бзидздза тлапад рчпатI. МшхъвлыгIанцIакI йнагIвгIагIвыз  асабиква атшгIва адзхъа ухъа-схъа йычван. Зурйат дгьымзагъуазтI:

– Залина, ссаби, баба уахъа рачвакI щарда дгьаъам. ЙзачIвауырайа ари райззара? БгIай, апхьарта бцата йырчпауа бпшы!

Залина лан лахIвара ажвакI ацлымцIауа дгIагылтI, лыкIас гIалыквылпсан дджвылцIтI. Зурйат ауи тIакIвгьи йлызхъалымцIауа длыщтагварцIын йхъарамыз апхьарта апны йгIакIкIуз амзаква рахьыла дпшуа бзидздзара дгылан. Ауи ларгьи ауи айззара дца шауашызгьи дгьымцатI – дшвун, апхIвысква йырхIвауа цIабыргхузтын штшылчпушыз гьлымдыруазтI. Йаргьи лхъа йшпаквналыргушыз акыт апхIвысква ани Цаца псази лари абадырбауа, йрылачважвауа…

Зурйат ауат ахъвыцраква дрыла атдзы днашылхтI акIвын Залинагьи дгIадзахтI:

– Айззара апны акIулакIква йрыквчважвун. ХIаба закIыта бзита дгIачважвунта! «АкIулакIква зымгIва ыквхIчIвакьра атахъыпI» – анихIва йчIваз зымгIвагьи закIыта чвгьа напIы йасуанта! Мма, хIаба данчIвах закIыта пхIвыс пшдзакI длыдзхъачIванта! Анахь, ммаду йгIабылтхыз ашвандыкъвара йту альудан удзышва апшгьи лхъан, лдзамгIваквагьи закIыта йкъапщынта! Мма, ауи лдзамгIваква йара ауаса йаъума?

– Йаъу аъара даъамхахтI! Сандрыйума закI ахьылщзапI, алампхаща! ЙанбакIвыз ауи ахъышгвымха, лчва цIыргIважьгIа, лдзамгIваква анкъапщыз! – йгIатыгIврытI щарда цIуата йкъалчIвахуаз Зурйат лшвхIакIва. – Дзымпхащауайа, лхъацIа рыцхIа дыркIищтара йара ддзыркIыз дырцрахIвапI. ЦIабыргызапI йара лара ддлыркIыта шырхIвауа!

Араъа Зурйат йатахъым шылхIвуз гвы алтын лпхIа длыквцIыртI:

– Баргьи йачIвызйа бызсщтийыз? Цаца лдзамгIваква бырпшырныс акIвма?

Залина закIгьи лымхIвауата дцан лтлападчпара дадзхъачIвахтI. Зурйатгьи лгIвыдмыдра ашIалрысхын лтлапад йылчпуз джвыквылцIахтI.

АцIх бдидздза йаласкIьахьата апахьла быжьквакI гIагатI. АгIвна йгIаджвылцIыз Зурйат лхъапщыла хъачваквакI йыцта атдзы йшнашылуаз лбатI.  Ауи – «А сара, хIазыркIгьи гьсымами» – лхIвауа агIвна днашылхтI, акIьальагIвынала дкIылстI, жьыдза ргIвакI гIакIылылган лпхIагьи унашва лзылчпатI амамырса ахъаз нартыхвшыла шылхвуашыз. Йылххыз ажьы атаба йталцIан атшгIва йштшгIвалыргылуаз агIвна ашв тшгIанатIын Мурат йынбжьагIв, Зурйатгьи мачIкI йылзаъахуз ХIвсин дгIашылтI:

– БмацIауума, хIахща? Бшпаъу?

– ХIбзипI. Ахща лызгIвадарагьи шпаъу? Арыла угIагIвс, учIва!

– ХIчIва гIдырхума. Арыла уахъа закI хIыршатIан, йшсхIвушгьи шсымдыруа…

– АчIвыйа ауи аъара йшвзымхIвахуа йшвчпаз?

– Зурйат бзи, арахь бгIадзыргIвы. ХIымсылман дин ахъацIа дархвититI пщыгIвпхIвысчва гIайгырныс…

АпхIвыс рыцхIа адуней лыквлащцарахатI: «Йсызниуа ачIвыйа… Цаца псаз дсайгIайитI… Мурат ауи апIай  дгIалихтI…» Зурйат дкIамхIарныс ахъаз лыщтахь йгылаз алу хвыц дыдхIалтI. Ауи лпахь йчIваз ахъацIа йпыквква шпатIауаз лбун, ауаса йхIвуз гьлымгIузтI. ЙцIыхъвахауата, абамби йгIалггIузшва, ХIвсин йбжьы гIалгIатI:

– Йбуа, хIахща, бчва бхъыцIтIи, йбуа? Ауи аъара бымгвыргIван. Йара Муратгьи йхIваз бдырума: «Зурйатгьи йлыдсцIауа гьаъам, ссабиква лыгIзарыгIатI, закIыла дыгьбжазлушым, йауа, гIвпхIвысчва гьсызмырбзазума?» Арылагьи йгIайгыз йылльажьагвыщайа? СабикI. Уылпшрыквын ужьы уыхьитI. Уыжвжвы ХIаджьисмель дхIщтитI, лан йлайхIвуаштI.

– Зны-зны, уашIас. ДзачIвыйа йсабийу? ЙгIайг дзачIвыйа йара? – закIгьи гьгIалгвынгIвуам Зурйат.

– А, занаджьа, йбасхIвуа гьбымгIума? ЦIыпх зхъапщыла дпсыз Гващис лпхIа Мадина лакIвпI йгIайгыз. Дыгьбымдырхума?

– ДыздыритI. Йауа Гващис дызсымдыруа! А сара, Мадина хI-Залина сквшыкI акIвби дызлалахIбу! Йуа, йыззымгIвахыз, йчпаз ачIвыйа! Йгьи йызлагIайхъвыцйа?

– Зны башIас, ауаса тшыбымчпан! ЙгIаншаз йалабцIахуа гьаъам. Бхъа базхъвыц, бсабиква брызхъвыц. БъахIыльчва щта? Уальахи, уахъа дру-чру табцIарыгIатIта, йара уачIвы бабаргIагьи баргьи кIулакIхIва швшамыргара. Йауа, Мурат йхIаль гьбымдырума? Уахъа йара сгвы йчвткъьадзахтI. Ауи апхIвыспачкIвын хIанлымцIасуаз дшцIыруаз ужвы йъагIадзаз слымхIа йтггIаркIвитI. Айззара хIалгата аурамла хшымгIвайсуаз лара лаба йаща йпа ГIвбедгьи  длыцта ауандыр йаквчIвата йшгIайуаз йгIахIынйатI. Мурат атшы дгIакIныцIтI, хIазикIкIын Мадина щарда цIуата дшлайлахIауа, уахъа хIшлымцIасуаш йхIватI. ХIгвып шаъу гьбымдырума? ХвырчвхIва атшква тшнарыквхIпсатI, хIнархьыдзан йгIакIвхIыршатI. БжьыгIвхъачва ауат агIвыджь ачIвыйа йыдхIырхIвауа? Ауаса хIшгвыгъуз йгьгIацIымцIтI. Ауандыр нартыхвшIырпIлагакI ангылан. ГIвбед ауи гIащтIихын хIгьйыдйыргылуам. Лара Мадинагьи ауашвагв ацIлырцуа дцIритI. ЙшаъазлакIгьи ашIырпIлага гIайнапIыцIхIхтI. АпхIвыспа дангIахIкIы лыпIхъ дгIамцIастI, тшлылайырпан дгьгIахIитуам. ЙнапIыкIла йахща дйымапI, йнапIыкIлагьи хIара дгIахIабакIитI, уальахи дшхъацIахахву. Лара дшпацIырхуаз! «Сщы! Срыуымтуата сщы!» Йаргьи: «Сбзата дгьшвыстуашым!» ЙхъабцIума, бжьыгIвхъачва дгьхIызгIайыквымхтI! АгIвыджьгьи шацыз атшы абгъа йаквшIахIхIван Бибарктла Мурат йъахIыльчва рпны йдхIыргатI. Араъа дгIагIгуашын ГIвбед йайщчва хIырчвшватI.

Зурйат ХIвсин дшйыздзыргIвуаз  «закI гIаснымпщында» – хIва агIылахIва тшылкIуан. ДыздхIалуаз алу акIвымзырквын дкIахIушын. Лчва чвышын, лхъа йара ауи азакIы тахъынхIвуан: «АйтIуана дбымапI, айтIуана… багъь дгIайаутI, дбайгIайтI, дбайгIайтI». РахIа йджьащахъвахугьи, ауаса дшаъазгьи зхъа наркъвы амамырса згIватIуаз лпхIа унашва лзылчпун: «Ажьы гIватIы, атаба арыла йгIарыскIьа…»

ХIвсин йыхъвдаквырцIаз ауыс аквшвауазшва йаниба йхIазырхаз арызкъгьи найахвын дджвылцIхтI. Зурйатгьи йырхIадза йгIалпшуаз лпхIа атшгIва адзхъа чварта лзылчпан дщтIалыжьхтI. Залина ачва дагазшва йанылба акIвпI лыладзква тшанрыхвитылчIв…

 

МшквакI цатI. Зурйат лунагIва уысква тшрылтын ауагIа дгьрыламылуазтI. Мурат йхъазы атдзы дычвуан, лара лсабиквагьи лыцта агIвна йыгIвнан. ЙгьамайчважвузтI. Мурат щымта агIвна дгIашылуан, дчун, дджвыквылуанта йшандзыкIьара дангIамихуаз аъан. ЙцIыхъвахуз, Мадина лъахIыльчва адйыргылтI рпхIа лнакьахI шыргIвуашызла, ларгьи Бибаркт дгIатырган дгIаргхтI. Зуахъ дгIаргхыз йацIадмырхауата чаражвра тшыткI рчпатI, лнакьахIгьи ргIвытI.

Ащымта Зурйат щажьыта дгIагылтI, дмацIауытI, зымгIва цкьата йаллыргатI. Лгвыла мачIкIгьи длакъырдуа – «Ужвы айтIуана дбымапI, бунагIва цIба ацIба гьауашым», – лхIван ашвхъымса адзхъа дгыла лыгIвна дапшытI. Ауаса дшгылаз ашв тшгIанатIын лхъацIа днайыквпштI. Ауи йыщтахьла дацапшын: «БгIагIвс, арыла бгIашыл», – йхIватI. Зурйат лыщтахьла дтхъан йгIашылыз дылпшуан. Мадина луыртла дхIагIапI, дсса-мссапI, лчва цкьапI, шкIвокIварала лльудан шкIвокIва йанкъвакъвитI.  Лыджьымсакви лхъабри квайчIвапI, лылаква гърапI. Ауи лылахъв дуква гIащтIылхта Зурйат дангIалпшы апхIвыс зынла лгвы тшаднакIылтI – ауи аъара ауат аладз зхъгылаз алаква гвакъвпри рыцхIагIари гIарныпщуанта. «Ужвы арыгьи заджвы дылсабипI. Йылльажьайа?» – лгвы йгIанагтI ауи.

– Арахь бгIадзыргIвы, – Мурат йбжьы гIагатI. – ХIылахь ауи акIвын йшаъаз. АуагIа хIдшвмыргIан.

Зурйат лхъацIа дипшуан, лакъыльла йгIалгвынгIвуан ари лнапа лхъызхыз, дназыркъвыз агIвычIвгIвыс ужвы гвауаракI йалхIвра, ажвала дйыгърасра шатахъу, ауаса закIгьи гьылзымхIвузтI. Дипшуан, йгьи дшчIкIвыну, дшпшдзу, йыдзхъагылу абзыльхвыгIи йари рквпшырала йшангIалуаз лбун. ЙылхIвушыз ачIвыйа? ЙылхIвитIхIва тшызпсахуашыз ачIвыйа? Йара кIара лхIвушзарквын арат амшква араъа дыгIвназлузма?

– ЙауитI, сара сджвыквлитI, – йхIван ашв гIайыркIыхтI.

– БгIай, бгIагIвс, араса бчIва. Асабиква гIамшIыхаскIва хIчапI, – Зурйат лайтIуана лыгвла пхIвыскI лапш айшва дазлырцатI. ХвырчвхIва айшва гIадылгалтI. Ларгьи лайтIуана лпахь дгIачIватI. Айшва йыквыз ахIатыкъ лнапIы азылрауын йара йшылрауыз йгIанхатI: лпахь йчIваз Мадина йгIакIачIвуз лыладзква лщамхъа йыквыз лнапIква йрыквкIвкIвун. Зурйат ауи бзидздзара йлыквылкIын дылпшытI.

– Арахь бгIадзыргIвы, – дгIалагатI ауи уадыргIвана, – саргьи сгIазлыцIыз уагIапI. Ауаса тшсзыбчпарныс гьсквнагам. Сара суацIа йту бара йшпабсырдыруаш? Арат йычву ббума? Арат смырйыбара ахъаз уахьчIва йтасырдзауа шпагIабгвынсыргIвуаш? Бара бакIвма йчIвыуара атахъу, сара сакIвма? Баргьи бгIасгвынгIвитI, бшгIасгвынгIвуа апш саргьи сазыдыр. БчIвыуитIхIва йалабцIуш гьаъам, бча.

Йанча Мадина дгIагылын закIгьи лымхIвауа дджвылцIхтI.

ТIакIв цIыта Зурйат закI лтахъыта атдзыла данца ауаъа Мадина дшыгIвнамыз лбатI. Атдзы ащтахьла дыкIвшан – дгьаъам. Ауатра дшгIатыцIхуаз ахIамач атарашв штIыз лыла наквшватI. АхIамач дантал Мадина аччора дахъагыла ахъвымблы аркъан шакIвлыршуз лбатI. Зурйат дырхIадза йгIакIьазызыз лщапIквала льальадза Мадина лыщтахьла дналыдгылтI:

– Мадина! Мадина, йбчпауа ачIвыйа? – лбжьы ауи аъара тшапсахын датша заджвы йылбжьызшва йгIалгвыквыгIвтI.

Мадина дгIацампшуа аркъан ласыта йалалрышвуа далагатI.  Зурйат ауи длымцIасын штшылкъьузымца аччора дгIакIнылхIватI. Лпахь дгIалыргытI, ладзыла йырчвыз лылаква дыртапшын дгIалгвыцIалхIвхIватI…

Ауи атшын йнанаркIыта Зурйати Мадини акIьадыгв пхIвысчва йырзыджьамщауата, зымгIвалагьи ракъыль аквшвауа, рбжьы заджвгьи йымгIауа йбзазауа йалагатI.

Зны, хъвлапныта, Зурйат ауатра дантал быжьквакI гIалгIатI. Атдзы ащтахь йгIайуаз анартыхв тшыцIалкIуа даннаскIьа агвара йыдгылаз Мадина дналыквпштI.  Агвара пхIвыс бжьыкI гIахъггIун:

– Мадина, сыпшдза, ужвы бара кIара бхIвахитIхIва йалабцIахуаш гьаъам…

– Мма, мма хъгIа, йачIвытагьи сбчвымгъызйа, Бибаркт йызнабымщтийа?

– Ссаби, бгIапсарыгьи, швхIакIва ббарыгьи – адуней быквпI. Арыла йбыщтанасщтийта йайсырсрыквын бащазаджвыкI дгьдымрыдзуазма? ХIткъвым шабгу цIхъвата йхIыму ауи азаджв йакIвпI. ХIткъвым гьыквымчвгIузма? Днайуашын, ужвы йъагIадзазгьи йпыцква абайрыфуа дныкъвитI, ГIвбед йайщчваква дгьдымрыпIатIаутI. Бара ауагIа тшдбмыргIан, байтIуана блызбзиха. Ауыгьи дрыцхIапI. Бара бацкIысгьи дрыцхIапI. БхъацIа йгIабыдигалуа закIы цIабымкIын, апхъапхъа лпны йнагыл, лара дахIбапI…

Зурйат лпсыцхIа лщтийын, дырбарныс дшвауа, лыладзква лрыцкьауа атдзы дгIакIвшахтI.

 

ГIвысквша агIвстI. Мадина гIвысабичва лаутI. Зурйати Мадини рсабиква гьалырымхуазтI, аунагIва уысква ацырхун, дзачIвызлакIгьи йбзазаща дащцазшва даъан. Мурат йара йнапIыцIаз дрыцта йуысква йбун: зджьакI дйыркIуан, зджьакI йхчун, йдйыркIуаз рхIапчыпква ангIайгуазгьи гIаншун. АгIвпхIвысчвагьи ауат ахIапчыпква йырчвмахатшун, йгьынкъврымгузтI, дара рхIапчыпква ркьазу шгIадзушызгьи рпсы йадыруазарын...

Щта, дара ркьазугьи гIадзатI. Мурат уахъгьи тшынгьи йхчуз, дызцIагылаз апредседательи йари амхъаквыдзхтI. ЙамаркIыз здыруада, ауаса азджьакI йшырхIвузла, ауат йырзагIвымшаз ужвы йъагIадзаз Мурат йхъмаштылуаз Цаца лакIвынйа…

УахъыкI Мурат дгьгIамихтI. УадыргIвана атшын апредседатель йпхIвыс лцIагылачвагьи лыцта дгIайын рунагIва йыгIвната лыла зынчIвалуаз зымгIва джвылылгатI. Ауи згIаз Мадина лаща дгIайын йахщагьи лсабичвагьи рпны йырцахтI. Зурйатгьи лсабиква лапхъа йлыргылын лабаргIа дцахтI. Ужвы ауат ауагIа рагъа йпхIвысын, рбжьы дыргагьи рхъа гIащтIырхгьи йгьахвитмызтI.

Зны Зурйат Гващис данылба – «Мадина дшпаъу?» – хIва дылцIгIатI. Гващис агварагъыцIара тшыцIалкIуа, «заджвы сйымбанда» – хIва днапшыгIапшуа лпхIа йлызникваз Зурйат йгIалалхIвтI:

– ЙагIвсыз ахваша Мадина рыгвла КIвынагьи длыцта Къарча Джьгваты  чгIвычаквакI рызкъыла йырпсахырныс йыргатI. Шыла тIакIвгьи рымата йшгIайхуаз амгIва апны атачанка йаквчIва Гвымла йгIайхуаз апредседатель йпхIвыс лцIагылаквагьи лыцта йгIархьыдзатI. Апредседатель йпхIвыс – «Арат кIулакIпхIвыспI, заджвгьи йымбауата, араъа йхIщыта хIрыгIвсуаштI!» – лхIван линейкала йгIарыщталтI. Къамчыла йрысуа йшгIарцуаз амгIва атшпы акъваш йыквыз акъарча уасахчаква йырбатI. Ауасахчаква гIадзан къамчыла йырщуаз агIвпхIвысчва гIарыквырхтI. Акъарчаква МадинаргIа йырмагIныз йангIарцIгIуз азаджв Гвым йауаз Гващис лахщапа дйыщагърыйата йгIацIцIтI. Акъарча дцан йыщагърыйа йайхIвтI ауи йахща йкъваш дшаъаз. Гващис лахщапа акъваш дгIайын – ауаъа йкъачIваху Мадина длыцпI. Лара Гващисгьи уахъынла ауат хьа рзылгитI. МачIкI йтынчхарквын Мадина Гвым ръахIыльчваква дыргахуаштI. Лсабиквагьи араъа йаъапI, Гващис йкъачIвахыта йлымапI, дырхьпшитI…

 

Айсра гIалагата анамыца акыт йангIатал апхъала «кIулакI», «троцкист» – хIва йыркIыз рпхIвысчва рща рхах ныжьта, дара швхIакIвата йырзырхаз апш жвабала йайхIата йырхахтI. РхIапчыпква гIарахвхтI, дара йшгIарысуаз апш йкшахтI, дара йгIарархIвыз апш рархIвхтI. Мадина ауат зджьарагьи дгьрыламылтI, заджвгьи закIгьи гьйалымхIвтI, ауаса Зурйат лхъвы гьгIаталмыжьтI.

 

Абар ужвы Зурйат дтыргуштI. ЗакIы зльажьам Мадинагьи длыцта. Йахъа ауи анылгIа апхIвыс Гвымла дгIаджвыквылтI. Заджвгьи ъатахым акъарча кытква дгIарыгIвсуамца дгIайтI. Абан Гвым амзаквагьи наубитI. ЙлащцараркIвата Зурйат Мадина  лтдзы гIалаутI. Лгвашв дыдгылтI, данцIры ауи лабхъважв дгIаджвылцIтI:

– БзачIвыйа?

– Арахь угIаскIьа. Сара уыжвжвы Къвбина сгIатыцIын сгIайитI.

– Къвбина? ЩапIыли? АцIх ъанадзаз бдырума? Ашвагала бгьырчвымшвама?

– Зны, йсхIвуш сырхIва! Сара утаца слайтIуанан. Щымта йгIайта Мадина лсабиквагьи ларгьи тыргуштI. Уы­жвжвы дкъачIвахра атахъыпI. Къвбина йгIатыцIта йгIайуа дырмауырквын лцIыхъва йтыцIхпI. Лара дгькъванчам. Ужвы йтыргауа дрыладрышвырквын ауи дкъванчи дкъванчами йазцIгIахуа дгьаъам, сара сацапахра атахъыпI. Саргьи стыргитI. Араъа сшгIайыз рдыр гьауашым.

Арат ъадзалхIвуз Зурйат абацкъьа дыдхIалын тшпсылщун. Ужвы, дыззгIаджвыквлыз ауыс анлырхъйа акIвпI дшгIапсаз анлылалхIва. Алыгажв хвырчвхIва йуандыр атшква ацIайхIватI, Мадинагьи Зурйатгьи аквйырчIван йгIаджвыквылтI. Мадина акыт уъагIалцIуа йтаз йъахIыльчваквакI рпны дкъайчIвахытI, Зурйатгьи Къвбинала дгIаджвыквигахтI. Йшауата Къарча Джьгваты йшгIарылсуаз Къвбина йтыцIта Гвымла йцуз ауандыр йагIвстI. УапIала йхъгIвата ауандыр гъвгъвадза йаныз Зурйат дгьрымбатI.

Къвбина йангIадза Зурйат лсабиква акыт совет апахь йгIаргхьан. Ауи ауан­дыр дгIакIапатI, лани алыгажви тшрыкIвлыршан лсабиква зквчIваз ауандыр даквчIватI. Йсаугъыщуа йалагылаз акыт ауагIа Зурйат дназдасуаз алыгажв гвы гьйырымттI...

Амара бзита йгIацIцIхьата Зурйат лсабикви лари зквчIваз ауандыр ауахьауат ауандырква йрылагыла йджвыквылтI. Анчвата йдуу йакIвпI йыздыруа ауи йылпыру…

 

Анчвата йдуу йдыруан Зурйат лсабикви лари жвыгIвсквша Квта Азия йшаъазлуш.  ЛгIвысабичвагьи  ауаъа йшыцIалцIуш. ДангIайхуагьи Къвбинала дгIамиуата Гвым дшцуш, ари асквш щарда дылбарныс дызшIпссгIуз Мадина данылбара акытла дшгIайхуаш.

Ауи йдыруан ауи амщтахь Зурйат бзидздзарагьи дшбзазахуаш. Апсра гIалхъашвата данчмазагIвхагьи дынкъвызгахыз Мадина шлакIву. Ауи Зурйат дчмазагIвхата йанылдыр длызгIайын адуней лхIваджьындзкIьара заджвгьи дылхьлымрысуа лара дылхьпшуан. Зурйат данпсы Мадина лаъара йчIвыуыз ачIвыуачва дгьрыламызтI рхIвитI...

Соперница

 

Колючие глаза зверя неожиданно сверкнули из заснеженных кустов. Их холодный блеск на мгновение сковал все тело Зурят. Но только на мгновение. Опомнившись, она рванулась из последних сил и побежала...

Бежала долго, давно потеряв припорошенную снегом и едва заметную даже при ярком лунном свете колею. Снег набился не только в галоши, но и в довольно высокие шерстяные носки, спина под легкой ватной фуфайкой стала мокрой, дыхание — хриплым и прерывистым. А она все бежала...

Наконец Зурят остановилась и со страхом оглянулась. Зверя не было. Вокруг простиралось фантастически красивое под лунным светом огромное заснеженное поле с мохнатыми темными кустами по краям и с такими же темными очертаниями гор вдали. Ни звука, ни души. Только яркие звезды в темном небе да блестящий диск луны. На мгновение показалось, что Зурят одна во всем мире наедине с мириадой звезд. Стало жутко. Опять вспомнила о звере: возможно, это был и не волк, а одичавшая собака из Эльтаркача. С тех пор как выселили карачаевцев, их теперь много бродит в лесах от Джегуты до Красного Востока.

Некоторое время женщина оглядывалась вокруг себя, пытаясь найти колею, которая вела ее от самой Кубины. Она оказалась невдалеке. Проваливаясь, Зурят проковыляла к ней, стряхнула снег с заледеневших носков, постояла, ожидая, когда дыхание станет ровным, и устало двинулась в сторону Красного Востока. Тяжелые мысли одолевали ее. Полчаса назад она шла по улицам аула Эльтаркач. До войны она любила бывать у тети Айшат, которая была замужем за карачаевцем. Какой это был красивый и богатый аул! Какие гостеприимные и жизнерадостные люди жили в нем! Теперь он пуст. Брошенные в спешке дома разрушаются, оставленный без присмотра домашний скот разбрелся, по улицам и в лесах бродят одичавшие собаки и кошки. Даже днем страшно проходить по аулу — говорят, в брошенных домах прячутся дезертиры и беглые уголовники. Где теперь бедная тетушка Айшат? Она не успела даже попрощаться с родными из Кубины. Так и уехала со своими детьми и стариками. А говорят, могла остаться — она абазинка. «Ну, тебе-то переживать нечего, — усмехнулась про себя Зурят, — тебе, наверное, доведется встретиться и с тетушкой Айшат...»

Да, такие вот дела. Завтра Зурят вместе с детьми и еще с одиннадцатью такими же семьями из абазинского аула Кубина отправят неизвестно куда. Одни говорят — в Среднюю Азию, другие — в Сибирь. Именно поэтому она уже несколько часов идет по ночной заснеженной дороге в Красный Восток, к сопернице, к Мадине...

Соперница. Зурят стала вспоминать то, ставшее таким далеким, довоенное время.

Теплый летний вечер. Зурят с полными ведрами на коромысле идет от Кубани. Вот принесет воды, подоит коров — и на этом закончится длинный летний день. Вдали засветились окна школы. «Опять у них собрание, — недовольно подумала она. — И о чем так долго можно говорить на этих собраниях?» В последнее время ее Мурат вступил в отряд самообороны. А на днях его даже начальником назначили. С тех пор все чаще и чаще пропадает на колхозных собраниях. Приходит далеко за полночь, а иногда и под утро. Правда, он и раньше часто ходил на эти собрания, но Зурят не понравилось то, что говорили недавно соседки: вроде бы на эти собрания повадилась и аульская красавица — вдова Цаца. И вроде бы она всегда садится около Мурата.

— Ну и что, — парировала Зурят, — мало ли кто может оказаться рядом с мужем? Что, ко всем ревновать?

Ревновать не ревновала, а на душе остался неприятный осадок.

У ворот ее ждала дочь Залина:

— Мам, можно я на собрание?

— Ты-то что там потеряла?

— Интересно же. Я как-никак теперь колхозница, в ученической бригаде работаю. Можно? Я только посмотрю и прибегу.

— Ладно. Иди. Только долго не задерживайся.

Подоив корову, Зурят уселась у очага и взялась за штопку. Легко ли — четверо сыновей! И все на них горит. Вот и теперь неизвестно где шляются, придут голодные и ободранные — мальчишки!

После штопки принялась перебирать пшено. Все легче завтра утром с пастой. Вот и мальчики пришли. Поели и расположились кто где: кто у очага на циновке, кто на деревянных нарах у стены. А Залины все нет. Зурят уже собиралась идти за дочерью, как она сама прибежала.

— Мама! Такое собрание! А папа так много говорил. И все его так слушали. «Уничтожать надо кулаков, — говорит, — расстреливать». А рядом с ним такая красивая женщина сидела. В платке таком зеленом, с бахромой, как тот, что у нас в сундуке.

— Нашла красавицу, — зло оборвала ее Зурят. — Это желтолицая Цаца — красавица? Щеки небось свеклой нарумянила! Бесстыжая, не успела мужа похоронить, а уже перед его убийцами хвостом вертит! Из-за нее, подлой, говорят, и убрали бедного Умара!

Заметив, что сказала лишнее, спохватилась:

— А ты чего уставилась? Марш спать!

Залина обиженно посмотрела на мать и молча засобиралась ко сну.

Было уже поздно. Зурят не спалось. Отложив недовязанный носок, уставилась на красные угли в очаге. За дверью кухоньки послушался шум, топот коней и мужской говор. «Мурат с друзьями, — подумала Зурят, — теперь уж точно не заснешь». В последнее время ее муж все чаще устраивал с друзьями вечеринки у себя дома. Поэтому она и укладывает детей в кухоньке, а не в большом доме — чтобы не мешать выпивохам. Скрипнула дверь, и в кухоньку просунулась голова Хусина — двоюродного брата Зурят и близкого друга Мурата:

— Можно, сестра?

— Можно, можно. Заходи, Хусин, как дела у тети Зарумхан? Давно ее не видела...

— Все хорошо. Есть что готовое?

— Если и нет, то будет. Ты проходи.

Говоря это, Зурят уже подвешивала на крючок над очагом котелок с водой, придвинула к огню сковородку и сняла со стены кусок сушеного мяса.

— Зурят, — Хусин замялся, — я хотел сказать...

— Говори, Хусин, случилось что?

— Да нет, только вот понимаешь... Даже не знаю, как сказать!

— Да говори ты, что такое?

— В общем... в общем, посла не убивают — Мурат от тебя и от детей не отказывается. Вы будете жить тут же...

— ???

— Мурат женился!

Нож, которым быстро-быстро резала мясо Зурят, остановился.

— Как женился?

А в душе: «Одолела, вертихвостка бессовестная! Победила! Господи! Это на Цацу, презираемую всем аулом, Мурат променял меня? Меня на Цацу!»

Увидев побледневшее лицо женщины, Хусин еще больше растерялся:

— Ну, что ты? Сказал же — тебя не трогает, детей не бросает. И вообще, по шариату мусульманин может иметь до четырех жен. Ну, полюбил человек! Разве не бывает?

— Бывает, — сразу сникла она, — бывает, Хусин. И как ты теперь представляешь нашу жизнь с этой желтолицей Цацой? Она что, сейчас в нашем доме?

— Кто желтолицая? — переспросил Хусин. — Ах да, я же не сказал: Мурат женился на Мадине, младшей дочери Пшимахо.

— Какая Мадина? Да она же дитя! Чуть старше нашей Залины. Он что, с ума сошел?

— В том-то и дело. Возвращаемся мы верхом с собрания всем отрядом. Мурат подъехал ко мне. Разговорились. «Представляешь, — говорит, — что со мной произошло. С ума схожу, что ли. Влюбился, как последний юнец. Ничего поделать с собой не могу. Как увижу Мадину, становлюсь сам не свой». Рядом ехал хромой Исмаил. Услы­шал наш разговор: «Так за чем же дело стало? Женись!» — «Зурят жалко. Как-никак пятерых детей нажили». — «А если жалко — помалкивай». Тут из-за угла выехала арба. На ней парень и девушка. Подъехали ближе — Мадина и ее двоюродный брат Губед. Едут откуда-то. Мурат схватил меня за руку: «Хусин — это судьба! Крадем ее. Сейчас или никогда!» Окружили мы ту арбу. Что двое детей против семерых всадников? Но не тут-то было! Губед схватил одной рукой сестру за талию, другой держит небольшую крупорушку — та зачем-то оказалась на арбе — и давай размахивать ею. Никого не подпускает. Наконец схватили их, но друг от друга оторвать не смогли. Так и кинули обоих на круп лошади. А как она кричала! До сих пор ее крик в ушах стоит: «Убей меня, — кричит, — убей, только не отдавай этим псам!» Такой грех на душу взяли, — вздохнул Хусин. — Мы их в Эльбурган отвезли, к тете Мурата. Будут там, пока не уговорим родню Мадины...

До самого утра не спала Зурят. Не знала, что делать. Пятеро детей. Куда от них? И если бы не мальчики. Куда теперь с ними?

Той ночью Мурат так и не зашел к ней. И на второй день не было его. Рано утром третьего дня дверь кухоньки со скрипом отворилась. В дверях стоял ее Мурат. За его спиной виднелась девушка с опущенной головой. Отступив на шаг назад, Зурят пристально посмотрела на мужа и невольно (в такой-то момент!) залюбовалась им: высокий, стройный, черные усы оттеняют побледневшее за эти дни лицо. Тонкие пальцы на дверной ручке предательски дрожат. Эти руки... Как она его любила! Даже сейчас! Да. Если бы не любила, не сидела бы тут эти два дня. Что делать? А та... Черные длинные ресницы бросают тень на щеки. Брови вразлет. Маленький нос и бледные розовые губы. Господи, как они подходили друг другу! Так и стояли, пока Мурат срывающимся голосом не проговорил:

— Будете вместе. Обе. И чтобы про нас никто ничего не слышал! Я сказал!

Сказал и ушел. Зурят смотрела на женщину перед собой. Совсем девочка. Чья-то дочь, как и ее Залина. И в чем ее вина?

Совершенно неожиданно для себя засуетилась:

— Ты проходи. Садись. Вот на этот стульчик.

Покорно, как во сне, Мадина прошла в комнату, села на стульчик, положив на колени маленькие руки. Зурят все так же, суетясь, поставила перед ней столик-треногу, в глубокую чашку налила густой белый чай, выложила лепешки на плоскую тарелочку. Сама села напротив и взяла в руки деревянную ложку:

— Пей.

Мадина не шелохнулась. В Зурят закипала злость. Все, что пережила она за эти две ночи, готово было выплеснуться наружу:

— Пей, пока чай не остыл, — повысила она голос.

Прозрачная слеза скатилась по бледной щеке девушки и капнула на руку.

— Она плачет, — взорвалась Зурят. — Она плачет! А ты видишь их? — показала рукой на спящих вповалку детей. — Видишь? И что мне теперь с ними? Кто из нас должен плакать — ты или я?

Ни слова не говоря, Мадина встала и вышла из кухоньки. Постояв некоторое время во дворе, медленно прошла к большому дому.

С утра Зурят хлопотала по дому: готовила, убиралась. Накормила детей и отправила на дальнее поле убирать фасоль. Затем села обедать. Есть не хотелось. Долго думала, потом встала и пошла в большой дом. Там никого не было. Выйдя оттуда и стоя во дворе, обратила внимание, что дверь сарая приоткрыта. Зурят помнила, что утром закрывала ее. Она зашла в сарай и остановилась как вкопанная: Мадина стояла на невысокой скамеечке и быстро-быстро завязывала перекинутую через балку под крышей веревку.

— Ты что делаешь? — закричала Зурят и бросилась к ней, пытаясь стащить со скамеечки. Та оттолкнула ее и продолжала завязывать петлю. Зурят обхватила ее руками, насильно стащила со скамьи и поставила перед собой. Злые слова готовы были сорваться с ее губ, она даже занесла руку, чтобы ударить Мадину, но тут заглянула в ее покрасневшие от слез глаза. Некоторое время женщины смотрели друг на друга и вдруг, будто сговорившись, кинулись друг к другу в объятия и зарыдали. Так выплакала Зурят свою любовь к мужу на плече своей соперницы...

Через несколько дней, вечером, Зурят услышала шум за домом. Неслышно прошла за угол, где из-за зарослей кукурузы — там, ближе к каменной ограде, — раздавался жалобный голос:

— Мама, мамочка, как ты могла? В Эльбургане мы с Губедом ждали тебя. Или Газиза. Почему не приехали? Почему не забрали?

— Доченька, прости. Не могла я пожертвовать твоим единственным братом. Молод он. К счастью, был далеко. А то натворил бы делов. Что он против целого отряда самообороны? Убрали бы его. Род наш прервался бы. А ты жива — и ладно. Мало сейчас на Соловках людей? Прости меня, доченька... Ты смотри, не обижай Зурят. Она женщина хорошая. Ей еще тяжелее... — слышался громкий шепот из-за каменной ограды.

Зурят тихо отошла назад.

Так и зажили две жены в одном доме. На удивление всех соседей, они никогда не ссорились, хозяйство вели вместе, вместе детей растили. Когда у Мадины родились сын и дочь, Зурят нянчила их как своих. Но недолго прожил Мурат с молодой женой. Свои же из отряда самообороны оболгали, предали и сами же расстреляли его. Конфисковали весь домашний скарб. Такое было время...

После смерти мужа Мадина с детьми ушла домой, к матери. Позже ее выдали замуж за парня из Красного Востока.

Когда в аул пришли немцы, Зурят вместе с несколькими такими же женами расстрелянных в тридцатые пошла в дом бывшего председателя колхоза и забрала конфискованные когда-то из ее дома вещи. Когда вернулись красные, им этого не простили. И вот сегодня (Зурят посмотрела на светлеющую на востоке кромку неба), нет, уже вчера к ней зашел Хусин — сторож из сельсовета и предупредил: «Завтра будут выселять все двенадцать семей “предателей”. Среди них и Мадина с детьми».

— Но она уже замужем. Ее новый муж на войне. И к тому же, когда немцы пришли, она уже не жила в Кубине.

— Но она в списках. Вместе с тобой. Я видел, — повторял Хусин.

Ночью, уложив детей спать, Зурят отправилась в Красный Восток. Предупредить Мадину...

Показались первые дома Красного Востока. Хотя еще темно, над некоторыми из них уже вьются синие дымки.

Только сейчас Зурят почувствовала сильную усталость. Вот так постоять бы, прислонившись к холодным воротам...

К воротам дома Мадины вышел ее свекор. Выслушав Зурят, он молча повел ее в дом отогреться, а сам пошел к своему брату. Решили: свекор Мадины повезет Зурят в Кубину, а его брат спрячет Мадину с детьми на старой карачаевской кошаре. Главное, чтобы она не попала в этот поезд, который повезет высылаемых. А там — пусть ищут...

Рано утром из Красного Востока выехали сани. Сидел в них старик, за ним в теплом душистом сене была спрятана Зурят. В таких же санях увезли на кошару и Мадину с детьми.

Около Старой Джегуты сани разминулись с другими — уполномоченные из Кубины ехали в Красный Восток за Мадиной...

Зурят было хорошо в теплом душистом сене. Страшная, тяжелая ночь была позади. Ее соперница была спасена. А что ждет ее саму — одному Богу известно.

А Богу было известно, что Зурят проведет долгие годы в Средней Азии. Что эта мужественная женщина похоронит там двоих детей и вернется домой. А по пути из ссылки заедет в Красный Восток к своей сопернице, и целый месяц будет гостить у нее, пока дети не оправятся после тяжелой дороги... И когда в старости Зурят заболеет, ее самой заботливой сиделкой будет Мадина. И горше всех после смерти ее будет оплакивать она же... Ее соперница...

Рейтинг@Mail.ru