Моль

Автор:
Нурдин Кодзоев (Кодзой)
Перевод:
Хаваш Накостоев

Наца

 

– Хозий хьуона, – кхайк цIен-нана, – наца летаб вай кIувсах.

«КIувсах лета наца-м хIама дацар. Укхаза-м мехках летаб наца…»

– Хьажал… ЦIерах бáга хьо! Фу деш латт кIувсах!

«Даьра, наца, фу де летаб хьо тха кIувсах? Мецбенна хургба хьо»

– Новкъостал де суона кIувс Iобаккха. Маьлхе дIаáра цабоаккхе, хIама хургдац укхох.

«Пенах хьалъуллачох латабезаш бар хьо? ДIа-а, наIар тIа уллача кIувсах хIана латанзар? Цох хьо летабаларе, хьай биззалца хIама юаргьяр Iа. ХIанз хьо хьа а леха, цабийча соцаргьяц ер кхалсаг».

– Йист хIана хилац хьо?.. Iа ахча деннадаларе, хьоггехь молхаш теха, цаI даь хургдар аз…

«Хьо бахьан, наца, хIанз суона а кхийтар. Тха кхалсага боча кIувс ба ер. Iа суога хьааьннадаларе, аз, ийла яь, хьо сага новкъахургбоацаш, цхьа хIама лохаргьяр хьуона. ХIанз дIадаьннад хьадар. Са цIен-нанас, пхийтта шу хьалха, дошо лоамаш дага а доахкаш, ше суога маьре йоагIаш бена кIувс ба ер. Цо кIувса чIир лехаргья цо».

– Хьажал, фу даьд кIувса? Гой хьуона?.. Фу саг ва хьо? Хьуогара-м дош даккха хала ма дий…

«Хац даьра суона, се фу саг ва. Ераш фу нах ба а. Со-м кхетац укх дуненах. Нацах-м кхет со. Ше мецбеннадаь, цо кIувс буъ. ТIаккха кIормац хургда цох. Мохк-м бизачар буаш латт. ВIалла кIормацаш а хургдац царех, хьакхарч мара».

– Хьажал дика, хьайна корабоагIий хьажал из наца.

«Наца, аз лехар хьо. Суона бIарьгагу хьо. ДIакъайлабалалахь, укх кхалсага хье бIарьгагоулехь. Во хьал хургда хьуога, цунна бIарьгагой. ХIа-а, иштта. Кхийтар хьо аз аьнначох».

– Хьалацал кIувс, дIаарабоаккхаргбар вай ер маьлхе.

«Малх хьуона дика бац, мотт суона, наца. Юашбоахкарашта цхьаннена а дезац шоаш маьлхе бахар, массанена а гургболаш. Бада хьо, бада хьо, наца. Хьо мо бовдаргболаш дIатIабáха безар-кх мохк буаш боахкараш а»…

Моль

 

— Слышишь, — кричит жена, — в нашем ковре моль завелась!

«Важное дело — моль на ковре. Тут целую респуб­лику “моль” грызёт днём и ночью, и то ни­чего».

— Смотри, смотри! Чтоб ты сгорела! Во что превратился ковёр!

«Чем же он привлёк тебя, этот ковёр? Видно, здорово ты проголодалась, моль».

— Помоги мне снять его со стены. Нужно вынести ковёр на солнце.

«Что, обязательно нужно было бросаться на наш “новый” ковёр, висящий на стене? Грызла бы себе потихоньку коврик, лежащий на пороге, и никто бы тебя не тронул. А так рано или поздно она тебя достанет».

— Ну что ты молчишь! Если бы ты дал мне денег на хорошее средство против моли, ничего бы не случилось!..

«Из-за тебя, моль, и мне досталось. Очень уж она любит этот ковёр. Если бы ты попросила, я бы угостил тебя какой-нибудь шерстяной тряпочкой. А теперь шансов у тебя нет. Пятнадцать лет назад моя жена, в то время ещё невеста, привезла этот ковёр из отцовского дома, лелея в душе мечту о золотых горах. Жестоко отомстит она тебе».

— Посмотри, что стало с ковром! Что ты за человек? Слова от тебя дождаться невозможно!

«Я и не знаю, что я за человек. Не знаю, что за люди меня окружают. Не понимаю я этот мир. Моль — понимаю. Она голодна и грызёт ковёр. Насытившись, она превратится в бабочку. А родину мою грызут сытые. Грызут так, как грызть, казалось бы, невозможно. И бабочками они не станут никогда. Только свиньями».

— Посмотри, может быть, ты лучше увидишь её.

«Моль, я тебя вижу. Нашёл сразу. Прячься скорее, пока она тебя не увидела. Вот, вот так. Как хорошо ты меня поняла...»

— Держи ковёр с той стороны, вынесем его на солнце.

«И ты не любишь солнце, моль. Как и те, что, прячась от солнечного света, алчно поедают мой край. Я тебя стряхнул. Беги, моль, беги. Но боюсь, что тех, остальных, стряхнуть не удастся так ­легко...»

 

Рейтинг@Mail.ru