Кукушкино гнездышко

Автор:
Николай Голенков
Перевод:
Николай Голенков

Кукушкино гнездышко

 

Да-да, были времена, когда и кукушка вила гнездо.

Было это очень давно. Тогда люди в лесу огонь не разжигали, птичьи гнезда не разоряли. Пичужки пели свои песни с раннего утра до самой поздней ночи. Весной, как и сейчас, они вили гнёзда. Вот и кукушка однажды свила гнездо.

Если другие птицы выбирали место для гнезда поукромнее, то кукушка выбрала самое высокое дерево. Веточка к веточке, травинка к травинке — свила гнездо на самой макушке. Облетела вокруг — издалека видно. На славу потрудилась. Но её трудов никто не замечает, каждая птаха по своим делам летает, свои песенки поёт.

Снесла кукушка яйцо. Присела отдохнуть.

День сидит, два сидит, а её гнездо никто не замечает, не расхваливает.

Тогда сама кукушка полетела пернатым про свои труды рассказывать.

К одной птахе прилетела.

— Ты почему в буреломе прячешься? — закуковала. — Полетели ко мне, посмотришь, как надо гнезда вить. Чтобы все видели, чтобы все хвалили…

— Нельзя мне по гостям летать. Остынут яйца, останусь без детушек.

К другой птахе полетела кукушка. Опять во весь голос расхваливает свое гнездышко.

— Учись у меня. Я на самом красивом дереве, на самой макушке гнездышко свила. Далеко видать. Полетели, научу.

На разные лады отвечали пернатые, но всем некогда было по гостям летать.

Разобиделась кукушка. Полетела к своему гнёздышку. А гнезда на самой макушке самого большого дерева нет. Пока кукушка летала, подул ветер. Вот и упало гнёздышко.

Расплакалась кукушка, громче прежнего закуковала.

— Ох, бедная я, бедная… И почему все такие вредные? Почему они мне раньше не сказали? Уму-разуму не научили — где надо гнёздышко вить…

Так громко куковала, что Вирява* услышала.

— Что ты плачешь, кукушка? Кому года так горько считаешь?

— Как мне не плакать? — еще пуще закуковала кукушка. — Свила гнёздышко как все пернатые, снесла яйцо. А злой ветер подул, гнёздышко моё упало, яичко моё разбилось.

— Не горюй, кукушка, — помогу тебе.

Подняла гнёздышко кукушки, выбрала место в густом-прегустом кустарнике, куда ветер-забияка добраться не мог. Прикрепила гнездышко. Наказала другое яйцо снести да не летать без дела, другим птичкам не мешать. И пошла по лесу гулять, птичкам и зверятам помогать.

Кукушка другое яйцо снесла. Села насиживать. День сидит, два сидит… «Ну и место выбрала Вирява, — разобиделась кукушка, — никто не видит, никто не услышит». Забыла про наказ хозяйки леса, опять полетела про своё гнёздышко соседям рассказывать.

Полетела к одной пичужке, потом к другой, третьей… Расхвасталась.

— Ку-ку… Мое гнёздышко самой Виряве понравилось. Она мне тихое местечко выбрала. Ни знойному солнцу его не найти, ни злому ветру туда не добраться… Пойдём соседушка, тебе одной покажу…

— Нельзя нам по гостям летать, — ту же песенку поют птицы. — Яйца остынут, останемся без детушек…

Разобиделась кукушка. Хотела к гнёздышку вернуться. Но вот ведь птичья голова! Пока по гостям летала, совсем заплутала. Не нашла свое гнездышко. Пуще прежнего закуковала кукушка.

Услышала её Вирява, прибежала.

— Что опять приключилось, Кукушка?

Рассказала про своё горе кукушка, упрекать Виряву начала:

— Вот так место мне выбрала. Сама не найду своё гнездышко. А как мои птенчики до дома будут добираться? Хочу, чтобы моё гнёздышко было на видном месте.

Второй раз помогла Вирява кукушке. Подняла гнёздышко на высокое дерево, крепко накрепко к толстой ветке прикрепила, чтобы ветры-шалунишки не роняли, кукушкины яйца не разбивали.

Обрадовалась кукушка: высоко сидит, далеко глядит. Ещё громче закуковала.

День кукует, два кукует. Не летят к ней птички гнездом полюбоваться, все своими делами заняты: одни яички высиживают, другие жучков, паучков клюют, любимым женушкам да птенчикам малым таскают.

Надоело кукушке куковать, опять она по лесу полетела. В одном месте про своё гнёздышко расскажет, в другом… Но некогда было пташкам кукушкины песни слушать. У многих уже птенцы вылупились. Их надо кормить, растить, на крыло ставить.

Летала, летала, совсем из сил выбилась. Вернулась к гнёздышку. А гнёздышко пустое. На весь лес кукушка закуковала. Да так громко, что другие птицы слетелись. Начали гадать: куда яйцо кукушкино делось?

— Это сороки-воровки проделки, — прочирикал воробей. — Мы от неё всей стаей отбиваемся. Тащит всё, что плохо лежит.

— Это коршун-злодей, — прокудахтала тетёрка, — никуда от него не скрыться.

— А может, филина проделки? — растрясла догадку трясогузка. — Любит пошалить, пока Вирява спит.

Каждая птаха своего врага вспоминала и на весь лес ругала. Птицы так загалдели, что хозяйка леса к ним прибежала. Все пташки примолкли, только кукушка старалась перекуковать свое горе.

— Ку-ку, как же я без детушек? Ку-ку, кому я песенки петь буду?.. Ку-ку, пропадет кукушкино племя.

И опять пожалела Вирява кукушку. Ей и всем пернатым рассказала. Пока кукушка по лесу летала, от безделья куковала, хозяйка леса кукушкино яйцо к другим птичкам в гнездо положила. Там и вылупилась другая кукушка.

Так Вирява хотела наказать бездельницу кукушку. Чтобы не моталась по лесу без дела, другим пташкам не мешала.

А кукушке понравилось наказание. Теперь сама каждую весну в гнёзда других птичек яйцо подкладывает, а потом по лесу летает, пернатых в гости созывает, чтобы полюбовались её гнездышком, которое теперь и не вьет. Хорошо знает, что птички своими делами весной и летом заняты. Им некогда по гостям летать, кукушку-болтушку слушать.

Вот и кукует до сих пор кукушка на радость старикам и деткам, которые считают, сколько же им лет она напророчит.

 

* Вирява — богиня леса.

Рейтинг@Mail.ru