Возвращение в деревню

Автор:
Николай Циликин
Перевод:
Иван Волков

Шачема вели мрдамстон


Молян-аськолян оцю кить ширде,
Пичефкссь маряйста седизон сусксь.
Лажатфсь ваймосон лакась — изь кирдев,
Щёка пряняван шудема тусь.

Лама вайгяльбе мадсь-илядсь фталон,
Лама арьсема мялямс сюлмавсь...
Мес аф такор кинязе пильгалон?
Коза кеняртьфти тюсне юмасть?

Шаштонь саворне ляйняньконь малас, —
Лафтус сизефсь (ки лангстонь) люпштась, —
Ёрань курмозьстон веднянц сонь паламс,
Ёрань ливоськотф шамазень штамс.

Мезе няень — аф азови валса!
Сетьме ляйняньке пяндра лоткс кяшсь,
Тоса сянгяря ватракш сон палсесь,
Повфтась парьхциень нюретть сянь мяштьс.

Каль юр ёткс ведняц тапарясь-эрьгодсь,
И шуварняцка ичевсь рдазс.
Мянемс воляс аф сатни сонь эрьгац...
Кие теенза шкайгить тянц казсь?!

Молян тярдяфста. Велезе маладсь.
Ки трваса пиксс сотнеф фкя тракс.
Веле песонок васьфтемазь палакст,
Мархтон кядьс кундазь кельгозь шумбракстсть.

Куттнень вальмалга панчфкат исть каса,
Пужф кумбарафт и марошт нувасть.
Пине васьфтемань веле кучкаса,
Сон иланц инкса мельган увась.

Ётай-потай аш шава ульцяса,
Ламоц вальмятне седяфса шавфт.
Кенкш чирназне аф панжеви тяса,
Наксатф ортатне орвастост явфтфт.

Ювотф-тапаф кирпицень кудсь — школась,
Тёжянь идь оцю эряфс сон кучсь.
Шавфнень лемс обелискть тяштец олась,
Эрь тунда панчфонь кандыхть сон учсь.

Лавкась, мярьгат, войнань кизоть яжаф,
Срады-калады вакссонза клубсь;
Тяса тяни аш васьфтихть-прважайхть,
Эсь поэтоньке стихт тяса лувсь.

Шачем велезе, пялот мес сетьме?
Аньцек кукусь кать-коса кукай,
Лядыкс кизотнень луви сон летнязь...
И неушта юкстанзе тонь Шкайсь?

Возвращение в деревню

 

Бодрым шагом с большого проселка
Я свернул на тропинку к реке.
Прямо в душу кольнула иголка,
И тоска потекла по щеке.

Километров прошел я немало,
Мне немало запомнилось дум,
Почему же дорога петляла,
Песня жизни звучала как шум?

Приближаюсь к знакомому броду —
А казалось, пути нет конца, —
Поцелую ладонями воду,
Смою пот наконец-то с лица!

Но немею от новой картины:
Вместо речки — нечистый ручей,
И лягушка в уборе из тины
С проходящих не сводит очей.

Заблудилась речушка в овраге,
Мутный ил вместо злато-песка,
Ей не выбраться из-под коряги —
И за что ей такая тоска?!

…Одинокая бродит корова
У окраин родного села,
И крапива кричит мне: «Здорово!» —
Вся околица ей заросла.

В огородах — ни розы, ни мака,
Лопухом поросло, лебедой,
Лишь для виду большая собака
Пробежала немного за мной.

Заколочены многие хаты,
И калитка не скрипнет нигде,
Вон ворота уже гниловаты
И висят на последнем гвозде.

В бывшей школе побиты все стекла,
Сколько деточек выросло тут!
И звезда обелиска поблекла,
В память падших цветы не несут.

Магазин — словно после бомбежки,
Вместо клуба — кирпичный скелет,
Здесь на танцах играли гармошки
И порой выступал наш поэт...

Там, за лесом, «ку-ку» все плачевней,
Будто жизни подводит итог...
Что случилось с любимой деревней?
Неужели забыл тебя Бог?

Возвращение в родную деревню

 

Иду-шагаю от большой дороги,
Грусть укусила сердце больно.
Тоска в душе кипела — не удержалась,
По щеке потекла.

Много километров полегло-осталось за мной,
Много мыслей в памяти сплелось…
Почему дорожка не гладкая под моими ногами?
Куда потерялись радующие краски?

Тихо приблизился к нашей речке,
На плечи дорожная усталость давила,
Хотел с ладони поцеловать её водичку,
Хотел своё потное лицо помыть.

Что увидел — не сказать словами!
Наша тихая речка прячется в мутном овраге,
Целует там зелёную лягушку,
Парчовые водоросли накинув ей на грудь.

Среди ивовых корней её водичка заплуталась-заблудилась,
И песочек её смесился с грязью.
Вырваться на волю у нее не хватает силы…
Кто подарил ей такую судьбу?

Иду стреноженный. Приблизилась моя деревня.
У дороги привязана одна корова.
На конце села встретила меня крапива,
Об руку со мной она любя поздоровалась.

Под окнами домов не росли цветы,
Завянувшие лопухи и лебеда дремали.
На середине села собака меня встретила,
Она для вида полаяла на меня.

Нет прохожих на пустующей улице,
Многие окна досками забиты.
Дверь со скрипом не откроется здесь,
Сгнившие ворота отделились от своих столбов.

Разбитый, сломанный кирпичный дом — школа,
Тысячу детей она в большую жизнь проводила.
У обелиска павшим звезда поблёкла,
Каждую весну он ждёт цветов несущих.

Магазин словно в годы войны разрушен,
Рушится-разваливается рядом с ним клуб;
Здесь нет теперь встречающих-провожающих,
Здесь наш поэт свои стихи читал.

Родная деревня, почему в твоём доме безмолвно?
Только кукушка где-то кукует,
Последние твои года всхлипывая считает…
И неужели забыл тебя Бог?

Рейтинг@Mail.ru