Приключения домовят Боко и Моко

Автор:
Лия Малых
Перевод:
Лия Малых

Боко но Моко

Пичи коркакузёос сярысь выжыкыл-повестьысь люкетъёс

 

Вынъяськон*

Чыс-чыс уммен изён сямен Боколэн пель сьӧраз кылӥськиз бӧрдэм куара. Борддор сьӧрын кин ке но туж ӝожмыт кыла-бура аслаз улон-вылонэзлы.

– Кинлы мон кулэ табере, мискинь кураськись. Йыр вадьсам зор-котлэсь, кезьытлэсь утись липетэ гинэ но ӧвӧл. Кошко, сьӧд нюлэскы кошко яке мур коже тэтчо. Нюлэс Нюнялы но, Вумуртлы но юрт кутӥсь кулэ. Ы-ы-ы…

– Эй, кин отын? – мурӝол сэргысь небыт пышен шобыртэм валес вылаз пуксьыса, Боко каллен гинэ борддоре йыгаз.

– Мон та, бускель коркась пыдйылчи. Нош ачид кин луиськод?

– Мон Боко, та улыно-вылыно коркалэн юрт кутӥсез. Пыр ойдо, эн мурта, инты кыкнамылы шедёз. Огнынлэсь ӵошен шулдыргес.

Мокоез тэльмыроно ӧй вал. Та шуытозь бус сямен корка кор вискытӥ вӧлдӥськыса потӥз но Боколэн шуныт но небыт сэргаз вуиз. Тӧдьыпыръем пуштырес йырси пӧлысь сыӵе ик пуштырес ӵыж-горд Моко шоры учкизы пурысь синъёс. Кӧня ке дыр ӵоже кык пичи лусьтро макеос ог-огзэс йырысенызы пыдозязы мертазы. Дэра штани, дэрем, пыдъёсазы бинялтонэн кутъёс – ваньмыз кызьы кулэ. Нырысь учкемысьтызы ик соос ог-огзылы кельшизы, лэся, пумиськемзылы шумпотыса ӟыгырскизы. Эшъяськонзэс юнматон понна, вуюись буёло ыж гон шортъёслэсь пунэм кускерттонъёсынызы воштӥськизы.

– Ачид адӟиськод, корка бадӟым, кузёослэн нылпиоссы но пичиесь ай, ваньмаз вутскыны кулэ. Эн куректы, Моко, уж кыкнамылы шедёз, – буйгатыны турттӥз Боко выль эшсэ. 

– Ярам, кузёосыд нокытчы палэнэ вырӟыны уг туртто ке, мон татчы ик кылё, – капчияк лулӟиз Моко, – нош мынамъёсыз город улонлы синмаськизы. Соиз ӝож, кык дауръёс ӵоже выжыысь выжые улон интызэс утьыса, чакласа вози. Берло дыре корказы но кузёосыз кадь ик пересьмемын, губырскемын вал, озьы ке но, кӧты сюмаса ӧй улы, кезьытъёс но ӧз кышкатэ. Кин мон табере? Юрттэм кузё? Егитъёслы кулэ ӧй луы. Анай-атайзэс городэ улыны басьтӥзы, нош мон сярысь огзылэн но тодазы ӧз лыкты. Марлы город коркан юрт кутӥсь кулэ, шуизы, дыр?

– Я, я, йырдэ выллань ӝут, Моко, ӵуказе нунал азьланьзэ возьматоз.

Кема шыпыртӥзы на Бокоен Моко, улэм-вылэмъёссэс тодазы вайыса. ӵукна ӟардыку гинэ, атасъёслэн чоръямзы улсын, соос вӧтъёслэн дуннеязы выйизы.

 

Пань-пань ‒ котэм нянь**

– Кытчы тон, Моко? – вӧзаз кыллись эшезлэсь кыштырак султэмзэ шӧдыса, ум йылтӥз юаз Боко.

– Изь, изь, мон ӝогак гинэ. Чаклало, мар лэсьтӥське отын, вылӥын.

Моколэн нокызьы но умме усемез ӧз луы, пель сьӧраз ялан кылӥськиз кадь гур азь палан пукись нянь шумесысь вуӵыртэм куара. Одӥг пол гинэ озьы луысал ке! Котькуд шутэтскон нуналэ нянь шумес лулъяськылӥз кадь. Моко соку малпаськонэ усьылӥз: котэм нянь пӧлаз пӧрась кинэ ке но возьмаськисе пуктылӥз, оло? Со кин ке, пукыса-пукыса акыляк луэменыз, лулӟылыны кутске. Тани туннэ но кузё кышно нянь котӥз, соин ик Моколэн чидан ӧвӧл: тодэм потон пычеез азьлань валтӥз.

– Тон ке кескич, мон эшшо но кескичгес, Моколэсь нокытчы уд пегӟы, брат, – нянь шумес доры вуыса, ас понназ сипыртӥз со.

Моко, дӥсьтытэк но дӥсьтыса, тыбыртэм пукон вылэ кечырскиз, нош отысен – нянь шумесэ. Ватӥськисез матысен адӟоз кожаса, лусьтро йырзэ пыдлогес мыкыртӥз но – соку ик йырси бордаз ӝабырскись луиз.

– Эй, кин тон? Ӧжытак калленгес! Мон ожмаськон понна ӧй лыкты, ойдо киосмес кузь ум лэзьялэ. Нырысь-валысь тодматском: мон Моко. Ачид кин луиськод? – лулыз пыдтышказ вуиз ке но, Моко кышкатэк вераськыны турттӥз.

Пумитаз вазись ӧз луы, лушкемен шокам гинэ кылӥськиз.

– Лэзь, шуисько, мар соку ик йырси котыре тэбинид! - йырзэ ӝутыны курадӟыса, Моко дуринчи кадь пурӟиз. – Тани возьмато мон тыныд, кин кужмогес!

Йырыз курен мыжыксэ золгес шоналтӥз гинэ – небыт но тяпылес маке сое пушказ кыскыны ӧдъяз.

– Э-э, мар тон? Караул! Юрттэ! ‒ но кышкаменыз Моколэн куараез ик ӧз поты, кылъёсыз ым пушказ кугӟазы.

Пыдъёсыныз но нӧдымтэ киыныз пыкиськыса, кызьы но озьы мозмытскиз ик со сьӧраз сузьтӥськыны турттӥсь кин ке ки улысь. Пыдулзэ шӧдылытэк, лобатӥз ук Моко мурӝол сэргаз! Дынгыр куалекъя – Боко ик сайказ.

– Мар луиз тонэн, Моко? – кылзэ ньылэм эшсэ кӧня ке пол пельпумтӥз сэзъялтӥз со.

– Отын, отын, – Моколэн лякиськем ымдуръёсыз мырдэм но кызьы усьтӥськизы, – нянь шумесын кинэз ке но шӧтэмез пуке. Со ӧжыт гинэ ӧз лӧды мынэсьтым йырсиме, асме но ньылыны турттэ вал.

Боко али гинэ синйылтӥз Моколэсь няняськем йырсиоссэ, паймеменыз чабкиськиз:

– Бен тон ыльнянь пӧлы зымылэм, лэся, ук? Я, ойдо учком, кинэз сокем кышкатӥз тонэ.

Моко пыкиське ик вал, но Боко азьын возьыт потӥз кеч лулзэ возьматыны, нюж гинэ кыстӥськиз сьӧраз. Эшез, номыре луымтэ сямен, кечырскиз нянь шумесэ. Паймымон кадь, но вуӵыртӥсь маке со борды ӧз кырмиськы. Боколэсь кышказ, оло? Тае адӟыса, Моколы дӥсьтон пыӵаз, эшез борды сузьтӥськиз. Но мар та таӵе? Шумесысь нокин шӧтэмез ӧз учкы шораз, чырсаса лӧптэм ыльнянь гинэ шокамъяське. Возьытэ усеменыз, Моко интыяз ик пуксьыны дась вал.

– Эх тон, пань-пань – котэм нянь, – шудыса сямен исамъяськиз Боко. – Ӧвӧлтэм мае ке утчаменыд, ӧжыт гинэ ачид шаньгалы пӧрмымтэ, – дышем сяменыз, визьнодась кылъёс утчаны ӧдъяз вал, но эшезлэн сотэк но кунэрес тусыз сое дыраз серметаз. Номыр вазьытэк, Мокоез, пельпумтӥз ӟыгыртыса, сьӧраз валтӥз. Но ӧз чидатскы – пышкылӥз: 

– Ӵушъяллы пӧрмемедлэсь азьло ойдо мисьтӥськыны.

Эшъёс ог-огзы шоры учкизы но – серемзэс кутэмзы ӧз луы: кӧтъёссы ик висьымон горизы.

Та уе Бокоен Моко мырдэм умме усизы. Я бен, ум люкетэ соослы, мед изёзы ойдо. Азьланьын соосты возьмало на пӧртэм серемес учыръёс, выль пумиськонъёс, вормонъёс.

 

Азьтэм басьтэм***

Одӥг нуналэ Моко валес вылысь султыны ӧз дырты, мар карыны ёрмыса сямен, тэк кыллиз но кыллиз. Боко со но та лэсьтэ, отчы, татчы мынэ, нош эшезлэн интыысьтыз вырӟыны малпаназ ик ӧвӧл.

– Моко, улон интымес коть ӵужем кар вал, кылльыса-кылльыса нумыр поттод ни, – пань-пань улӥсь эшез шоры учкыса, Боколэн чиданэз пӧсьтӥз, тэргаськыны ӧдъяз: – Кинэн вераськисько мон? Тани тыныд ӵужон, вырӟылы!

Ужаны катез ӧвӧлэн Моко ассэ шонере поттыны турттӥз:

– Эн керӟегъяськы, Боко. Мон ӧвӧл янгыш, Азьтэм бинялскиз котырам, суй-пыдъёсме но выртэме уг луы.

– Зуль ойдо, кыллэн лыэз ӧвӧл, - ӧз ик оскы эшезлы Боко.

– Мар тон, Боко, шуисько ук: со Азьтэм няняз монэ, тэкитэн сямен. Уд ке оскиськы, еэн жугыса, оскалты, оло, вӧсь луэмезлэсь кышкалоз.

Таяз учыре Боко малпаськонэ усиз. Оло, Моколы, зэмзэ но, юрттэт кулэ? Маке луэм – лу шуыса, ӝогак гинэ выллане тубаз но паськыт е васькытӥз. Тае адӟыса, Моколэн пыдессинъёсыз ик лябомизы, но аслэсьтыз куалектэмзэ со номырин ӧз возьматы. Нош Боко, эшезлэн нырултӥз еэн шонаса, буйгатэмъяськиз:

– Таиз азьын, Азьтэм гинэ ӧвӧл, ачиз Шайтан но берлань чигналоз. Я, Моко, кӧт вылад кариськы ай.

Соизлы кылзӥськытэк ӧйлась. Синъёссэ гинэ кыниз на, елэсь пӧсь табань возьмаса. Ма бен, пичильтык осконэз но вал, Боко уз дӥсьты эшсэ вӧсь карыны, жалян сямыз вормоз. Зэмзэ но, соиз небыт интыяз чибинь куртчем кадь одӥг-кык пол йӧттӥз ик.

– Номыр толыкез уз луы, дыр, тазьы, Боко, – ӝуштэмъяськиз Моко. – Одӥг-кык нуналзэ кызьы ке но чидало. Адӟод али, вез-вез кылли ке, со Азьтэмлы аслыз акыльтоз монэн нюръяськыны.

– Я, я, нырдэ эн ош, Моко, асьмеос сое живо-два уллялом, – озьы шуыса, Боко шлачкетӥз ук Азьтэм басьтэмлэн берпалаз – соиз, вӧсь луэмысьтыз, мурӝол вӧлдэт дорозь ик тэтчиз.

– Ӧб-ӧб-ӧб-ӧб!!! Ма, мар тон сокем жугиськиськод? – Моколэн синвуосыз ик пызьыразы.

– Ого, пӧрмиз! Е тон дорозь но пыӵаз бере, со няняськись Азьтэмлэн пытьыез но ӧз кыльы, дыр, – эшез понна шумпотӥз Боко. – Яке эшшо кытчыяд ке дэмӟиз на-а?

– Ӧз, ӧз! – Моко киосыз улэ ватӥськыны турттӥз. – Тани, учкы, чӧльыосылэн гинэ но ужамзы потыны кутскиз, – пумозяз оскытон понна, Боко азьын чиньыосыныз выретӥз со. Собере, тылын сутӥсь интызэ маялляса, юаны дыртӥз: – Возьматы, ма кароно?

– То-то угось, – мынектӥз Боко. – Ужлэсь пегасьёсты гинэ Азьтэм басьтэ. Но тон эн кышка, Моко, асьмеос табере тодӥськом, кызьы нюръяськыны соин. 

Со дырысен, Моко ужлэсь палэнскыны турттэ ке, Боко тодаз вайытэ: 

– Нош ик Азьтэм басьтӥз-а? Кытын асьмелэн паськыт емы?

 

* Букв. «Братание».

** Букв. «Растяпа».

*** Букв. «Лень одолела».

 

 

Приключения домовят Боко и Моко 

Отрывки из повести-сказки

 

Знакомство

Боко спал крепким сном, когда до него донесся плач. За стеной кто-то причитал и жаловался на свою несчастную долю.

— Кому ж я теперь нужен без дома, без хозяев? Даже крыши над головой нет, чтобы укрыться от дождя, от холода. Уйду в темный лес или прыгну в глубокий омут: и Лесовику, и Водяному домовой не будет лишним. Ой-ой-ой… Бедный я, бедный!

— Эй, кто там? — Боко присел на своей кровати и тихонечко постучал по стене.

— Это я, Моко, бездомный домовой из соседнего двора. А ты кто?

— Я — Боко, домовой этого хозяйства. Заходи, не стесняйся, место здесь для обоих найдется. Веселее будет вдвоем.

Моко не надо было упрашивать. В тот же миг он просочился сквозь бревна и оказался в теплом и мягком уголке подполья. Уже через миг два лохматых сероглазых существа оглядывали друг друга с головы до ног. Боко — светловолосый, Моко — рыжий, оба одеты в льняные рубашки и брюки, на ногах лапти.

Домовята очень понравились друг другу с первого взгляда и от радости обнялись. Чтобы окончательно закрепить дружбу, они обменялись поясами, сплетёнными из разноцветных шерстяных ниток. — Сам видишь, дом большой, да и за малыми детками пригляд нужен. Не горюй, Моко, работы для обоих хватит, — успокаивал нового друга Боко.

— Ладно, если твои хозяева никуда не собираются уезжать, я останусь, — с легкостью согласился Моко. — Мои хозяева в город укатили. Обидно, два века оберегал их жильё. А теперь я бездомный домовой.

— Ну, не вешай нос, Моко, завтрашний день покажет, как быть дальше…

Долго шептались Боко и Моко, рассказывая друг другу о своей жизни. Только перед рассветом, под пение петухов они погрузились в царство снов.

 

Страшный и ужасный

— Моко, ты куда? — поинтересовался сонный Боко.

— Спи, спи, я быстренько проверю, что там делается наверху.

Моко уже которое воскресенье не спится. Он никак не может забыть странное пыхтение, которое доносилось из квашни. Деревянная кадка каждый раз словно оживала перед выходными и праздниками. Наверное, хозяйка кого-то сажала туда, чтобы сторожить опару? И этот кто-то, устав сидеть, начинает вздыхать и пыхтеть. Вот и сегодня хозяйка замесила тесто. Моко не вытерпел: в конце концов, надо уже все разузнать про этого невидимку.

— Ты хитрый, я еще хитрей, не уйдешь от Моко, брат, — подойдя к квашне, прошептал домовенок.

Уняв свой страх, Моко забрался на табуретку, а оттуда — на квашню. Но никого не увидел. Чтоб разглядеть невидимку, Моко нагнулся пониже. И тут кто-то схватил его за волосы.

— Эй, ты кто? Не очень-то размахивай кулаками, я сюда не драться пришел. Для начала давай познакомимся: я — Моко. А ты кто? — хотя душа его от страха ушла в пятки, он старался не показывать этого.

Но незнакомец молчал, только слышалось его тихое пыхтение.

— Отпусти, говорю! К волосам чего прицепляться? — стараясь освободиться от цепких рук, Моко не на шутку разгорячился. — Покажу я тебе, кто сильный!

С этими словами домовёнок со всей силы ударил обидчика кулаком, но тот своими мягкими, склизкими руками потянул его к себе.

Упираясь ногами и одной рукой, Моко все же удалось вырваться из его цепких рук, хотя незнакомец пытался удержать его своими длинными пальцами. Не чувствуя под собой ног, Моко бросился к своему жилищу и улегся рядом с другом. Его всего трясло, зубы стучали.

— Что случилось, Моко? — проснувшись, Боко несколько раз потряс друга за плечи, тот словно язык проглотил.

— Там, там… — прилипшие от страха губы еле-еле открылись, — в квашне сидит кто-то очень страшный и ужасный. Он чуть не вырвал мои волосы, а еще хотел меня проглотить.

Боко только сейчас заметил прилипшие волосы друга и от удивления развел руками:

— Да ты, кажись, в тесто нырял? Ну, давай посмотрим, кто тебя так напугал.

Моко вначале упирался, но показывать себя трусом не хотел и побрел за другом. Боко заглянул в квашню. Странно, но незнакомец к нему не прицепился. Может, он боится Боко? Моко осмелел и встал рядом с другом. В квашне никого не было, только пыхтело разбухшее тесто. От стыда Моко чуть не присел.

— Эх, ты, пых-пых, — пошутил Боко. — Из-за своего длинного носа чуть в шанежку* не превратился. — По привычке Боко и дальше учил бы друга уму-разуму, но увидев его поникшую голову, вовремя угомонился. Он обнял Моко за плечи и добавил: — Пойдем умываться, пока не превратился в колючего ёжика.

Друзья посмотрели друг на друга и не удержались от смеха.

 

В плену у лени

Моко не спешил вставать с постели. Не зная, чем себя занять, он решил от души поваляться. А Боко не терял времени: то там приберёт, то тут почистит. Друг же и пальцем не шевельнет. Глядя на беззаботно лежащего Моко, Боко недовольно сказал:

— Эй, поднимись, подмети жилище, не то под тобой черви заведутся! Эй, слышишь? Я же с тобой разговариваю. Пошевеливайся, вот тебе веник!

Моко лень было что-то делать, поэтому он решил оправдаться:

— Не кипятись, Боко. Я, что ли, виноват, если ко мне прицепилась Лень? За руки, за ноги держит. Как тут пошевельнешься?

— Язык без костей, болтай давай.

— Ты что, не веришь мне? Говорю же, Лень пригвоздила меня к месту. Попробуй ударить ее ремнем, может, убежит, испугается боли.

Боко призадумался. А что, может, Моко на самом деле нуждается в помощи? Будь что будет! Быстренько сбегал наверх и притащил широкий ремень. Когда Моко это увидел, у него даже колени затряслись, но страха своего он не показал. А Боко, размахивая ремнем перед его носом, начал приговаривать:

— Не только Лень, сам Шайтан испугается такого ремня. Ну, Моко, ложись на живот.

Пришлось подчиниться. В ожидании шлепков Моко закрыл глаза. Хотя и не верил, что Боко посмеет его сильно отшлёпать — он же добряк! И на самом деле, ремень два-три раза легонько прошелся по его мягкому месту.

— Толку от этого не будет, Боко, — понарошку застонал Моко. — Потерплю уж два-три дня. Вот увидишь, Лени самой надоест ничего не делать, сама отстанет от меня.

— Не вешай нос, Моко, мы с тобой живо прогоним её, — с этими словами Боко от души хлестнул пленника Лени по попе. Тот от боли аж до потолка подпрыгнул.

— Ой-ой-ой! Ты чего дерешься? — у Моко даже слезы покатились по щеке.

— Ого, получилось! Если до тебя добрался ремень, этой липучки и след простыл, наверное, — обрадовался за друга Боко. — А может, проверить?

— Нет, нет! — защищаясь от ремня, Моко протянул руки вперед. — Вот, смотри, даже мизинцы хотят работать, — чтоб убедить друга окончательно, Моко пошевелил пальцами перед носом Боко. Потом, почесывая больное место, он попросил:

— Покажи, что надо делать.

— Хорошо, — усмехнулся Боко, — Лень прицепляется только к тем, кто уклоняется от работы. Но ты не бойся, Моко, мы же теперь знаем, как с ней бороться.

С этого дня, как только Моко отлынивает от работы, Боко напоминает:

— Снова Лень одолела? Где наш широкий ремень?

 

* Шанежка (или шаньги) — открытые круглые пирожки с начинкой из творога, картофеля, ягод.

Рейтинг@Mail.ru