Фиолетовый горизонт Петербурга

Автор:
Шамиль Узденов
Перевод:
Максим Калинин

Петербургну кимит бетли къыясы


Эртденликде петербургну тенгиз таба къыясы,
Кимит бетли чепкенинги кёз аллыма келтиред.
Кёб мычымай, шимал тангны салкъын, хагок аязы,
Кёлтюрюле, тенгизни да акъ тылпыуун кёлтюред.

Кимит къыя тюбден ёрге акъ тубан бла бояла…
Баш джанындан меннге къараб тургъан кибик, ариу, сен…
Нюр бетинги къуршалайла бир джомакълы оюула,
Онгсунмайын мудах къарай, ахсынама мен терен.

Ол тамаша къыя меннге ахыр кере ышарад,
Ышарыуу сеннге ушай, мычымайын тас болад.
Акъ тубанны бояууна боз бояу да къошулад,
Къутсуз ауур оюуладан шош къарамым мас болад.

Кече, кюн да, ашхам, танг да къатышханча бир-бирге,
Джангур тёгед джыламугъун, ахырында къар болад.
Кимит бетли къачхы къыям тюшюб къышхы джесирге,
Аны кёрлюк эркин дуниям кёз аллымда тар болад.

Джангызлыкъ бла кеси къалыб, белгисизге джол тутхан,
Бара-барса, болучанды ахыратха тыйншлы…
Аны ючюн, бир джан джокъду джангызлыкъдан
                                                                     къоркъмагъан,
Бу дунияда джангыз болгъан — бир Аллахха тыйыншлы.

Мен а, кимме? Ёшюн тирер кючюм джокъду къадаргъа…
Сагъышымда кюрешеме тансыгъымы алыргъа.
Учунама, бек излейме; танг белгиге учаргъа,
Кимит бетли ауанангда эриб дайым къалыргъа.

Фиолетовый горизонт Петербурга

 

В Петербурге на рассвете мне привиделось у моря,
Словно ты на горизонте в фиолетовом стоишь.
Но дыханье волн смешалось с дуновеньем ветра вскоре,
И подёрнулась туманом неразгаданная тишь.

Фиолетовое платье стало тотчас белоснежным,
Облик твой над горизонтом стал скрываться от меня:
Безобразные узоры на лице змеились нежном,
И безумствовал я, белый цвет по-чёрному кляня.

Фиолетовое в белом проступало лишь местами.
Разбодяжилась блескучим роковая белизна.
И лицо твоё исчезло за белёсыми мазками,
И душа опустошилась, обессмыслилась до дна.

Надоедливая морось в мокрый снег преобразилась,
В жутком шабаше смешались утро, вечер, ночь и день.
Фиолетовые дали — отданы зиме на милость.
В одиночество уводит взор стесняющая тень.

С одиночеством шагаешь ты, дорог не выбирая,
Только в мир потусторонний забрести возможно с ним.
Потому его боится всякая душа живая.
Лишь Всевышний возвеличен одиночеством своим.
Я не стану бесполезно со своим бодаться горем.
Приучу к полётам душу, чтобы с нею мы смогли
Улететь туда, где небо на заре сольётся с морем,
И навеки раствориться в фиолетовой дали.

Фиолетовый горизонт Петербурга

 

На рассвете петербургское небо, где сливается с морем горизонт,
Напомнило мне тебя в фиолетовом платье…
Лёгкое дуновение северного утра, долго не задерживаясь,
Поднимается и поднимает с собой белое дыхание моря.

Белый туман перекрашивает горизонт с подола до плеч в свой цвет,
Сверху белого горизонта-платья твой лик словно смотрит на меня.
Твоё милое лицо начинают окружать загадочные узоры,
Неудовольствие пленит мою душу, глубоко вздыхаю…

Фиолетовый горизонт полностью утопает в тумане,
в краску тумана добавляется одурманивающая блёклость.
Угнетающие краски закрывают твой лик,
Тоска гложет душу мою.

И утро, и день, и вечер, и ночь словно смешались,
Лёгкий дождь, усиливаясь, превращается в мокрый снег,
Мой фиолетовый горизонт уже в плену зимы,
Теснота всё давит на мой взор, доводит до одиночества.

Того, кто берёт с собой одиночество и отправляется в неизвестность,
Рано или поздно этот путь приводит в потусторонний мир.
Потому, нет души, не боящейся одиночества,
Одиночество возвеличивает только Всевышнего.

А я кто? Нет, у меня сил удариться грудью о судьбу,
В мыслях пытаюсь насытить свою тоску о встрече с тобой.
Одухотворяю душу, хочется полететь туда, где ясным утром небо сливается с морем,
Обнять фиолетовый горизонт и раствориться в нём навечно…

Рейтинг@Mail.ru