Тысячи
литературных
произведений на59языках
народов РФ

Чучело

Автор:
Аслан Хакуй
Перевод:
Ирина Ермакова

Чучело

Драма в десяти действиях

 

ДЕЙСТВИЕ I

Картина 1

РАНЕНЫЙ. Поправь мне башлык.

ХАСАН. Подожди… так?

РАНЕНЫЙ. Пойдет.

ХАСАН. Болит?

РАНЕНЫЙ. Крепче завяжи.

ХАСАН. Так же больнее.

РАНЕНЫЙ. Нет, так лучше.

ХАСАН. Хочешь чуть отдохнуть?

РАНЕНЫЙ. Нет. Лучше пойдем дальше.

ХАСАН. Неподалеку отсюда есть аул.

РАНЕНЫЙ. А что, у тебя есть знакомые там?

ХАСАН. Лучше спроси, где у меня их нет! У меня во всех аулах есть знакомые и друзья. А в этом ауле есть знакомый, Тэпэрыко, гостеприимнее его нет. Пока не угостит хлебом-солью, не отпустит. Он славится этим. Помнишь песню о девушке Назике? Это ее отец.

РАНЕНЫЙ. Назика? Ты хочешь, чтобы мы у него остановились? По-моему, это неудобно.

ХАСАН. Ничего подобного, мы же не свататься идем! Я пойду вперед и узнаю, можно ли у него остановиться. Если скажет нет, пойдем искать ночлег дальше. Но лучше, конечно, быть гостем Тэпэрыко. Сиди тихо, если что, я свистну. На, съешь яблоко, перебьет аппетит.

 

Картина 2

ХАСАН. Тэпэрыко, примешь гостей?

ТЭПЭРЫКО. Гостеприимство – не милостыня, парень. Если ты подъехал, не спешившись, крикни «Жыу!». Если тебя встретили, привяжи коня к коновязи, и добро пожаловать в кунацкую. Я не хочу обидеть тебя, просто подсказываю, как это делается.

ХАСАН. Почтенный! Мы были наслышаны о твоем гостеприимстве. Но мы не простые гости...

ТЭПЭРЫКО. Что значит «не простые гости»?

ХАСАН. С нами тяжелораненый. Мы были на казацкой стороне. Пошумели там.

ТЭПЭРЫКО. Значит, вам кое-что перепало?

ХАСАН. Не очень много, но кое-что есть.

ТЭПЭРЫКО. А погони вы не заметили?

ХАСАН. За нами погнались, но мы достойно ушли.

ТЭПЭРЫКО. Я русским не враг, но и гостей у порога не держу. Так что проходите. А то в ауле могут найтись доносчики.

 

Картина 3

ХАСАН. Господин, это я, Хасан. Старик осторожен, но в дом пригласил.

РАНЕНЫЙ. Кунацкая пустая?

ХАСАН. По-моему, да.

РАНЕНЫЙ. Это хорошо, что нас никто не увидит.

ХАСАН. Со мной ты не пропадешь.

РАНЕНЫЙ. Сколько можно хвастаться?

ХАСАН. Это иногда помогает. Пошли, господин.

 

ДЕЙСТВИЕ II

Картина 1

Кунацкая Тэпэрыко.

ЯКУБ. Подъехали.

ТЭПЭРЫКО. Иди, встречай.

ТЭПЭРЫКО. Проходите, гостями будете. Адыги говорят: «Вместе с гостями приходит изобилие и радость». Садитесь, и ты садись.

РАНЕНЫЙ. Ничего, я постою.

ТЭПЭРЫКО. Тот, кто приглашает садиться, потом не осуждает, парень. Садись.

РАНЕНЫЙ. Это правда, но я постою.

ТЭПЭРЫКО. Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Вы с дороги, что интересного видели? Чем люди занимаются на той стороне?

ХАСАН. Мы были за Кубанью, но ничего интересного там не видели.

ТЭПЭРЫКО. Как это так? Не сидели же в кустах такие джигиты, как вы?

ХАСАН. Если сказать по правде, мы там ни города, ни села не взяли, только напали на отряд казаков. Взяли несколько человек в плен, да вот нашего господина ранили.

ТЭПЭРЫКО. Зря ты, парень, не садишься. В таких случаях нет ни младших, ни старших.

РАНЕНЫЙ. Ничего не будет, если я постою.

ТЭПЭРЫКО. Может, нам за лекарем послать?

ХАСАН. Ради бога, не волнуйтесь. Лучшее лекарство для него – это адыгская гармошка и красивая адыгская песня.

ТЭПЭРЫКО. Ну, это в наших силах. У нас в ауле гармонистов больше, чем собак. Позовите Ислама и скажите, что у Тэпэрыко в кунацкой гости. Да, пусть гармошку прихватит.

ЯКУБ. Они были у девушек в гостиной.

ТЭПЭРЫКО. Очень хорошо. Пусть идут сюда, и скажи, чтобы взяли бинты для перевязки.

ХАСАН. Если бы знали, что так случится, мы бы и сами бинтами запаслись.

ТЭПЭРЫКО. Проблема в том, что, когда ты молод, кровь кипит и не думаешь о таких вещах. Говорят, русские готовятся к войне, вы ничего не заподозрили? Казаки готовятся?

ХАСАН. Да разве дело в казаках? Проблема в наших, которые перешли на их сторону. Я такого головореза там встретил! Подскочил к раненому и чуть голову не снес, и снес бы, если бы не казак, который с ним был. Если еще раз его встречу, точно убью…

 

Картина 2

Встреча с Назикой.

НАЗИКА. Тебя сильно беспокоит рана?

РАНЕНЫЙ. Если мужчина не может стерпеть боль, что он за воин?

ХАСАН. Кони готовы, господин.

САУДЭТ. Думаю, что у нас появился еще один воздыхатель.

НАЗИКА. Ну, ты же у нас все знаешь, а я так не думаю.

 

ДЕЙСТВИЕ III

Картина 1

САУДЭТ. Сейчас угадаю, о чем ты думаешь.

НАЗИКА. О чем ты?

САУДЭТ. О том, что у тебя на сердце.

НАЗИКА. Но как ты можешь знать, что у меня на душе?

САУДЭТ. Надо быть глухой и слепой, чтобы не понять, что ты чувствуешь.

НАЗИКА. Ты это серьезно?

САУДЭТ. Может, я и не очень умею острить, но по части догадливости со мной никто не сравнится.

НАЗИКА. Ну и что твое чутье подсказывает?

САУДЭТ. Хочешь, погадаю тебе на фасоли? Меня мама научила. Я хорошо гадаю.

НАЗИКА. Если ты угадаешь то, что у меня на сердце, я подарю тебе свою красную шапочку.

САУДЭТ. Шапочку?..

НАЗИКА. Тогда напеку тебе сладостей в меду.

САУДЭТ. Вот это хорошо.

САУДЭТ. И небо, и землю призываю, пусть моя фасоль скажет всю правду, которая ждет Назику впереди.

НАЗИКА. Ты взяла фасоли столько, сколько надо?

САУДЭТ. Да, если бы не хватало, разве вышло бы девять счастливых фасолинок? Богатство ходит за тобой по пятам, моя Назика. Волнения твои остались позади. Кто-то все время думает и говорит о тебе, и гости у порога стоят с новостями.

НАЗИКА. Кто они, откуда?

САУДЭТ. Это фасоль, моя Назика, а не зеркало, чтобы увидеть того, кого хочешь видеть. Но скажу одно: скоро, очень скоро снимут с тебя корсет невинности.

НАЗИКА. Но почему это должно со мной случиться?

САУДЭТ. Коснись еще раз фасоли, с первого раза она может сказать не все. И еще, ты ведь пообещала вознаграждение за это.

НАЗИКА. И небо, и землю призываю, пусть эта фасоль скажет, что ждет меня впереди. (Повторяет три раза.)

САУДЭТ. Подруга, твое счастье оказалось в руках пожилого человека. И, по-моему, он родственник того парня, который интересен тебе.

НАЗИКА. Но все же, что ждет меня впереди?

САУДЭТ. Все будет так, как скажут твои родители, и вряд ли это подсказывает твое сердце. Выйти замуж за старика — все равно что умереть. Поэтому, наверно, ты мне не приготовишь сладостей.

1-я ДЕВУШКА. Девочки, пока вы тут возились с шерстью, я испекла вам лепешки и принесла угостить.

САУДЭТ. Ну, тогда раздавай.

1-я ДЕВУШКА. Слушай, Назика, сейчас, когда я шла сюда, какой-то седой мужчина со спутниками проезжал мимо вашего дома и заглядывал во двор.

НАЗИКА. Седой мужчина, говоришь?

САУДЭТ. Я же сказала, фасоль моя не врет.

НАЗИКА. Ой, Саудэт, что-то со мной происходит.

САУДЭТ. Это ты предчувствуешь свою судьбу.

НАЗИКА. Так быстро!

САУДЭТ. Слезы любви и ранняя роса – это одно и то же, все равно – вода. Только слезы обжигают, а роса дает жизнь.

НАЗИКА. А как же я? Что будет со мной?

САУДЭТ. Долго будешь выбирать, моя Назика, — останешься одна.

НАЗИКА. Но я не хочу оставаться одна!

САУДЭТ. Если честно, мое гадание не всегда сбывается, иногда фасоль говорит неправду, так что не расстраивайся раньше времени.

НАЗИКА. Бессовестная! Как тебе не стыдно, Саудэт!

САУДЭТ. Но вот только я чувствую, что сегодняшнее гадание было точным.

 

ДЕЙСТВИЕ IV

Картина 1

ТЭПЭРЫКО. Выйдет, не выйдет. Оуи-уиу! Я совсем сошел с ума из-за своего ребенка. Места себе не нахожу. С ума сведут женихи моей дочери: один богат, но дед был женат на служанке; другой знатен, но беден. Надо посоветоваться со своей старухой. Слышишь, иди сюда! Ты что, оглохла? Иди сюда.

НЫОР. Ты что, сам с собой разговариваешь? Что случилось? Мы же не можем все время сидеть рядом, как молодожены. Я готовлю — вдруг к нам гости нагрянут?

ТЭПЭРЫКО. Садись.

НЫОР. Да что ты такое говоришь, увидит кто-нибудь нас или услышит — позору не оберешься.

ТЭПЭРЫКО. Да ладно. Все знают, как мы трясемся над дочерью.

НЫОР. Чем же плоха наша дочь? Молодая, красивая, а рукодельница какая! Все в ауле ее любят, и она любит всех.

ТЭПЭРЫКО. Не о такой любви надо говорить.

НЫОР. А о какой?

ТЭПЭРЫКО. И где только твоя житейская мудрость? Дочь надо выдавать замуж за достойного.

НЫОР. Поэтому ты меня так быстро украл?

ТЭПЭРЫКО. А ты не сравнивай себя с Назикой! Из нашего дома девушек всегда забирали с большим почетом. Это традиция нашего рода.

НЫОР. Ну да, конечно, ты же не станешь нарушать традиции.

ТЭПЭРЫКО. Сколько лет мы с тобой вместе?

НЫОР. О Аллах! Кто теперь это вспомнит? Хотя… Я вошла в этот дом в пору сбора орехов.

ТЭПЭРЫКО. Да, в том году и Хакар подался в абреки.

НЫОР. Ты почему вспомнил этого несчастного?

ТЭПЭРЫКО. Я тогда и сам чуть не ушел вместе с ним, но один мужчина меня остановил.

НЫОР. Ты мне об этом никогда не рассказывал…

ТЭПЭРЫКО. О таких вещах не рассказывают. Это долг чести, который надо платить.

НЫОР. Что за долг? Ты что, должен кому-то?

ТЭПЭРЫКО. Ты знаешь, что у нас важный гость?

НЫОР. Нет. Никто мне ничего не говорил. О Аллах! У меня все готово, а мы его голодом морим!

ТЭПЭРЫКО. Ну вот, затараторила. Он уже и без тебя поел. И, как я предполагаю, уже видит девятый сон.

НЫОР. А где же он?

ТЭПЭРЫКО. Гость наш, но почему-то он живет у Эфенди.

НЫОР. Как это возможно? Если гость приехал к нам, что же он делает у Эфенди?

ТЭПЭРЫКО. Вот это меня и волнует. Сердце подсказывает, что они только про нашу дочь и говорят. Достойнее этого гостя в Адыгее не найдешь. Последний чабан и тот его имя знает. Сам турецкий султан готов отдать за него свою дочь.

НЫОР. О Аллах! Да кто это?

ТЭПЭРЫКО. Всю жизнь он был воином. Всю жизнь в седле. Богат безмерно. Земли, табунов, отар не сосчитать. Еще мой отец его знал.

НЫОР. Твой отец? Что ты говоришь? О Аллах! Чуть не произнесла имя свекра.

ТЭПЭРЫКО. Да, мой отец! А что, ты хочешь отдать дочь за какого-нибудь сопляка? Да я тогда лучше убью ее своими руками!

НЫОР. Нет, нет! Что ты! Как ты скажешь, так и будет. Я все, что нужно было, давно уже приготовила. Ни один человек не посмеет сказать, что мы отдали свою единственную дочь без хорошего приданого. Я десять раз в день его перебираю. Соседке показала, так она чуть не лопнула от зависти.

ТЭПЭРЫКО. Идем, покажешь мне.

 

Картина 2

УМАР. Неправильно, что твои дети ходят, как сироты, без женской заботы.

АЙТЭЧ. А чего ты хочешь? Чтобы я женился?

УМАР. Если ты этого захочешь, можем тебе найти женщину.

АЙТЭЧ. Пожилых женщин ненавижу и вдов не хочу. «Не пристало тигру есть объедки волка». Так что...

УМАР. Знаешь, спросили как-то одного знатного мужчину: почему ты не женишься на этой красавице? Он ответил: «Не хочу, чтобы меня узнавали по красоте жены».

АЙТЭЧ. Молодая жена – другое дело. Ты какую девушку присмотрел? Не тяни, Умар.

УМАР. Я знаю одного мужчину, и его заслуга только в том, что он родил прекраснейшую дочь.

АЙТЭЧ. Кто это?

УМАР. Тэпэрыко, если знаешь.

АЙТЭЧ. Знал и отца, и его тоже припоминаю.

УМАР. Она достойна и стамбульского шаха.

АЙТЭЧ. А чем я хуже турецкого шаха?

УМАР. Это верно, но в нашем возрасте она может с ума свести… но у тебя же есть сын, который воспитывается в другой семье?

АЙТЭЧ. Да.

УМАР. Я думаю, эта девушка как раз для него.

АЙТЭЧ. Буду я еще этому сопляку искать невесту! Пусть сам ищет, если хочет.

УМАР. И то верно.

АЙТЭЧ. Ну как ты, Умар, думаешь, Тэпэрыко отдаст за меня свою дочь?

УМАР. Такого воина, как ты, еще поискать, но не староват ли ты для юной жены, мой господин?

АЙТЭЧ. Старый, говоришь? Хоть мне и 60, но своего я не упущу и девушку никому не отдам, даю слово. А ты знаешь цену моего слова. (Выходит.)

УМАР. Да, верно, знаю, хорошо знаю.

 

ДЕЙСТВИЕ V

Картина 1

ЭФЕНДИ. Все живы, здоровы?

ТЭПЭРЫКО. Да, слава богу, живы.

УМАР. Ласточки низко летают, видно, к дождю.

ЭФЕНДИ. Наверно.

УМАР. Мы гости. А ни в одной стране, ни в одном государстве гостей не убивают и не берут в плен, Тэпэрыко. Говорят, славное деревце выросло на твоей земле.

ТЭПЭРЫКО. Сколько бы солнце ни грело, кривое дерево не выпрямится, но, если его вовремя закрепить, может и выпрямиться.

УМАР. Но, по-моему, на этой земле растет стройное дерево.

ТЭПЭРЫКО. Я думаю, гость, на этом дереве плод еще не созрел.

ЭФЕНДИ. Но, если плод созреет, найдется много охотников его сорвать.

ТЭПЭРЫКО. Ни в коем случае, мы не хотим брать в женихи кого попало.

ЭФЕНДИ. Ваш сладкий плод мы готовы посадить рядом, с правой стороны.

УМАР. Если вовремя сорвать и съесть спелый плод, от него польза будет.

ТЭПЭРЫКО. Если сорвешь неспелый, пожалеешь.

УМАР. Когда чуть полежит кислый плод, он становится сладким.

ЭФЕНДИ. А покрытый росой, он становится еще слаще.

УМАР. Вовремя не съеденный плод портится.

ТЭПЭРЫКО. Ну, если мой плод, хоть он немного кислый, понравился вам, я готов отдать его.

ЭФЕНДИ. Тэпэрыко, ваш род всегда славился своей порядочностью.

УМАР. Мы с добром переступили порог этого дома и хотим засватать твою дочь.

ЭФЕНДИ. По этой причине князь Айтэч и оказался в наших краях.

УМАР. Я не буду хвалить князя, думаю, вы его хорошо знаете.

ТЭПЭРЫКО. Да, мы наслышаны о нем и его доблестях.

УМАР. Спасибо, что понял нас, Тэпэрыко. А мы, если можно, подойдем ближе к делу.

ЭФЕНДИ. Пусть это родство принесет счастье в ваши дома.

УМАР. Я тоже желаю вам счастья.

ЭФЕНДИ. А теперь мы бы хотели поговорить с девушкой.

 

Картина 2

Входят Назика и Саудэт.

УМАР. Добрый день, госпожа.

НАЗИКА. Спасибо, и вам того же, господин.

УМАР. Садись, дочка.

НАЗИКА. Нет, спасибо.

УМАР. Дочка, мы поговорили с твоим отцом, и он разрешил нам сказать о своем решении.

ЭФЕНДИ. Хотели сначала узнать: готова ли ты исполнить волю отца, дочь моя?

НАЗИКА. Да, это не обсуждается.

УМАР. Отец решил отдать тебя замуж, считая, что ты уже повзрослела.

НАЗИКА. О Аллах!

САУДЭТ. Перестань. Не показывай им, что ты растерялась.

УМАР. Не шушукайтесь! Мы поставили в известность твоего отца, что князь считает тебя достойной стать его женой. Что ты думаешь?

НАЗИКА. Слово отца для меня закон.

УМАР. Ты оказалась достойной дочерью!

ЭФЕНДИ. Клянусь Кораном, не одна красавица живет в доме Тэпэрыко!

УМАР. Ты сюда пришел глазеть по сторонам или дело делать?

ЭФЕНДИ. Свидетели, встаньте, пожалуйста, сюда. И ты, дочка.

УМАР. Давай, Эфенди, говори все как положено.

ЭФЕНДИ. Я наместник Аллаха не земле, все, что я говорю и делаю, связано с Кораном, но если я себя веду неправедно, то в этом виноват не Аллах, а я, так как человек слаб, мал и грешен. И чтобы понять, откуда берутся у человека эти грехи, надо начать издалека...

УМАР. Об этом мы поговорим позже, Эфенди. Сейчас давай говорить о деле.

ЭФЕНДИ. Ну хорошо! Красавица из красавиц с ангельским характером, твой отец и князь договорились, что ты станешь женой Айтэча. Спрашиваю тебя: согласна ли ты с решением отца?

НАЗИКА. Да.

ЭФЕНДИ. Все слышали?

УМАР. Да.

ЭФЕНДИ. Вы свидетели перед лицом Аллаха?

УМАР. Да, свидетели. Конечно.

САУДЭТ. Да.

ЭФЕНДИ. Ты клянешься, что будешь любить, уважать и слушаться своего господина до конца дней, дочь наша?

НАЗИКА. Да.

ЭФЕНДИ. Вы свидетели перед лицом Аллаха?

УМАР. Да, свидетели! Да? Я спрашиваю.

САУДЭТ. Да.

ЭФЕНДИ. Тогда в знак вашего согласия соедините руки.

УМАР. Так, теперь осталось поговорить с отцом о калыме.

ЭФЕНДИ. Да, и напомни господину о моем вознаграждении — о лошади.

УМАР. Не беспокойся, Эфенди. Считай, что ты уже сидишь на ней. Идем.

 

Картина 3

НАЗИКА. Мама! Мама! Неужели это и есть моя судьба?

САУДЭТ. Многие хотели бы оказаться на твоем месте, Назика, но счастье не продают и не покупают, это истина, оно дается Богом раз и навсегда.

НЫОР. Дело сделано, ничего уже не исправишь. Нужно покориться судьбе, доченька.

НАЗИКА. Ну почему у меня нет старшего брата? Он бы меня защитил.

НЫОР. Это не только твое горе, дочь моя. Зачем Бог не давал мне детей столько лет, если Он дал увидеть этот день?..

НАЗИКА. Тогда лучше было бы, если бы ты и меня не рожала.

НЫОР. Это воля Аллаха, дочь моя. Мы, адыгские женщины, живем на этом свете, чтобы поддерживать огонь в очаге семьи. Не забывай слово, данное Аллаху, не позорь седины отца, свой род, себя и пусть горе обойдет нас стороной.

САУДЭТ. Многие хотели бы оказаться на твоем месте, но счастье не продают и не покупают. Оно дается Богом, моя Назика.

 

ДЕЙСТВИЕ VI

Картина 1

Свадьба.

ДЖЭГУАКОР (распоряжается на свадьбе). Друг и соратник нашего князя, Умар! Станцуй для нас. Станцуй на счастье князю нашему и молодой княгине.

В свите нашей невестки приехал Якуб. Приглашаем его на танец. Веселей, веселей, Якуб!

Если у князя есть друзья и соратники, разве у меня их нет? Приглашаю в круг моего друга и соседа Маджабура. Веселей! Веселей!

Ислам Хачако завершает свадьбу и дает десять рублей на счастье молодой, чтобы жизнь ее была легкой. Пусть на радость мужу своему она войдет в этот дом! А теперь играй песню невесты!

 

ДЕЙСТВИЕ VII

Картина 1

Перед первой ночью.

УМАР. Быстро приготовь все, что нужно, и чтобы ни одной души рядом не было.

ЗАЙРАТ. Хорошо, господин.

УМАР. Я пойду на вечерний намаз, а ты проследи за всем.

ЗАЙРАТ. Да, мой господин.

УМАР. Не говори молодой, что она у князя третья жена.

ЗАЙРАТ. Хорошо.

УМАР. И о детях его от предыдущих жен пока ничего не говори ей.

ЗАЙРАТ. Да, господин.

УМАР. Все ли сделали, что нужно для молодой невесты?

ЗАЙРАТ. Да, как вы приказали.

УМАР. Тогда я пошел.

ЗАЙРАТ. Хорошо, мой господин. (Входит Назика.) О, Аллах! Красавица какая! Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. О моя госпожа, дай Бог вам счастья в этом доме. Все, что нужно, я уже приготовила. Если хотите поесть, я прикажу принести.

НАЗИКА. Нет, не хочу.

ЗАЙРАТ. А чего же ты хочешь, моя госпожа?

НАЗИКА (кивает на помощницу Зайрат). Скажи ей, чтобы она ушла.

ЗАЙРАТ (помощнице). Иди. Мне нужно поговорить с госпожой наедине. Иди, отдыхай. Я тоже скоро приду.

НАЗИКА. Что мне делать, Зайрат?

ЗАЙРАТ. Дорогая моя, встань вот сюда, поближе к кровати. Что ж теперь горевать, дочь моя, плохо начинать новую жизнь со слезами на глазах. Дай Бог тебе счастья.

НАЗИКА. Если бы я знала, что мне будет так страшно, я бы ни за что не ушла из родительского дома.

ЗАЙРАТ. Ну, что теперь говорить об этом. Это еще одна тяжесть, которую должна нести женщина, так что терпи, дочь моя.

НАЗИКА. Вот о чем говорила Саудэт. Лучше бы мне обжечь руку или ногу, чем сделать то, что мне предстоит.

ЗАЙРАТ. Да, но все же лучше подумай о семейном счастье.

НАЗИКА. Счастье — это когда прикасается любимый, а не тот, от которого хочется бежать.

ЗАЙРАТ. О Аллах! Вдруг кто-нибудь услышит твои слова?

НАЗИКА. Да лучше бы я умерла!!!

ЗАЙРАТ. Не говори так. Кто ж так говорит? Не бойся, дочка, сначала все так думают, ну а потом привыкают.

НАЗИКА. Нет! Это не в моих силах. Я не смогу, Зайрат. Я убегу куда глаза глядят!

ЗАЙРАТ. Перестань! Аллах, помилуй нас! Кто услышит, стыда потом не оберешься, стыдись, нельзя так себя вести, слезы жгут глаза, а не украшают, моя Назика!

НАЗИКА. Слезы душат мое сердце! Не хочу никого ни видеть, ни слышать!

ЗАЙРАТ. О Аллах! Чем я могу тебе помочь? Послушай меня, дочка, не позорь своего отца. Не делай так.

НАЗИКА. Я думала, я храбрее, но я не смогу вынести это, Зайрат.

ЗАЙРАТ. Нельзя, нельзя со слезами на глазах встречать своего мужа в первую брачную ночь. Успокойся, вот слышны шаги князя.

НАЗИКА. Идет, говоришь?

ЗАЙРАТ. Вроде бы да.

НАЗИКА. О Аллах! Если так, то уходи, Зайрат. Да будет воля Аллаха! Если бы я смогла вырвать свое сердце и бросить в глубокое ущелье! Но я не пойду против Аллаха и не опозорю седую бороду отца.

ЗАЙРАТ. О Аллах! Как ты побледнела. Тебе холодно, княгиня?

НАЗИКА. Не беспокойся, Зайрат, это сейчас пройдет. Ты сказала — княгиня?

ЗАЙРАТ. Конечно. Ты теперь наша княгиня.

НАЗИКА. Тогда оставь княгиню встретить своего князя. Иди.

 

ДЕЙСТВИЕ VIII

Картина 1

1-я ДЕВУШКА. Дарихан, слышала, наша молодая княгиня заболела, три месяца как из дома не выходит. Говорят, сглазили.

2-я ДЕВУШКА. Не знаю, а я слышала, что еще в доме отца на нее навели порчу.

1-я ДЕВУШКА. Да какая порча?! Неужели не видишь, сколько ей лет и сколько ему?

2-я ДЕВУШКА. Знаешь, что говорила моя бабушка? Огурец, который долго был на солнце, скукоживается.

1-я ДЕВУШКА. По-моему, наша княгиня переживет князя.

2-я ДЕВУШКА. Типун тебе на язык! Еще кто-то услышит.

 

Картина 2

НАЗИКА. Надо пометить цыплят, обрезать коготки, а то, когда вырастут, им больней будет.

ЗАЙРАТ. Пока ты болела все эти три месяца, князь ни разу не отлучался. Все время сидел дома и смотрел в сторону твоей комнаты.

НАЗИКА. Надо наготовить сладостей и угостить соседей.

ЗАЙРАТ. Господин приказал не пускать никого к тебе без дела, пока ты болела, и никто не посмел ослушаться.

НАЗИКА. Осенью посадим цветы возле дома, будет очень красиво, как у отца с матерью.

ЗАЙРАТ. Даже детям не разрешал шуметь, не пускал во двор играть.

НАЗИКА. Да, хорошо, что напомнила, надо бы сшить двум младшим по черкеске, сегодня же начну.

ЗАЙРАТ. Ты меня не слушаешь, госпожа. Я говорю одно, а ты другое.

НАЗИКА. Да, да. Еще надо бы сшить штаны каждому.

ЗАЙРАТ. Да, вспомнила, не сегодня-завтра привезут старшего сына князя, которого воспитывали в другой семье. Ему тоже нужно сшить черкеску, моя госпожа.

НАЗИКА. Когда увижу, конечно, сошью. Сошью красивую черкеску.

ЗАЙРАТ (в сторону). Ангел, рукодельница, жаль, что ее сглазили.

 

Картина 3

АЙТЭЧ. Что, Умар, бывает, когда берешь то, что тебе не принадлежит?

УМАР. Каждый день об этом будешь думать, и не будет тебе в радость то, что ты взял.

АЙТЭЧ. Ты предлагаешь мне выйти в поле с тяпкой и плугом?

УМАР. Нет, я так не говорил. Это не удел князей. Если они начнут работать, что тогда делать остальным?

АЙТЭЧ. Правильно, Умар, но я говорю о другом.

УМАР. О чем, мой господин?

АЙТЭЧ. Меня никогда не мучила совесть оттого, что я отбирал у других их собственность, но вот отнять у другого его счастье…

УМАР. Ты говоришь о деревце, которое еще не цвело и которое не знает, что может плодоносить, господин?

АЙТЭЧ. Да, Умар. Нет комара, который не кусает, и того адыга, который не крадет. Как пришло к тебе краденое, так и уйдет. Но если ты мужчина, не доверяй трем вещам: коню, оружию и жене. Конь может споткнуться, сбросить и опозорить тебя, оружие в самый нужный момент может дать осечку, а жена... Она дьявольское отродье, с ней ничего невозможно сделать.

УМАР. Почему ты так говоришь, господин?

АЙТЭЧ. Всем, кто был в свите моей жены, сделайте хорошие подарки и отпустите домой. Скажи Зайрат, чтобы поменьше людей пускала в дом.

УМАР. И соседей тоже?

АЙТЭЧ. Их в первую очередь.

УМАР. Скоро привезут домой старшего сына, об этом сообщил его воспитатель.

АЙТЭЧ. Ну, раз так, начинайте готовиться к встрече. Встретим их как самых дорогих гостей. И наконец, есть повод показать моей жене, что она истинная хозяйка в этом доме.

УМАР. Но я боюсь, что их приезд совпадет с проведением совета хасэ. Если вы не будете присутствовать там, как же быть?

АЙТЭЧ. Ты прав. Жаль, что совпало. Мне надо быть там. Раньше, я мог месяцами сидеть в седле, а теперь пяти дней не выдерживаю, да, истинно говорят: к старости совсем превращаешься в хлам. А может, сделать сына старшим на хасэ, как думаешь, Умар? Разве может сын подвести такого отца?

УМАР. По закону молодость не препятствие для того, чтобы стать во главе войска. Все в твоих руках, мой господин. Кто может возразить тебе, князь?

АЙТЭЧ. Если бы все было так... Да, правильно говоришь, все в моих руках.

УМАР. Что, мой господин?

АЙТЭЧ. Да нет, ничего, пойдем.

 

ДЕЙСТВИЕ IХ

Картина 1

Приезд сына.

1-я ДЕВУШКА. Столько лет не было дома молодого князя, как, думаешь, он поведет себя с мачехой?

2-я ДЕВУШКА. Да она сделала для него то, что и мать родная не сделала бы. Сшила ему богатый наряд, приготовила пир на всю округу, все только и говорят о том, какая она хорошая.

1-я ДЕВУШКА. Только жалко, что князя нет дома...

2-я ДЕВУШКА. И без него она прекрасно справилась. А князь не сегодня-завтра вернется. А из мальчика, говорят, вырос прекрасный парень. Силен, красив, умен.

1-я ДЕВУШКА. В четырнадцать лет он был ранен, вынес из боя своего друга.

2-я ДЕВУШКА. А ты видела, как он сидит в седле?

1-я ДЕВУШКА. Я слышала хоть он и вспыльчив, но храбрый и мудрый молодой человек.

2-я ДЕВУШКА. Оказалось, что это про него сочинили песню.

1-я ДЕВУШКА. Вот он! Заходит во двор. Вот и княгиня встречает его.

 

ДЕЙСТВИЕ Х

Картина 1

ЗАЙРАТ. О Аллах! Княгиня, ты опять заболела?

НАЗИКА. Нет, я просто устала.

ЗАЙРАТ. Ты побледнела, моя госпожа.

НАЗИКА. Ничего. Иди к гостям, может, что-то надо.

ЗАЙРАТ. Там все будет в порядке. Вот что с тобой?

НАЗИКА. Я чуть полежу, и станет легче. Иди, я хочу остаться одна.

ЗАЙРАТ. Спокойной ночи тебе, княгиня.

 

Картина 2

Назика и Джираслан.

НАЗИКА. Давай сядем, ноги меня не держат.

ДЖИРАСЛАН. Нет, я не могу там садиться, не имею права.

НАЗИКА. О чем ты говоришь, свет моих очей?

ДЖИРАСЛАН. Это и ты понимаешь. Давай лучше здесь сядем.

НАЗИКА. И твои руки дрожат.

ДЖИРАСЛАН. Да нет. Они просто сильно перевязаны.

НАЗИКА. Когда увидела тебя, потеряла стыд, хотела подбежать и броситься в объятия.

ДЖИРАСЛАН. Я тоже тебя вспоминал, но я не знал, что делать, как с тобой увидеться еще раз.

НАЗИКА. Хоть меня отдали другому, я только тебя видела своей судьбой, своим счастьем. Когда два сердца рядом, что еще надо?

ДЖИРАСЛАН. Я тоже сердцем искал тебя, слышал твой голос. Но не знал, где ты. Не думал, что настолько близко.

НАЗИКА. Неужели твои чувства ко мне так сильны?

ДЖИРАСЛАН. Я знаю, что такое тепло и холод. А твое тепло согревало меня. Меня очень сильно тянуло к тебе.

НАЗИКА. Если тебе не понравится то, что я скажу, делай то, что посчитаешь нужным. Я знаю, что мы не сможем пойти против людской молвы, против законов.

ДЖИРАСЛАН. Умом я все понимаю, а сердце говорит другое.

НАЗИКА. Я прошу тебя только об одном. С тех пор как я переступила порог этого дома, я никого ни о чем не просила, только тебя прошу, чтобы ты всегда возвращался живым ко мне.

ДЖИРАСЛАН. О чем ты говоришь?

НАЗИКА. Прошу, не перебивай. Дай мне время, чтобы свершилось то, для чего рождается женщина на земле.

ДЖИРАСЛАН. Ничего не понимаю.

НАЗИКА. С тех как я переступила порог этого дома, до моего платья никто не дотрагивался, корсет невинности цел. Если не веришь, смотри!

ДЖИРАСЛАН. О Аллах! Что за горе с нами приключилось? Лучше бы мы больше не встретились.

НАЗИКА. Нет, не говори так. Я хочу и люблю только тебя. У меня не было мужа, можешь увезти меня куда хочешь, я буду твоей женою. Я буду только твоя, пусть только день или месяц, неделю, потом можешь бросить или убить меня. Только об одном прошу тебя, вырви меня из этого ада. И клянусь одинокой звездой на небе, что тебе никогда не придется краснеть из-за меня, никто не посмеет смеяться за твоей спиной.

ДЖИРАСЛАН. Не говори так, я не могу даже с врагом так поступить. Этого мне Аллах не простит.

НАЗИКА. Тогда дай мне слово, что будешь всю жизнь любить меня. И каждую ночь будешь приходить в назначенное место, не думая, что наша встреча бросит нас в огонь. Прошу тебя, поклянись!

ДЖИРАСЛАН. Клянусь Аллахом! Клянусь луной, которая сейчас освещает весь мир!

НАЗИКА. Нет, не клянись изменчивой луной, нет, ничем не клянись, лучше посмотри мне в глаза.

ДЖИРАСЛАН. Какие они красивые и грустные! Как тень дерева в жаркий полдень, так твои глаза несут мне прохладу и покой.

НАЗИКА. С тех пор как я переступила порог этого дома, я ни разу ни для кого не танцевала, а для тебя станцую! Это будет наш с тобой танец!

 

Занавес.

 

 

Рейтинг@Mail.ru