Аваляк с острова Сивукак

Автор:
Нина Энмынкау
Перевод:
Нина Энмынкау

Аваляк с острова Сивукак

 

Деды и прадеды Аваляк, жительницы острова Сивукак, или Гэмбелл, что на Аляске, на байдарах ходили в Нувукак, Имтук, Сиреники, Угрилык, Аван, Кивак.

Она рассказывала, как однажды зимой льдину, на которой её прадед вместе с другими охотниками вёл добычу моржа, оторвало и унесло в открытый океан.

Чтобы не замёрзнуть, охотники решили сделать укрытие из снега, в котором проводили ночи, а в дневное время охотились с помощью унгамына — гарпуна, предварительно сделав во льду проруби. Когда попадался лахтак, нерпа или морж, загарпунивали добычу, вытаскивали на лёд, разделывали и, пока мясо оставалось тёплым, ели его.

Так и выжили.

На таких льдинах охотники проводили порой по семь-восемь месяцев. Когда льдина разламывалась, они переходили на другую, где снова делали жильё из снега.

Их льдину унесло далеко и прибило к берегу где-то в стране коряков.

Пошли охотники по берегу. Вот вдали увидели они человека. Подошли поближе, и один из охотников узнал в нём своего знакомого, которого встречал когда-то на земле Кыхты. Тот поначалу отнёсся к охотникам недоверчиво, даже настороженно, но потом, когда узнал, что они столько времени дрейфовали на льдине, спросил: как же, мол, они сумели выжить, находясь в открытом океане?

Они и рассказали ему, что сделали из снега жильё, добывали морзверя, питались сырым мясом, так и выжили. Приютили у себя коряки сивукакских охотников. Они были страшно истощены, и коряки отпаивали их мясным бульоном, кормили олениной. Долго им пришлось жить у коряков, но очень хотелось вернуться уже домой, на родину. И в этом помогли им коряки. И когда сивукахмит шли обратно, по пути, во встречавшихся селениях, их тоже принимали хорошо, оказывали необходимую помощь.

Так дошли они до Уназика, где их радушно встретили родственники.

Они сшили им новую одежду, снабдили сушёным оленьим мясом, другими продуктами и на байдарах повезли их на остров Сивукак. Жители острова очень обрадовались, вновь увидев их живыми и здоровыми, потому что уже считали их погибшими.

Так люди в те времена помогали друг другу.

В ту пору сивукакцы, уназикцы, кивакцы, аванцы, сирениковцы производили между собой товарообмен.

С острова Сивукак ходили байдары в Уназик. Ранней весной, когда ещё повсюду лежал снег, в море было много льда, сивукахмит грузили байдары со своими товарами и гребли, пересекая на них Берингов пролив.

Уназигмит везли на остров вышитые подшейным волосом оленя торбаса, выделанные оленьи шкуры для пошива кухлянок, камус и даже кирпичный чай, который разламывали ножом и опускали в кипящую воду.

Это был очень вкусный чай! В те времена у островитян такого чая не было. Пили или бульон, или простую воду.

А ещё везли на остров маньюшкат — листья табака. Сивукахмит очень любили такой табак!

Уназикцам же, в свою очередь, нужны были ружья и боеприпасы.

С собой на охоту островитяне-промысловики брали олений бульон и нерпичий жир в высушенных моржовых кишках, завязанных по краям.

И когда, случалось, льдину, на которой находились они, отрывало и уносило в открытое море, они питались тем, что добавляли в бульон и в жир снег, который таял и превращал содержимое в жидкую кашицу.

У каждого охотника в яранге оставалась обувь. Существовал такой обычай, что торбаса человека, которого уносило в море на льдине, вывешивали в тёплом пологе над жирником. Если стелька в торбасах через какое-то время сдвигалась в сторону суши, это означало, что хозяин обуви жив.

В пологе обычно было три жирника. Зимой бывало очень тепло, ибо жирники согревали полог. А жирниками служили глиняные сосуды, заправленные растопленным жиром морзверя, фитиль же изготавливался из мха.

Женщины собирали мох, сушили его в солнечные дни на камнях, затем складывали на хранение. Огонь в жирниках горел ровно, без колебаний. Над жирниками варили мясо.

Пили бульон, так как чая ещё не было. Ковшики изготавливали из уса гренландского кита. Но имелись и деревянные чаши.

Аваляк вышла замуж в довольно раннем возрасте. Мужа её звали Каксунак. Его отец был из рода лякагмит, а дед с бабушкой когда-то провели зиму в Нувуками (Наукане), где далеко от селения ловили рыбу, головы складывали в землю, а потом в кислом виде ели. Это было очень ­вкусно!

Год спустя они на байдаре вернулись на остров. А Аваляк с мужем на байдаре, принадлежащей Акумылъ, отправились в Уназик.

В море стоял сильный туман, было много льда, который пришлось отталкивать вёслами, чтобы лёд не проколол её кожаные бока.

Ранним утром туман рассеялся, и взору путников предстали близкие горы.

Наконец, байдара подошла к берегу. Высаживались в Сиклъюке. Встречать гостей прибыло много народу. Аваляк и её мужа привели в ярангу Майны. По пути они увидели большую деревянную школу.

Аваляк удивило то, что их встречали на пороге без огня, потому что обычно огнём проводили обряд очищения, прежде чем впустить гостя в жи­лище.

Там уже находился их односельчанин Апасынак, который прибыл на байдаре раньше их, и готовился ко сну.

Утро выдалось ясное, погожее, солнечное. Тогда Аваляк впервые увидела ящик, из которого доносились поющие голоса.

Девушка приготовила им завтрак, состоявший из мяса птицы, хлеба и масла. Когда гости поели, та же девушка подала Аваляк пальто и велела надеть его. Выйдя на улицу, Аваляк увидела возле школы множество людей. Двое эскимосов на каком-то инструменте исполняли музыку. У детей на шее были повязаны красные галстуки.

Тут же, прямо на улице, устроили танцы. В это время из Сиклъюка привезли Ухсиму, которая была учительницей в школе. Впоследствии Ухсима приезжала на остров Сивукак. Пока сивукакцы гостили в Уназике, туда приезжали и оленные люди, один из которых приходил в дом Майны и разговаривал с хозяином на чукотском языке.

Вечером Аваляк с мужем пошли в ярангу Кавитак, где уже было много гостей из оленных людей. На шеях у них висели различные амулеты. В школе преподавали русские учителя. Тогда же Аваляк впервые увидела казаков, носивших шапки со звёздами. И русские учителя, и казаки оказалась очень гостеприимными людьми.

И хотя сивукакцев уговаривали остаться погостить ещё немного, они засобирались домой.

А море ещё было забито льдом. Трудно было идти на вёслах. Решили путники остановиться на ночёвку. Вытащили они байдары на лёд, а когда льдину заливала волна, они переходили на другую, ту, которая была больше по площади.

Один из охотников добыл нерпу, и они смогли сварить мясо. Унайигмит снабдили их хлебом на дорогу, так что голодать в пути не пришлось.

Спустя какое-то время над головами у них раздались крики быстрокрылого нырка-сюкилпак, а затем байдара вышла из тумана, и перед сивукакцами предстал родной берег.

Вдруг поднялся сильный ветер, в море разыгрался шторм. Пришлось повернуть обратно. С трудом они выбрались на крутой берег. Но это был уже дом! Очень обрадовались сивукакцы встрече с родным островом.

Как оказалось, это была последняя их поездка к сородичам, а многих из них — к своим прямым родственникам.

Рейтинг@Mail.ru