Песня матери

Автор:
Айшат Алиева
Перевод:
Айшат Алиева

Эбелалъул кечI

 

                                      КочIолъ, я релъи букIуна,
                                      я магIу букIуна…
                                                           Шамил имам

 

ХъахIлъи балеб гIужалъго йорчIун, бусадаго пикрабазда йикIана дун. Къаси сордоялъги гьанже рогьалилъги ботIролъа унеб букIинчIо жакъа росулъе бухьине бугеб сапар. Сонго къачIан лъураб къайиялде руссана дир бералги пикрабиги. Яцалъе босизеян тIадкъарабщиналъул босичIого, лъечIого хутIараб къайи бугодаян нахъойги ургъалида хутIун йикIана. Цебе гIадин гуреб, гьанже гIемер жо къваригIунеб буго яс росасе кьолелъул. «Яс росасе кьолеб гIужалде яхинегIан-го хутIиларин дун», — абун йикIунаан яц, бихьуларищ, араб лъачIого ун бугеб куц заман.

— Эбел, мун йорчIичIогойищ жеги, гьале анлъгоги тIубан анкьгоялде хIалтIун буго, — ян цояб рокъосан ахIулеб Саидал гьаракьалъ, щущазаруна гьалъул пикраби.

— Дун гьале йорчIун йиго, Саида, — ян тирщун тIадеги яхъун, тIад халгIат ретIана дица.

— Изага яхъун йигищ?

— Гьалда кIочараб къагIида буго жакъа магIарухъе ине йикIин. Эбел, щибха дуе лъугьунеб букIараб, Изагаги ячинчIого, дун ячани росулъе? — гьей йорчIизе гурилан, аскIоеги ячIун, щурун абуна Саидаца.

— Изага жеги гьитIинго йиго жийго цохIо тезе.

— Гьелда аскIов Шамилги вугелъул, эбел.

— Гьелдасаги гьитIинав Шамилица щиб гьабилин йигей, — ан тIаса йихьизаюлей йикIана дица Саида.

Эбелалъул цIар лъурай йикIиналъищали Изагаде гIемерго юхьарай йикIана дун, амма лъималазде бугеб рокьи, я дагьаб, я цIикIкIараб букIинчIо дир, цого хIалалда рокьулаан лъабалго.

— Гьа, гьа, мунго цадахъ ячине эбел еэдулейищ мун йигей? — ан цо ретIун, цо ретIичIого, къвалакь жиндирго ретIелгун, кIанцIун ячIана Изага нижер гьаракь рагIигун.

— Дица гьеб гьарулебго букIинчIо. А дурго, дуда абуни цохIо бертин бихьила, дунги Шамилги ина паркалде, мороженое кванала, — янги абун сихIирго дихъ ялагьана Саида.

— А, а, кирего щва, рукъ абуни… Эбел, рагIулищ дуда гьалъ бицунеб жо, кире-кирего инила. Гьаб рукъ лъица цIунизе бугеб? — ан цин доехун, цин гьаниехун йилъун, жийго цадахъ гьечIого киего ине рес щварай Саидада ракIги хIайранлъун, гьелдаса гIарзахине лъугьана гьанже Изага.

— Цо киениги унаро гьай, дуцаги, Саида, букIунарелъул бицунге.

Дунго цадахъ гьечIого дица гьел шагьаралде кирего риччалароан, гьединлъидал батила унго-унголъунги Изагал росулъе ине бугеб къасд хисизеги бахъараб, Саидаца гьедин абидал. Амма гьей кIиялдаго лъалаан цо жалго къватIире ине гьезул изну гьечIеблъи.

— Воре, Саида, мун цIодорго йикIа, васги дурго берда цевеса кивего виччаге, дица мадугьал Аминатидаги абун бугеб нужехъ балагьеян, гьейги ячIина къаси-къаси нужеда аскIое.

— Эбел, салам бице Зубаржат-ункъачода ва киназдаго, — янги абун жание ана Саида…

ГIемер чIезего ккечIо автобусалъухъ ралагьун, хеккого гьебги бачIун ниж нижерго бакIазда парахалъана.

— Нагагь мун гIадхан лъугьани гьебсагIатго дида абе, Изага.

— Дица гIадхазе биччаларо, эбел, — ан махсаро гьабуна гьелъ.

Дир пикраби роржун ана росулъе, чан сон араб росулъе щвечIого…

 

*      *      *

Шагьаралда гIумру гьабулей йикIаниги дир ракI гIащикълъун букIунаан росулъе. Амма лъидаха лъалеб букIараб гIагараб росулъе ине щай инкар гьабизе ккараб ракIалъали.

Жеги гьитIинго, росдал цо-цо гIадамазде бижун бачIараб рокьукълъиялъ гьанжеги лъимерлъи ракIалде щведал ракI гъанцIизабулаан дир.

— Инсул росу тарасда лъикIаб къо бихьуларо, дир яс, гьеб дирго гIумруялда бихьана дида, унге мун шагьаралде, Зайнаб, — ан абулаан эбелалъ шагьаралде иналъул дицаги дир росасги бицунелъул.

Амма, эбел хун хадуса, тIубанго чIобого-лъун, рикIкIалъун лъугьана дие росу.

Цо дунгойищха, Зайнаб, дуца дун росулъ телей, — ан гIодана ниж нухда тIоритIулелъул дир яц.

— Мун цо гурелъул, Зубаржат, росулъ йигей, хъизан гIагарлъи буго, нижги рачIина гьоболлъухъ, — ан гIодойиччазаюлей йикIана дица гьей. Дидагоги магIу, кигIан гьукъаниги, кквезе кIолеб букIинчIо. Амма ниж гьелъухъе гурел гьей нижехъе ячIунаан шагьаралде. Гьей гIемер семулаан диде, дун росулъе ячIунарогоян…

ТIубарал къояз эбелги хIалтIуда йикIун Зубаржатица хьихьун гIуна дун, гьединлъидалищали гьей дида яцлъунги эбеллъунги йихьулаан. Эбелалъеги, гьитIинго йикIаниги, кIудияб кумек гьабулаан яцалъ.

Къоялъ колхозалдаги хIалтIун, къаси моцIрол канлъухъе, жакъа цоязул метер цогиязул, иргадал хурзал ракIарулаан эбелалъги яцалъги. ХIалтIуда гьелги тун, диде регIарав чи гьечIин гьезулан ракIалдеги ккун, дун Шангъодаса Бухтие кIодоэбелалъухъе унаан. Гьей рокъой ятичIеб мехалда, хех гьабун, хъорщодаса хIалица цебе хъурщизабун бетараб рахьдал цIураб хъабаги, босун билал гъудгун гьелда тIаса тIорахь чIикIизе лъугьунаан дун. Цинги букIаралъуб гьебги лъун, щибго дица гьабичIеб гIадин гIодой чIолаан. Цинги рачIунаан хIалтIудаса кIодоэбелги ункъачоги. Дир ункъачода лъалаан кIодоэбелалъул рахьдатIе гьеди-наб гьужум дица гьабулеблъи. Гьелъ абулаан: «Вуй ила, нилъер рахьдатIе кIихIатIилаб кето щун бугила». Дун гIунун чIолаан. КIодоэбелалъул букIана цергIанаб цIахIилаб кето. Дун гьеб лахIзаталъ ялагьулаан гьезда аскIоб чIун лъулълъардилеб бугеб кетоялъухъ. Дир ункъачоца диде бералги речIизарун абулаан, рахь гьагъаб катица чIчIикIун батилаян. Доб мехалда дида кинго бичIчIулароан, дир ункъачол щай нижедехун додинаб ракIхвей букIарабали.

Гьанже дида ракIалде рачIана гьелъ диего гьарулел рукIарал жал. Нижер инсуца эбел рехун тунилан абун гьесде букIараб цциналъ ункъачода аскIой цо-цо къоялъ тарай дун гIодой чIаралъуса цо шуризе толароан гьелъ, жийгоги, гIунизеги гьаюн, ретIел букъулей, угьарулей йикIунаан. Амма ункъачо дие йокьулаан. Гьей учительницалъунги цIалун росулъ школалда хIалтIизе лъугьана. Ункъачоца ячана дун тIоцее школалде цIализеги.

Жиндирго кверазул махщелги букIун ретIел-куналъе цIакъ кумек гьабулаан гьелъ нижее.

Доб мехалда нижехъе рачIунаан ричизе шинелал, эбелалъ ролъги кьун росулаан гьел. Цинги ункъачоца мачуял гьарулаан гьезул. Учительзабазе цебе кьолаан ролъул къандалъаби, ролъ жаниса чIехьарал къандалъабиги гьализарун, чурун, рацIцIад гьарун, гьезул гьарулаан ункъачоца нижее гордал. Цадахъ гьаруралгIанги ратIа гьаризе лъалароан дунги яцги гьедин релъараб ретIелги ретIун цадахъ унаго. Росдал лъимал гIодулел рукIун руго жидееги гьарейила Зубаржатилги Зайнабилги гIадал гордал абун.

ГIемер рачIунаан нижехъе улбул гIарзалъ. РетIунгейила лъималазда гьединаб ретIел, жодор нужер гIадинаб махщел гьечIила. Росдал гIадамазул кIалъай камулароан нижедехун. Щиб кьунгIагийила Изагаца лъимал кваназарулел, киса-щибги босунила лъимал додин ретIа-къан рукIунел абун.

Цо къоялъ къотIносан уней мадугьалалъ дидаги Зубаржатидаги цееги чIун абуна:

— ЧIая, кисейха нужер Зубаржат, кисейха Зайнаб? — ан. Яц йикIана ракI бацIцIадай, гьереси бокьуларей, дир абуни гьездехун ццим букIунаан, цо жиндирго квераз дир эбелалъ гьабураб магIишаталде, рукIа-рахъиналде гьезул бугеб жахIта бихьун. Гьединлъидал абуна дица мадугьалалда яц кIалъазегIанцин чIечIого: «Гьай Зайнаб йигин, дун Зубаржат йигин, гьанже лъанищ дуда?» — ян.

— Гьа, гьа, гьанже лъана, гьай Зайнаб, мун Зубаржат, — ан абуна гьелъ якъинго дун Зайнаб йикIин лъаниги…

Дун яхъана ункъабилеб классалде. Заман батараб мехалда ункъачоца дунги яцги ругьун гьарулаан жиндирго рукъарулеб, угьарулеб, хьухьарулеб махщелалде…

Цо къоялъ школалдаса ячIуней дун, рикIкIадасанго нижерго кавуда рарал кIулалги рихьун, чIун хутIана. Киредай эбелги яцги анаян ургъизе лъугьана, цинги дунял рукIкIине лъугьигун гIодизе жуяна дун. Дир гьаракь рагIун къватIие ячIана мадугьал.

— Дое Бухтие ункъачохъе а, — ян абуна гьелъ тIокIаб щибго жоги абичIого. Цинги дун йилъана Бухтие. Мех-мехалда нухдеги ялагьун, нахъасан шайтIабаз кквезе гуринги хIинкъун кIвараб хIалалъ екерун уней йикIана дун. Бухтие щварайго дун цо гIоди лъалареб, чIичIиди лъалареб гьаракь рагIун лъалхъана. Цинги йихьана данде екерун ячIуней яц. АскIое щвейгун, гIодилаго дида къвалги бан абуна гьелъ:

— Зайнаб, гIемер гIадамал гIодилел руго, нилъер ункъачо хун йиго, мунги гIодизе ккола, — ян.

Дун, я гIодизе бачIинчIого, я кIалъазе бачI-инчIого чIаралъуйго цIорон хутIана.

Гьеб чIегIераб хабаралъ хIинкъизабураб лъимадул ракI, данде къан ун, гулла гIадин, къватIибе кIанцIизе къачIан букIана. Я хIетIе лъолеб бакI лъаларого, я кинаб къотIносан уней йигеяли хIисаб гьабичIого гIодулеб гьаракь бугеб рахъалде ялагьун уней йикIана дун яцалда хадуй. Цо лахIзаталъ ботIролъе рачIана цIорорал пикраби «Кин дун гIодилей, гIодизе бачIинчIо-ни щиб гьабилеб, дир ункъачо хварайищха, дир ункъачо тIокIай гьечIейищха?» — абун.

ГIадамазул цIун бугоан тIокъо. Бежулеб чадилги, белъунеб гьаналги махI чIвайдалги, гьанже дирго берда цере гIодулел гIадамазул гьаракь рагIидалги, тIаде гIунун бачIун, щокъроса къватIибе гьабсагIат кIанцIун бачIунеб бугин ракIан кколеб букIана дида. Дун рагъиде яхана. Хварай ункъачода сверун чIун гIодулел ругел гIадамазда гьоркьоса эбел ялагьулей йикIана дица, цинги гIассияб гIодиги гьабун, эбелалъул каранде речIчIун ана дун. Гьениб лъана дида ункъачо лъимер гьабулаго хварайлъи…

 

*       *       *

— Эбел, дуе щиб лъугьараб, мун гIодулей йиго гурищ, — ян абулеб Изагал гьаракь дида риччалъго гIадин рагIулеб букIана. Я дун автобусалда рекIун йикIин, я дида аскIой гIодой чIун Изага йикIин дида щибго лъалеб букIинчIо. КIаркьеналда Изагал цIорораб квер хъвайдал рекIеде ячIана дун.

— Эбел, щай мун гIодулей, щиб ккараб? — ан абуна Изагаца хIинкъун дихъги ялагьун, дир магIуги бацIунаго.

— Щибго гуро, гьадинго ракIалдещвеяз, — ан гьелъул квер ккуна дица.

— Кверал щай гьадигIан цIорон ругел, Изага, мун квачалейцин гурищ йигей?

— ЦIад балеб бихьуларищ, эбел, дунги кьижун ккун гурищ ятарай. Нилъ кватIичIого щолищ, эбел?

— КватIичIого щвела, — ян абуна дица автобус кибе щун, кисан унеб бугебалицин дидаго лъачIониги.

— Щангъодеги балеб батила, эбел, цIад, — ан абуна Изагаца гордухъа къватIиеги ялагьун.

— Щиб лъалеб, гьенибеги балеб батизе бегьула, бертин гьабулаго цIад бани цIадал баракаталъ талихI кьолин абула бахIаразе. Щиб лъалеб нилъер Хадижатиеги талихI гьарулеб батани гьаб цIадаца, — ян угьун биччана дица хIухьел.

— Эбел, дуда лъалищ Хадижатил абурав вас? — ян эбелалдехун юссана дун.

Гьанжеги пикраби роржун ана рикIкIаде…

 

*      *      *

…ГьитIинго кIарчамай жиндирабго чIе-забулей чIваркьарай жо йикIана дир яцалъул яс Хадижат. Биги рахьги жубараб гьурмал кьералъул, чIахIиял беразул, бил лъурабгIанги багIараб кIургIараб расалъул гьей киназдаго рихьахIун ккун йикIунаан гьитIинго. Школалда цIалулаго цойгидаздаса лъай бугейги йикIана. Чанги рукIана гьелде анищ лъурал гIолохъаби. Цо къоялъ Зубаржатил яцгIал Аминат ячIана гьазухъе:

— ГIунагIан берцинлъун, гьайбатлъун ячIуней йиго нилъер Хадижат, Зубаржат, — ан абуна гьелъ сундасан хабар байбихьилеб лъаларого.

— Валлагьги, яцгIал, гьелъул гуреб ургъел гьечIо дие. Гьей ригьнаде тIуязегIан дир бетIералъул унти лъугIизе гьечIо, — ян абуна Зубаржатица яцгIалалде ракI бащадго ургъелги бикьулаго.

— Нилъер гIурал цоцазда данде ккарал лъимал руго, Зубаржат. Хизрие Хадижатил гьабизе цIакъ бокьилаан дие. Цебегоги абизе бокьун букIана дуда гьелъул хIакъалъулъ.

— Нилъго чIаго рукIадго лъимал тIуразе бокьилаанха диеги. Цоцада чIухIи гьабизе ккарал чи нилъ гурелъул, васги нилъер, ясги нилъерго. Лъималазеги бокьани Аллагьасул къадарги батани нилъеда гьеб гьукъизе кIвеларо, — ян абуна Зубаржатица сабурго.

— Эбел, гьитIинаб къоялдаса нахъе цадахъ гIурал, гIел бащадалги рукIиналъ дида Хизри вацлъун гурого вихьуларо. Дица гьесул вацасул гIадин адабги гьабула, — ян абуна Хадижатица ригьиналъул хIакъалъулъ эбелалъ гьелде баккидал.

— Эбелалъ гьавичIев вац вукIунаро, Хадижат, дирго яцгIалалъул рагIи нахъчIвазе дида кIоларо, — ян абуна Зубаржатица.

— Дида бичIчIуларо, эбел…

— Эбелалъ абураб бакIалде ин гурого дуе цойги хIажат гьечIеб хабар щай, дир яс? — ан гьейги гьоркьой къотIизаюн гьаракь кьваризабуна Зубаржатица.

— Эбел, диеги бокьизе ккеларищ, дунлъидалха росасе кьолей йигей.

— Вийгь, къиямасеб къо, дир яс гIадалъун йиго. Дир ясалъе гIакълу кье, БетIергьан Аллагь. Рокьулгийищ цIуяб жоялъ бицунеб нич гьечIого, — ян абуна гьелъ йиххун ккун. — Лъие инеха дуда ракIалда бугеб, дир яс? ТалихI кьеларо дуе гьудай Аминатги къварид гьаюн, — ан абуна Зубаржатица ясалъухъги ялагьун…

Гьединаб хабар ккана тIоцебе бачIараб ригьиналъул эбелалдаги ясалдаги гьоркьоб. Амма Хадижатил рекIелъ бакI ккун букIана ХIамидица…

ЛъикIаб гьудуллъи букIана ХIамидил яц Манаршалги Хадижатилги. Цо къоялъ цIакъ ццимги бахъун ячIана гьай Хадижатихъе.

— Унха, рагIарабищ чIо гьудай хабар гIемер, рагIул гIорто, Щабагил хабар — ян нуцIихъан жаниего ячIана Манарша ахIделаго.

— Щиб, яц ккараб лъида мун ягъулей йигей? — ан ялагьун хутIана щибго бичIичIей Хадижат.

— Ягъиларищха, гьудай мацI халатай Щабаги йигоан иццухъ бицулей ХIамидица кагътал хъвалел рагIулила Хадижатихъе, гьезул цоцахъе кIал щун рагIулилан. Щай Щабагие букIараб гьеб къваригIел гьечIеб хабар бицун, гIадамазда жийго рихинаюлей щай гьелъ, — ан абуна Манаршаца, дагьайго гIодоеги йиччан.

— Унго гьединищ абураб Щабагица — ян гIажаиблъана Хадижат.

— Гьа, гьелъул ургъел гьечIин нилъее, гьание ялагье Хадижат, — ян къвалакь букIараб жо бихьана Манаршаца. Бертаде нилъеего релъарал гурдал гьаризе гьаб ххамги босун ячIун йикIана, ялагье цо берцинлъи бихьизе, — ян бихун биччана гьелъ ххам.

— Лъил берталъе, Манарша, — Унго гьалъул берцинлъи щиб? — ан ялагьун хутIана Хадижат гьелъухъ.

— Вабабай, гьанже хвана кинабго. Дурги ХIамидилгиха, Хадижат.

— Гьеб лъица абураб нижер бертин букIине бугилан, — ан абуна Хадижатица гIанабазде намусалъул багIарлъиги пархун сихIирго Манаршахъги ялагьун.

— Абун чи ритIизе хIадуреян абулев вукIана ХIамид эбелалда. Дур гуреб бицен букIунаро, яц, гьесул, — ан цо балъго гIадин щурун абуна Манаршаца.

Рагъидал рагIалда гIодойкIун багIаргьоло бищулей йигей Хадижатил эбел Зубаржатида рагIана ясалъулги Манаршалги хабар.

«Росулъго мацI-кIалалдалъун кколеб дагI-баялда гьоркьоса камун йикIунарей, росулъ кинабгIаги лъугьа-бахъин бищунго цебе лъалей Щабагидаги лъазегIанищха гьеб хабар дидаса балъго гьабураб гьаз. Дир яцгIалалъул васасе ине инкарги гьабун гьениейищха Хадижат ялагьарай», — абун рекIеде ккана Зубаржатида ва цо жахIдаялъул рагIадги рехана гьелъул рекIеде… Жиндирго гIагарав васасе ине мукIур гьайизе кIвечIей Хадижат абуна ХIамидие. Гьале жакъа бертин гьабулеб буго…

Дие цIакъ йокьулаан Хадижат. Гьей гьурмадаса дир эбелалъул инсуда цIакъ релълъарай йиго…

 

*      *      *

Дир Бухтиса кIудада МухIамад-Запир вукIана аскIор ругел росабалъго цIар рагIарав махщел бугев къадал устар. Росулъго бищун кIудияб минаги букIана гьесул. Сверухъ къанагIатги букIинчIо гьес бачIеб мина. Каву бихьарабго лъалаан кIудадал квартIица къачIараб мина. Кавуялда тIад бищунго кIудияб гамачIги лъун гIараб мацIалъ гьабулаан гьениб хъвай-хъвагIай кIудадаца. Гьесул кверзукьа араб махщел букIинчIо. КIудадал букIана кIудияб хъизан: ункъго васги лъабго ясги. Инсул ирс щвана васазеги, гьезулги букIана устарлъиялъе махщел. Хасго кIудияв вас СултIан вукIана инсул хасияталъул, гIемер калам гьечIев, гьабулеб хIалтIи щвалде щварав. Хадусев вас Камилил букIана гьебго махщел. Узданав, берцинав, борхатаб лагаялъул тирияв гьесул бергьараб гьунар букIана кьурдизе. Бищун гьитIинав ТIагьир абуни вукIана логод гьечIев, хIалакъав, загIипав, амма цIалиялъе лъикIаб пагьму гьунар букIана гьесул. Гьес тIаса бищана тохтурлъи. Мунагьал чураяй дир эбелалъ бицунаан щиб хIалтIи гьабулеб букIаниги аскIор эхетизарулаанила кIудадаца васал. «Бихьун-бихьунин жо лъалеб, хIалтIуцайин хIалтIи малъулеб, дир лъимал», — анги абун.

Росулъ жинцагоги ункъавго васасги минаби ран, лъадуцаги лъабайго ясалъги хур-ракьалда хIалтIи гьабун, къаси гурони букIунароанила кинабго хъизан данде буссараб заман.

Рокъоса хIан, нах, ролъ камулеб букIун гьечIо кIудадал. Колхоз гIуцIулелъулги кIуда-даца гьенибе кьун буго кинабго рокъоб букIараб жо, хIалтIун вуго гьелъие гIоло.

— Нахъа рокъоб бахчун тIубараб тукен букIун буго, МухIамад-Запир, дуцани цIунун, — ан махсаро гьабун буго колхозалъул председательлъун вищарав ГIалибегица росдал гIадамал ракIарараб годикIаниб.

— Агъаз гьечIес черх чIвалеб, чехь квешас рукъ чIвалеб, — ан кици рагIичIищ нужеда. Кваназеги ретIинеги лъидагойин лъалеб, букIинабизегийин гьунар къваригIунеб. Киса щварабали лъалареб боцIи, кибе арабали лъачIого тIагIуна, ГIалибег, гIетIуца буцун гьабураб дир хъизамалъул нахърател кибеха инеб, — ан, магжилъаги гьимун, жаваб кьун буго кIудадаца. Гьай-гьай букIун батила кIудадал рекIелъги рохел ва чIухIи росдал гIадамазда цебе ГIалибегие гьеб жаваб гьабулелъул, гьесул бищун кIудияб чIухIи букIараблъун ункъавго васас кьолбол ирс кверзукьа биччачIолъи.

КIодоэбелги дир тирияй, абулеб рагIи ургъун гурони бицунарей, лъималазул тIалаб бугей гIадан йикIана. Росдал гIадамазго хIурмат гьабулаан гьелъул. КигIан гIемер гьалбал тIаде рачIаниги кIодоэбелалъ гьел гьурмада гьимигун, цIетIа лъураб хьаг камизе течIого къабул гьарулаан. Дир эбелалъ абулаан цIетIа лъураб хьаг гьализегIан жиндир эбелалъ гьалбадериеги хъизамалъеги хинкIал гьарун рахъунаанилан. Лъималазул гъалмагъир цIикIиндал нагагьлъун кIудада гьезде семулев вугониги «Лъимал рохун рихьуларищ, МухIамад-3апир, гьобол вачIиндал. Дуегоги гьобол хирияв вугин, гьезухъ гIин тIамуге, бетIерчIахъад», — ан абулаанила гьелъ гьесда.

КIудада унтаралдаса чорхол гIузраби тIата-на кIодоэбелалъулги.

БахIарго вукIаниги хехго беццлъана кIуда-да. ГIансаги гIунтIун годекIаниве-нахъе жиндаго кIолаан ине. Хадувги гьев бусаде ккана. ТIагьирица гьесиеги бокьичIого вачана Шурагьаве операция гьабизе, амма операция гьабилалдего хвана гьев мунагьал чурад…

«Пайда щибха кIудадал махщел кодобе босизе васлъун ятичIелъул дун», — ан угьун биччана дица…

 

*      *      *

Дир накабазда бетIерги лъун квачалъги, гьечIеб санагIалъиялъги ункъюкIкIун кьижун ккун йигоан Изага, ракIалдещвеязде гъапуллъун дунги тун. Гьелда тIаде рехизе кофта балагьулей дун йихьун цояб рахъалде бортун ккараб гьеб босун дихъе кьуна нахъехун гIодой чIарай гьалмагъалъ. Гьелъие баркалаги кьун дица гьеб Изагал гъуждузда тIаде рехана.

— Бичас биччани кие мун уней йигей? — ан абуна гьалмагъалъ кидадай дун «макьидаса» йигьинаян халккун чIун йикIарай гIадин.

— Щангъоде уней йиго, — ян къокъго жаваб кьуна дица.

— Щангъодаса ГIусманхIажил лъималазул гIагарлъи лъалищ дуда? ГIемер заман ана гьение щвечIелдаса?

— Гьале дун гурищ гьесул васасул яс, — ан абуна дица. Дир цо рахъалъ чIухIи букIана гьей гIаданалда ГIусманхIажи дирго кIудада вукIин загьир гьабулаго, цоги рахъалъ абуни пашманлъиялъул асар лъугьана рекIелъе.

— ЦIакъав чи вукIана, мунагьал чурад, — ан абуна гьелъ нахъойги дирго пикрабазде дун ялалде.

Бицунеб жо дида рагIилеб хIалалда санагIалъиялда цеегIанги гьункьун ячIун, битIун дир гIинда нахъе кIалги бачун, гьанжего-гьанже хабар бицине лъугьана гьей.

— Дир букIана анлъго сон. Нижер росдал сельсоветасул рукъ бикъун букIана. РагIулеб гIаги бугищ дуда?

— Буго, буго, — янги абун дун дагьайго гьелдехун кьурана, дир гьумерги бихьичIого гьедин гIинзуние гаргадизе гьелъие санагIатлъи гьечIолъиги бихьун. ЙорчIинаредухъ цояб рахъалдехун сверизаюн Изагаги лъуна.

— Цинги гьеб рукъ лъица бикъарабали лъазе вачун вачIана Щангъодаса гьев хIикматав чи, гьев вукIана ГIусманхIажи. Гьес ракIаризе кколел рукIун руго шайтIаби лъица гьеб рукъ бикъарабали гьикъизе, кин гьесухъа гьеб бажарулеб букIарабали цо жиндаго гьесда гурого лъалароан. Цинги хадуб гьес тIуна тIогьилаб резалъул тIарсинибе жанибе цIадал лъим, гьелда жанибги лъуна чинидал гъадаро. Гьеб бихьизе гьитIинай жо дунги екерун щвеларищ гьение эбелалда цадахъ. Бищун цебесеб кьерда йикIана дун. Гьес абуна мунагь гьечIеб гьитIинаб лъимер къваригIунила гьанже. Гьес гьеб абун бахъиналдего, гьеб киналъулго щибдай ккезе бугоян чIваркьун бералгун ялагьун чIун йигей дун, мунагь гьечIеб абураб рагIул тIубанго магIна лъалеб букIинчIониги, лъимер къваригIунин абидал яхъун гьесда цее чIчIана. Цо гьимизецин гьимичIого гьес дун кIиябго кверги ккун аскIоегIан ячана. Дир кIиябго кверги гIебеде битIизабун гьаб кIиябго кIудиял килщазул малъазде ялагьун чIаян абуна гьес дида, ва щайтIаби рихьигун хIинкъугеянги лъазабуна.

Дица ккуна килщал цере, цинги лахIзаталъ дир берзукь паркъанин ккана лъурдулги ругел, гIундулги чIахIиял, рачIги халатал, расги бугел кIихIатIилал эхетун чIарал жал. «Вай, рачIана, рачIана!» — ян ахIдана дун риччалъго гIадин. ХIинкъизеяли кибха дир ракIалда букIунеб жеги цIакъ чIваркьана бералги, хадуб щибдай букIинаян сабру гьечIого ялагьун чIана.

— Гьа, гьа, гьанже дуца гьезда цIехе гIадан-инсанасул рахъалдасан нужой хIажатаб щибан, — ан абуна гьес дагьав цевегIанги вачIун. Гьезул жаваб живго ГIусманхIажиясда рагIун буго. Гьез абун буго лахIчIегIераб куй хъве абун, киналго ракIарун гьеб кванай, цохIоцин ракьа добе гъобе ккезе течIого бакIаре, цинги бищун борхатаб мегIералъул тIогьиб букъеян.

Гьес абуна цойги дуца гьезда цIехейила рукъ бикъарав чиясул сипат тIарсиниб бихьизабе абун. ТIадегIанав Аллагьасул хIалкIолъи букIараб лъаларо живго ГIусманхIажиясул кинаб гьунаралъул къуватаб балъголъи букI-араб лъаларо, я дун лъимер макьил маргьудалъ йикIарай лъаларо, цо сундулалиго лъалареб сурат паркъанин ккана дида гьеб тIарсиниб жаниб.

Киналго гIадамал гIажаиблъун хутIун ру-кIана, гьеб лъугьа-бахъиналъ. Цойгидаз гьеб кинабго бицун божилароан дидаго бихьи-чIебани, — ан цо гъапуллъарайгIадин лъугьана гьей.

Гьединаб гьунаралъул инсан вукIана, мунагьал чураяв дур кIудада, — ян бицараб щиналъ кIал сваказабунищали яги цIидасан гьеб ракIалдещвеялъ хIикмалъизаюнищали цо тамашаго юцIцIунги чIун гордухъа къватIие ялагьана гьей. Дунги ялагьун хутIана гьелъухъ. Маргьу букIун батилин гьеб кинабгоян дидагоги ккана, ракIалде. Дица гьелда тIокIаб щибго абичIо…

ЦIад тIадеялдаса тIаде балеб букIана, Дагьабго рагьун тараб гордухъан гирун рачIунел цIадал тIираби цоялда-хадуб цояб гьабун, рортун рачIунел рукIана горда чIвазабураб дир гъажалда тIаде. ЦIорорал гьелъул тIирабаз, я бер данде ине толеб букIинчIо, яги тIуянго пикрабазда гъапуллъизе йиччалей йикIинчIо дун. ЦIадаца чурараб сверухълъи жеги берцинго гIурччинго бихьулеб букIана.

ТIабигIаталъул кIарчамлъи бихьуларищ цо… ЦIадаца чурун гьумергун, цIвакизабун, берцинго ххан къачIан кIигъуждузде рортарал ясалъул гъалалгIанги гьайбатго гьарщун рачIун тIанхалги, чIухIун рохун балагьун ругин гъутIбиян кколеб букIана…

Дир Шангъодаса кIудадацаги абулаан «тIегь гIемералдаса гъветI, тIамах гIемераб лъикIаб букIунилан». Кинабго лъалаан дир кIудадада, тIабигIаталъулги, гIумруялъулги, дару-хералъулги. Гургинаб гьумералъул, жанив цIурав, кьунсрузда гъоркь жанире рортун арал гIисинал беразул дир кIудадал хIурмат гьабулаан росуцояз. Кидаго лъиего сундуего кумекалъе ватулаан гьев гIицIго росуцоязе гуревги цойгидал аскIор ругел росабазул гIадамазеги. Бицунаан гьесул кваназецин заман букIунароанила, хулжазда жанибе рехараб тIехги, лъел шишаги букIунаанила гьесул кидаго цадахъ. МугIрузда свердилев, тIугьдул, хурдул, гьезул кьалбал ралагьун дараби гьарун гьезда тIад хIалтIулев вукIунаанила.

— Гьедин гIемер хьвадун, рикIкIа-рикIкIаде вилъун ун свакваларищ, ГIусманхIажи, мунан абулаан росуцояз гьесда.

— Цебе чвахун унеб лъим махIцунаро, нуцIбузул кIичIазда кьавуги чIваларо. Щаяли лъалищ ножода? Щайгурелъул гьел кидаго хьвадилел, хIалтIулел рукIун, гьединго инсанасул черхалъеги къваригIуна хьвада-чIвади, гIумру халатаб букIине бокьани. Цо тайпа гIункIкIазул бугебила дунялалда, чIахIиял гIолеб мехалда беццлъулел. Беццлъулел рагIула гьел щайгурелъул тIубараб гIумруялъго гьел ракьулъ рукIунелъул гьез берал хIалтIизаруларила, гьединлъидал гьезда канлъиги бихьуларила. Гьединго черхалъеги чIва-чIвади лъикIаб буго, — ян абулаан гьес.

Цо нухалда дир кIудадахъе вачIун вуго цо вас, чодаги рекIун, дир эмен захIматго унтун вугин, гьесухъе мун вачине витIанин дунан. КIудадаца чу бачун гьечIо, гьабсагIаталде щвелин дунан абун буго. Васасе ургъел ккун буго, кида гьав щолев, инсуе хехго кумек хIажат бугоян. Вас щун вуго рокъове, гьенив гьесда ватун вуго ГIусманхIажи унтарав инсул халги гьабун гьесие дару гьабулев. Гьев жиндаса цеве щвеялдаса хIикмалъарав вас чIун вуго азбаралда гьев къватIиве вачIинегIан кин щваравали гьесда цIехезеян.

КIудадаца абун буго дуда гьеб лъазе кколарин, гьеб жиндир балъголъи бугилан. Гьединги абун унтаравги сах гьавун ун вуго гьев, гIажаиблъи гьабун хадув валагьун васги хутIун вуго…

Гьев щиб росулъе къваригIелалъ вачIаниги чанго чи ракIарулел рукIун руго иргадал жинца вачинин ГIусманхIажи гьоболлъухъан цоял, жиндица вачилин цогидал, гьедин хIурмат гьабулаан гьесул. Амма Бухтиве унелъул гьесда вачIинахъего лъалеб букIун буго лъихъ гьоболлъухъ жив рещтIине вугевали. ГIолохъанаб мехалдаса нахъего вацал гIанги цоцазе къиматал гьудулзаби рукIун руго дир кIиявго кIудада: Бухтиса МухIамад-Запирги Шангъодаса ГIусманхIажиги. Лъимал гIедалги гьез къотIи гьабун буго гьезул ригьин гьабизе. Гьедин кьун йиго дир эбел ГIусманхIажил вас Манташие Шангъоде. Гьесдаса лъабго соналъ кIудияй йикIун йиго эбел.

Дир эбел йикIана цIакъ яцIадай гIадан. Эбел гьечIого хутIараб Манташил рокъоб нур бачIинабун буго гьелъ. Жиндирго инсуда релъараб бакI хасияталъул щибго букIун гьечIо дир инсул. ЛъикIав инсуе гIолоян хIехьон буго эбелалъ гьесул гIамал.

КIудадаеги цIакъ йокьулаанила дир эбел. Росулъ гьесул васасе яс кьезе бокьарал гIемерал рукIун руго.

Цо къоялъ хуриса юссарай эбелалда рокъоб тIабкIида жаниб лъун батун буго нахлиэх.

Якъунги йикIун кIалдиб лъун буго гьелъ гьеб, гьелда ккун буго росасул яцалъ бачIун батилин. ГIодойкIаралъуса тIаде яхъиналде гьелъул чехь гьорон буго, кIалдиб полопги бан, эбел гIодой ккун йиго. Сапаралде ун вукIарав ГIусманхIажи, гьаналъ бицараб гIадин, рокъове гIедегIун вуго. Гьесда ятун йиго гьей гьеб хIалалда. ГIарабиялдаса бачIараб дару кьун буго эбелалъе гьес, цинги гьей лагIун йиго.

— ТIокIаб дудаго лъалареб жо кунге, дир яс, — анги абун гьес нахлиэх къадалъ букIараб картIиниб лъун буго, цинги нахъисеб къоялъго хIутIги бан гьеб хун буго. Гьеб мехалда бичIчIун буго гьесда гьелда гьоркьобе «хер» гьабун букIин.

Жидер ясал рачинчIого гьей васасе ячунан эбелалъул сахлъи хвезабизе лъун букIун буго гьеб жахIдаял гIадамаз.

ТалихIалъ кIудадаца гьей хвасар гьаюн йиго…

Колхоз гIуцIулеб букIун буго. ГIусман-хIажица жиндирго ракьги кьун буго колхозалъе хIалтIизабизе. Гьеб мехалда рукIун руго бечедал чагIи кулак гьарулел. Лъималазда гIараб мацI малъулел чагIи рачун туснахъ гьарун руго. Дир кIудадада гIараб мацI лъалеб букIун буго лъикI, гьевги витIун вуго туснахъалъуве. МахIачхъалаялда туснахъалъур рукIарал гьел унтун руго ракъуцаги квачалъги. Гьениб щиб дару кьуниги ГIусманхIажица дару гьекъон гьечIо. Гьес кагъатги хъван росулъе жиндирго яцалъухъе витIун вуго гьенив вукIарав магIарул тохтур. Гьениса гьев тIад вуссун вуго гьесул дарабиги росун. Гьел дарабаз чангиял сах гьарун руго. Тохтурасул гIемер лъикIаб лъай-хъвай ккун буго гьениб ГIусманхIажилгун, лъан буго гьесда гIемераб жо гьесдасан. ЗахIматго унтун вуго кIудада. Гьесие гьабизе кумекги лъаларого чара къосун кидаго гьесул къаданив чIун вукIунаанила гьев тохтур. Цойги унтаразухъе щварав тохтурасда цояс цIехон буго гьев сахлъизе хьулго бугищ абун.

— КинабгIаги гьечIо, — ян абун буго жинцаго абулеб жоялъул пикруцин гьабичIого, кIудадал бугеб хIалалъ хIинкъизавурав гьес. ТIокIалъ щибго абичIого сихIкъотIун чIун вуго унтаравги. Хвезеги гьенив туснахъалъув хвана дир кIудада…

 

*      *      *

— Гьанив рещтIине чи вугищ? — ан абулеб шоферасул гьаракь макьилъго гIадин рагIана дида. Цинги дида лъана автобус нижер росдал магъилъе щун букIин.

Дица яс йорчIизаюна.

— Хех гьабе, Изага, яхъа тIаде, — янги абун автобус чIедал къайиги босун ниж рещтIана.

— Эбел, нилъ щвезейищ щварал, гьанир гурогури нилъ цере-цере рещтIунел рукIарал — ан аскIоб букIараб ганчIида гIодойги чIун сверухъе ялагьана Изага.

— Воре, гьеб биччараб, цIорораб бакIалда гIодой чIоге, — ян абуна дица гьанжего гьанже лъалхъараб цIадаца чурун жеги бакъвачIого бугеб ганчIидаса тIаде гьейги яхъинаюн.

— Гьанибеги лъикI цIад бан бихьула. Ракьул махIалъул гьуинлъи бихьуларищ цIад бан хадуса.

— Щай гьанир магъилъго нилъ гIодоре рахъарал, росулъе щун гьечIогури жеги. Гьаб къай лъица гьанже баччизе бугеб, — ан йилъиналъул гуреб гьанже къайи босиялъул ккана Изагае ургъел.

— ЦIакъго бакIаб къай гьечIелъул, бигьа-гьабун рилъина бицунаго хабаргун. Дуе бокьуларищ ах-хуралъухъги ялагьун, тIабигIаталъул сихIкъотIиялъухъги гIенеккун, гьаб гIажаибаб ракьул махIги цIалаго ине, — ян абуна дица, рахъ-рахъалде квералги рорхун. Гьаб сверухълъиялъ дирго рекIее гьабулеб бугеб асар кин загьир гьабилебалиги лъаларого йикIана дун.

— Бокьула, — ян абуна Изагаца, тIубанго гьеб киналъулго берцинлъи жинда жеги бичIчIулеб гьечIониги.

ТIокIаб щибиланго дидаги абичIого сихIкъотIун цадахъ ячIуней йикIана Изага…

…ХIатIида гIицIго дица чанги мерхьана гьал нухал лъимерлъиялда. Хурир хIалтIулел эбелалъги яцалъги дун йитIулаан лъарахъе цIорораб лъел цIезе.

ХIалтIиги чIалгIун, киндай гьениса ине хехго рес щвелаян ургъалида йигей дун бакъуда гьардолей йикIунаан жеги цIакъ багIарун нижер лъин бухIизабеян, кигIанго гьеб бакъуца дунго йоркьулей йикIаниги, цинги гьез аян абиялъухъ ялагьун чIун йикIарай гIадин йохуца холаго екерулаан дун лъарахъе. Гьениса лъел цIун ячIуней дун чанго бакIалда лъалхъулаан. ТIугьдул ретIулей, цIунцIрабазул гъуназда тIаде лъинги щапун, цIад балеб бугин гьезда лъазабулей, гьелгун ясандулей хутIулаан гIемер.

Гьенир ратарал ганчIазда тIад гIодой чIолаан дун. Цин дида кколаан гьеб гьитIинаб ганчIидаги рекIун, дида жеги бихьичIеб дицаго диего ургъараб кIудияб, гIурччинаб сверухълъиялъул ралъдал бакьулъ лъедолей йигин дунан, цинги гъоркьеги рещтIун гьел ганчIазул бадие къулун чIолаан дун. Дида унго-унголъунги бихьулеб бугин кколаан гьезул сипат. Гьезул берал ралагьулаан дица, кIал батулаан, мегIер ургъулаан. Гьеб цояб боххун белъулеб бугин, цояб пашманго гIодилеб бугин кколаан, цогидаб абуни ццидаххун рокьукъго дихъ балагьун бугин толаан. Чан батIияб сурат дица гьезие батулебан. Хехго гьебги чIалгIун гьенисаги йилълъунаан. ГъутIбузда аскIой гьелгунги харбидаги чIолаан дун. Дица пикру гьабулаан щай гьаб гъветI къулараб гьетIараб бугеб, щай гьадаб цояб борхатго чIухIун балагьун бугебан. ЗагIипаб гъветI бихьигун дир гьелда ракI гурхIулаан. Гьеб къечон батилинги ккун парччиялъуса дагьабго лъим тIолаан гIорцIизабизе кIвечIониги…

Гьединаб гIажаибаб, тIабигIатги дунги цолъараб дунялалда гъапуллъун ккарай дун тIаде щвезегIан къечоца холел ратулаан эбелги яцги.

— Дуца лъим кибе тIураб, гьаб цIезе щай гьабичIеб, дир яс? — ан семулаан эбел. Гьелъул суалалъе жавабги кьечIого, аскIой эхетун, гьабсагIат дида тIад речIчIине къачIан йигей, ццидаца кьвагьулей йигей яцалъухъ балагьун чIолаан дун, гIунизеги гIунун.

— ТIокIай гьай лъел цIезе йитIуге, эбел, — ан абулаан чара къосарай гьелъ…

 

*      *      *

— Жеги гIемер нухищ бугеб, эбел? — ан абуна свакан гIодой чIарай Изагаца.

— Гьанже щолел руго, доле росу бихьулеб буго, ункъачо ятила нилъ рачIиналъухъ балагьун. Нилъ гьанир рукIин щибха гьелда лъалеб, лъалебани гьание дандего ячIинаан гьей, — анги абун, диегоги сумкабазул бакIлъи цIикIкIун, цо рагIад бугелъуй гIодой чIана дун.

Гъоркьехун ялагьарай дида рикIкIадасанго бихьана нижерго эбелалъул букIараб хур.

— Ялагье, Изага, гьагъале дур кIодоэбелалъул хур.

— Щиб гъоба бугеб, эбел? — ан гьениб щиб бугониги бихьизе гIадин цIа-цIан бералгун ялагьун чIана Изага.

— Рилълъа, цодагьалъ гъораги лъалхъила нилъ, гъоба лъикI букIуна, — янги абун аскIоб букIараб ссанде гъоркье лъугьана дун, свакван йикIинги кIочон тана.

— Нилъ жакъа ункъачохъе щвезегIаги ругищ, эбел, — ан гъираго гьечIого гIадин дида хадуй ячIана ясги.

— ЧIалгIун йикIарай куц, — анги абун дун хуралъул рагIалда гIодой чIчIана. Гьале дир эбелалъул букIараб хур, Изагал хуран абулаан гьалда. Гьаб ракь чанги кодоб кIвекIана эбелалъ, — анги абун дица ракьул дангъура цIуна. Цо гIажаибаб хинлъи лъугьанин рекIелъеян ккана, гьелда кIутIбиги цузарун гIодизе бачIана диде. Мугъ бекизегIан хIалтIи гуреб цойги лъикIлъи бихьичIо, мунагьал чурадида.

Шангъоде ячIараб къоялдаса лъикIлъи би-хьичIин жиндаян абулаан мунагьал чураяй эбелалъ…

…Лъимаде дир эбел йигеб мехалда эмен хIалтIулев вукIун вуго колхозалъул предcедательлъун. Вас гьавунани гьудул-гьалмагълъиги ахIун ихтилат кеп гьабизе ракIалда букIун буго инсуда. Гьаюн йиго дун. КIиабизеги яс гьаюнин абун хъизанги рехун тун мадугьалихъ бугеб росулъе ун вуго гьев. Гьенив учительлъун хIалтIулев вукIана дир эмен. Гьесул гьеб росулъ йикIун йиго йокьулей яс. Эбел рокъой гьечIеб мехалда мадугьалалъул добаса къедги биххизабун босун тIагIинабун буго инсуца эбелалъул бугеб бечелъи. Гьениб гъансиниб жаниб хутIун батун буго эбелалда цо кIаз. Гьеб кIазги босун ун йиго эбел гIемер рукъзабахъе жиндирго росасе яс гьаризе, чияр росулъа яс гьес Шангъоде ячунгутIиялъе. «Дуда тIадеги яс кьуни Аллагьас ганчIал ралин жодода тIаде», — ян кьун гьечIо гьесие яс, щай абуни дир эбелалъул хIалимлъиги лъикIлъиги лъалаанила гьезда. Цинги инсуца ячун йиго гьей йокьарай яс, гьелда цIар букIана Алжанат.

Цо къоялъ эбелалда рихьула къотIносан унел эменги цIияй бахIарайги. Эбелалъ ахIула: «Ле, Манташ, ГIусманхIажил мина гьаниб буго, дуе йокьарай гьей бахIаралъулгун бертин дицаги гьабилин, жанире лъугьа», — ян.

Гьев гIенеккичIого ун вуго яцалъул дове. Дир эбелалъ гьарун руго цIурахинкIалги цIу-рачадалги гьитIинаб саргъасалда жанир гьелги лъун бакьулъ бахъухъги, шишаги лъун цинги босун гьебгун ун йиго инсул бахIаралъухъе. Гьеб мехалда дир букIана лъабго сон, квер ккун дунги ячана эбелалъ цадахъ. Гьенив вихьизавуна эбелалъ дида тIоцеве эмен, амма гьес диде кIварго кьечIо. ЦIияй бахIаралъул кверги босун, эбелалъ гьелъие талихI гьарана.

— ТалихI кьеги нужое, гIумру халатал ратаги, гьав лъикIав инсул вас вуго, — ян абуна эбелалъ гьелда.

Эбел къватIиехун арайго ПатIиматица инсуда абун буго: «ВахIин, гъолъул лъикIлъи щиб, Манташ, гIагарай чIужуйищ гъой», — абун. Инсуцаги абун буго гъой мунгогIадай дир чIужу кколаян. Цинги гьей кьурун юссун йиго.

Гьениса дунги ячун дир эбел рокъое йилълъана. Гьей гIодана, дица хъарсеян абичIониги гьелъ дир мугъ зурулеб букIана. Дир мугъ биччулеб букIана гьелъул бадисан чвахараб магIица…

Нижер букIана лъабтIалаяб мина. ТIоце-беселъуб боцIи букIана тун, кIиабилелда ниж рукIана, лъабабилеб цIияб букIана. Къад хурий хIалтIун свакван щварай эбелалъ къаси-къаси къачIалаан лъабабилеб тIала, инсуеги цIияй бахIаралъегиян. Эбелалъ гьезие кьуна цо букIараб кровать, гьабуна гьезие корги. Гьедин нижгун, цадахъ цо минаялъуб гIумру гьабулеб букIана гьез…

Мадугьалалда аскIой дунги тун эбел ана гъутаналде, щай абуни кIиго ячарай чIужуялъул цояй гъутаналде йитIулаан доб заманалда. Мадугьалалда аскIой тарай дун эбел кидадай ячIинаян цо шуричIого йикIунаан, я гIодулароан. Дун егулеб бакIалда аскIоб бугеб къадалъ букIана гордо, гьениб букIунаан дун якъинчIого йикIинеян гьелъ лъураб чед. Мадугьалалъ дихъе кьолаан чед. Диде макьу щолеб гIадаб мехалъ гьелъ зама-заманалдасан гьикъулаан мун квананищ, Зайнаб, — абун. Гьелъ кьижизе тезе бокьиялъ дица абулаан квананилан. «Кида эбел ячIуней?» абурал къватIире загьир гьаризе рес гьечIел пикрабазда дун кваначIого кьижун ккун ятулаан…

Гъутаналда дир эбелалъ хьихьулеб букIа-раб чуязул илхъи щун буго колхозалъул цIоросаролъил хурибе. Гьелъухъ эбелалъе гIа-кIа къотIана лъабго пуд цIоросаролъил. Гьенибги кумек гьабун гьечIо инсуца эбелалъе.

Дир кIудияй яцалъги бицунаан эбелалда цадахъ гьений бачазда йигей жий хIатIида гIицIго йикIунаанила. Гьебго гъутаналда хIалтIулев вукIарав инсуца кин йигониги жиндир тIалабцин гьабулароанила. Гьев гьенив цойги гIаданалъухъ рокьи гьабулев вукIун вуго. Цинги эбел ячIана гъутаналдаса…

Гьедин мискинго унеб букIана нижер гIум-ру. Нижер бахIаралъе гьавуна вас. ГIолохъанай гьелда вас хьихьизе лъалеб букIинчIо. Гьев унтараб мехалдаги гьей васгун цадахъ яхчулаан, дир эбел ахIизеги чIухIун. Ах-хуралде жийгоги ун, нижер гьоркьохъей яц тIамуна Алжанатица васасухъ ялагьизе эбелалдаги гьарун, амма ниж цогидал гьенире тIаде ине бегьулароан. Цо къоялъ дун яцалъухъе ана. ХIинкъизеги хIинкъун яцалъ абуна, дой ячIине заман щун бугила хехлъи гьабун нахъе айила. Лъутун уней йикIарай дида данде ккана Алжанат. Гьелъ лъикI юхарай дун гIодилаго йилъана рокъое. Бакьал цIолей йикIана эбел. Гьеб хIалтIиги жибго тун добго бакъаналда кечI ахIизе лъугьана эбел. Дида хадуб гурого бичIчIичIо гьелъ щай къваридаб мехалда кечI ахIулеб букIарабали. Жийго гIодилей йикIин лъачIого букIине ахIулеб букIана эбелалъ гьеб. Гьелъ абулаан щибдила, дир лъимал, гьабилеб, цIияй бахIарай бергьун йикIине кко-лила…

Нижер букIана кIиго гIака. Инсуца абуна гIачIар Алжанатие кье хьихьизе, кIудияб гIака хъвезе рачIаян, къотIиги гьабуна гIачIар къинлъидал рахь бащад гьабизе. ГIака хъведал кинабго гIанасеб гьан инсул бахIаралъ тIаде ана босун. Хадубги эбелалъ гIачIаралъе хер гьабизе ккана, хьихьизеги хьихьана, гьелъухъа бажаричIого. Нах абуни Алжанатие кьун буго. Эбелалъ абулаан гьейги къватIиса дунги къватIиса, щунгъал тIад релъизе течIого кинабго хIехьелаян…

Радал яхъарай Алжанатил гьурмал кьер тIун бихьаниги эбелалъ гьелда малъулаан къаси егилалда цебе чехь-бакь бацIцIад гьабеян. Гьеб гьабулеб куцги малъулаан, гIадамазда гьелъул кьер тIураб гьурмахъ балагьун гьелъие, росас къварилъи гьабулеб бугин ккечIого букIине.

— Инсул чIужу бергьун толей щай, эбел, дуца? Щиб квешлъи гьелъ гьабуниги лъикIлъи гурого гьабуларо дуца гьелъие? — ян гIемер абулаан эбелалда нижер кIудияй яцалъ.

— ЛъикIлъи гьабунщинав гуро, дир яс, инсан лъикIав вукIунев, квешлъи гьабизе кIвечIев вукIуна лъикIав, — ан къокъго жаваб кьолаан эбелалъ…

…Цо къоялъ яцалъул бетIер кIкIвайдал инсуца эбел йитIана бетIералда бахине нах кьеян Алжанатихъе. Эбел ячIана гьелъ нахги кьечIого. Нахъойги йитIана инсуца гьей дица абунин кьеян абеян. Цинги хадубги кьун гьечIо. Эмен ццинги бахъун вагъизе ун вуго гьелда ва гьеб къоялъ инсуца цIар тIамун буго Алжанатида. Нахъойги ана эмен росуги тун, нижги хутIана нижго.

— Гьединав рос щайха, эбел, дуца хIехьарав байбихьудасаго, — ян абулаан дагьал кIудиял гIедалги нижеца эбелалда.

— ГIицIго гьесул лъикIав эмен ГIусман-хIажиясул хIурмат гьабун, дир лъимал. ЛъикIав инсул квешавги лъугьунев вукIун вуго вас, — ан гIажаибго кIибикIизабулаан гьелъ бетIер. — Мунагьал чурад, гIемер семулаан васасде.

Пайда щиб… Вас вукIуна васги, вас вукIуна малъкъосалил васги…

Нижер бесдал вац гIолев вукIана кIудияв. Вас вукIаниги гьесулги гьабичIо инсуца тIалаб. Гьес рехун тарай Алжанатги йикIана нижеда аскIой. Гьеб мехалдаги гьабулароан эбелалъ гьелъие къварилъи, гьей бестIалай йигин то-лаан.

— Инжит гьарурал къечон рукIуна хIурматалъухъ, тIалаб-агъазалъухъ, гьеб дидаго бихьараб жо буго, — ян абулаан эбелалъ Алжанатида ракIги гурхIун. Гьедин цадахъ унеб букIана нижер гIумру.

ГIемер хIалтIун къобихьиялъ херлъилалдего мугъ къулун букIана дир эбелалъул…

…Цо къоялъ эбел ун йикIана цо гIаданалъул рукъзал рохьизе, гьелъухъ гIарац кьезе къотIиги гьабун. ХIарщ кьезе кумекалъе дунги ячана эбелалъ цадахъ. Лъабабго ригьалъ гьей гIаданалъ кваназарулаан ниж. ХIалтIи лъугIиндал гIарац кьечIо гьелъ нижее.

— Балагьейила нуж кваназарурал гIелила жиндие, лъималги кваназарунила, — ян абуна гьелъ цо дихъги ялагьун.

— Йо, Изага, гьал лъималазе гIоло гIумру бичулеб щай дуца, кинго Шангъодаса васаз дур гьелги рачинарила, гьелги тIаса рихьизарун росасе щайила мун унарей, — ян абуна гьелъ. Ццимги бахъун абуна дир эбелалъ: Гьеб гIакълуялъухъищила дуе дун хIалтIарай. Жеги дир лъималги росасе кьезе гIун гьечIила, дунго Щангъоде ячIиналдасацин дун рази гьечIила, лъималали киса гурила жиндица гьенире кьолел. Дуе баркалайила, нилъер букIараб къотIи хвезабунила дуца, — янги абун кваназецин кваначIого, квер цIан дунги ячун гьениса нахъе йилълъана эбел. Гьеди-гьединаб хабар рагIунги дагьабги цIикIкIунеб букIана гьитIинго йигей дир рокьукълъи гьеб росдал гIадамазде…

БукIана хасел. ЦIорораб, мискинаб букIана гьеб. Гьелъул цIоройги мискинлъиги лъазе течIо нижеда эбелалъ. Хур ракьалда хIалтIи гьечIеб хасалоги хинаб печалда аскIойги гIодой йикIун нижгун йикIине щолароан эбелалъе.

Колхозалъул председателасул чIужу йикIа-на бачазда. Бачазе кьураб кваназе жо гьелъ босулеб букIун буго рокъобе жидерго боцIуе, гьединлъидал ракъун тарал бачалги цIакъго язихъал рукIун руго. Гьеб къоялде гьелъ ккезарурал бачал рачана эбелалъ хьихьизе. Эбелалъ гьезие лъикIаб хъулухъ гьабуна. КIал гьакIкIазе кIоларел бачазе, кIалдибе жанибе лъин тIун, кваназаруна. Дун хIикмалъун ккун йикIунаан гьелъул сундуего бугеб махщел бихьун. Лъидагоги бихьулареб баркалаги гьечIеб хIалтIи букIана гьелъ гьабулеб. АнцIго къойидасан бачал бакъалде рачине кIвана. Цойги анкьидаса жалго гIурухъе ун, кванан расандизе лъугьана. Ана хасел, бачал гургинлъана, кьаралъана. Цинги колхозалъул председателас нахъе рачана рорчIун ккарал бачал, гьеб эбелалъе бокьун букIинчIо, кигIан гьелъ гьараниги течIо гьелъухъ бачал.

Их щвейгун гьес гьел нахъойги кьуна жиндирго чIужуялъухъе…

ГIумруялъ гIемер къварид гьавурав инсан къисматалъе къуркьула.

Щиб къо тIаде бачIаниги, кинаб къварилъиялъ каву рагьаниги мун къуркьичIо, эбел. Аллагьас инсанасул хасияталъе тIаса рищарал лъикIалщинал рахъалги, тIабигIаталъ гIадамасе ургъанщинаб гьайбатлъиги дулъ цо-лъун букIана.

Дуда кIвана Аллагьас гьабулеб щиналде щукру гьабизеги, къисматалъ кьуралде гIей гьабун чIезеги.

Щиб къварилъи тIаде бачIаниги сабуралда абулаан дуца «Гьеб бигьаяб жо, дир лъимал, гьалдаса кIудияб бихьунгеги», — ян.

Доб дун гьитIинаб мехалда дида рагIулеб букIараб дур кечI гьанже гурого бичIчIичIо, эбел, дида. Дуца гьеб ахIулаан мун къваридаб щинаб мехалда. Дун гьитIин йикIана гьеб кочIол магIна лъазе, гьелъие гIилла бичIчIизе дир лъай гIураб букIинчIо, дуе кумек гьабизе дун гIун йикIинчIо, гIураб мехалда мун камуна дие, хирияй.

Эбелалъул кечI кидаго къваридаб букIунеб батилин ккола гьанже дида…

 

*      *      *

— Дун релълъарай йигищ дир кIодо-эбелалда, — ян сверухъа ссандаса жинцаго ретIарал тIугьдузул квацIиги дир квенчIелалда лъун, дир ракIалдещвеязулги, пикрабазулги рахас тIезабуна Изагаца.

— Сипат релълъинчIониги цо дагьабгIаги хасият кIодоэбелалда релълъараб лъугьани, дун цIакъ йохилаан, дир яс.

…Гьанже ниж рачIунел рукIана росдал къватIаздасан тIаде рахун.

Огь! Дун урхъун йикIун йигеб куц дир гIагараб росдахъ, — ан угьун хIухьел биччана дица, цоцада тIад сокIкIун гьарурал гIадал рукъзабахъги ялагьун…

Песня матери

Небольшая повесть

                              В песнях льются слезы и радость.

                                                             Имам Шамиль

 

Я проснулась, когда рассветало, но еще лежала в постели. Всю ночь и теперь меня не покидала мысль о предстоящей сегодня поездке в горы. Я бросила взгляд на вещи, сложенные за дверью еще с вечера. Еще раз перебрала в памяти, все ли купила, что поручала сестра. Теперь не как раньше, много чего нужно приготовить, когда выдаешь дочку замуж. Сестра говорила, что вряд ли до этого доживет. Пока еще дочь подрастет! А вот видишь, как быстро пролетело время. Ох уж эта жизнь, жизнь...

— Мама, не заболела ли ты, уже седьмой час, — послышался из соседней комнаты голос Саиды, и мои мысли разлетелись.

— Вот я и проснулась, Саида, — ответила я, встала и, одеваясь, спросила: — Изага не проснулась?

— Она, наверное, забыла, что сегодня едет в селение, — сказала Саида, тихонько подходя к спящей сестре. — Мама, а что, если вместо Изаги я с тобой поеду в селение?

— Она еще маленькая, чтоб одну оставить.

— С ней же Шамиль остается, мама.

— Что может Шамиль, который младше ее? — уговаривала я Саиду. Может, оттого, что Изага носила имя матери, я как-то особенно была привязана к ней, хотя всех троих детей любила одинаково.

— Ну-ну. Маму ласкаешь, чтобы тебя с собой взяла? — на наши голоса Изага вбежала в комнату, едва успев одеться.

— Я вовсе не просила, сестра, езжай себе. Ты только свадьбу увидишь, а мы с Шамилем погуляем в парке, мороженое поедим, — сказала Саида и как-то лукаво посмотрела на меня.

— Идите, идите, всюду побывайте, а дом? Слышишь, мама, что она говорит, погуляем, говорит, и там, и сям. А кто за домом будет присматривать? — стала жаловаться на Саиду Изага, расхаживая по комнате. Было видно, что она позавидовала сестре, та сможет без нее самостоятельно погулять.

— Никуда она не пойдет. А ты, Саида, не говори того, чего не будет.

Я детей одних никуда не отпускала. Может быть, оттого, что Саида сказала о прогулке, у Изаги чуть не пропало желание ехать в селение. Но они обе прекрасно знали, что не смеют без меня выходить в город.

— Смотри, Саида, будь осторожна. Брата никуда от себя не отпускай. Я и соседку Амину попросила присмотреть за вами.

— Мама, передай от меня привет тете Зубаржат и всем, — сказала Саида и, попрощавшись, вошла в дом.

Автобуса долго ждать не пришлось, и вот уже мы заняли свои места.

— Если голова будет кружиться или начнет тошнить, сразу скажи мне, Изага.

— Что ей кружиться-то, — отшутилась дочка, и мы двинулись в путь.

Я вновь в мыслях унеслась в селение. Сколько лет я там не была! Хоть и жила в городе, а всегда мечтала пожить в селе. Но кто знает, зачем мое сердце не хотело жить там? Еще в детстве у меня возникло такое недоброе отношение к селению, что от одних воспоминаний о детстве становится не по себе.

— Того, кто покинет родное село, жизнь миловать не будет, Зайнаб. Не уезжайте в город. Это я по себе знаю, дочка, — говорила мама, когда мы с покойным мужем собрались переезжать. Но после смерти матери село мне совсем опостылело.

Сестра, провожая, с плачем обняла меня:

— Меня одну оставляешь тут! — вырвалось у нее.

— Ты же не одна остаешься, сестра, у тебя есть муж, дочка, родня, и мы будем приезжать в гости, — успокаивала я ее. Но сама, как ни старалась, не смогла сдержать слез. Так и получилось, что не мы к ней, а она к нам приезжала в гости. И порой ругала меня за то, что долго не бываю в се­лении.

Целыми днями мама была на работе, и я выросла под присмотром сестры Зубаржат. Может, потому она мне была и как мать, и как сестра. И маме она очень помогала, хоть и была еще маленькой.

Целый день они работали в колхозе, а по вечерам, при лунном свете, мать и сестра убирали то один, то другой участок. Я же, когда они бывали заняты работой, думала, что им не до меня, и уходила из села Шангода в село Бухты к бабушке.

Если бабушки не было дома, проголодавшись, я быстренько сдвигала крышку с полного молока глиняного сосуда, стоявшего на полке, и деревянной ложкой собирала сливки.

Ставила все на место и садилась с таким видом, будто я ничего не сделала. Потом приходили с работы бабушка и тетя. Тетя знала, что я ем сливки, и говорила: «Ой, на наше молоко двуногая кошка напала». Я делала вид, что ничего не понимаю. У бабушки была серая, как лиса, кошка. И я смотрела на кошку, трущуюся об их ноги. Тетя, бросая на меня взгляд, говорила, что, наверное, эта кошка поела сливки. Тогда я не могла понять, за что тетя так на меня злилась.

Теперь понимаю. Она была очень холодна ко мне оттого, что наш отец развелся с матерью. Оставаясь с ней, я должна была целый день ничего не делать — просто сидеть. Она же весь день то шила, то вышивала. Но я любила тетю. У нее было педагогическое образование, она работала в школе. Тетя меня и повела в школу. И нам она очень помогала: то что-нибудь сошьет, то что-нибудь подарит. Тогда к нам в селение привозили на продажу шинели, мама на зерно меняла их. Из этих шинелей тетя шила нам чарыки. Учителям выдавали муку. Тетя кипятила мешки из-под муки и из них шила нам платья. Мы с сестрой в одинаковой одежде были так похожи, что нас принимали за близняшек. Оказывается, другие девочки просили своих родителей сшить им такие же платья. К нам даже приходили матери и просили, чтобы мы не носили такие красивые платья, мол, они не могут так шить. Хватало и завистливых упреков односельчан: «Чем это Изага кормит и зачем так хорошо одевает детей?» Однажды соседка на улице встала перед нами и спросила:

— Постойте, кто из вас Зубаржат, а кто Зайнаб?

Моя сестра была честной и добросердечной, она никогда не говорила того, что может обидеть человека. А я могла. Меня злила зависть сельчан. Они завидовали всему, что делала своими руками наша мать. Поэтому я ответила:

— Она Зайнаб, а я Зубаржат, теперь узнали?

— Да, да, теперь узнала, она Зайнаб, а ты Зубаржат, — ответила соседка, хотя прекрасно знала, что меня зовут Зайнаб...

Я перешла в четвертый класс. Тетя, когда была свободна, учила нас рукоделию.

...Однажды, возвращаясь из школы, я еще издали увидела замок на наших дверях и замерла. «Куда могли уйти мама с сестрой», — думала я, а когда стало темнеть, заплакала. На голос вышла соседка и, увидев меня, сказала:

— Иди в Бухты к тете.

И больше ничего не сказала.

Я отправилась в Бухты. Шла я, часто оглядываясь назад, и от страха бежала. Дойдя до Бухты, я услышала то ли крики, то ли плач и остановилась. Навстречу мне выбежала сестра.

— Наша тетя умерла, — с плачем, обнимая меня, сказала она. — Все люди плачут, и ты должна плакать.

Я стояла не двигаясь, не плача, не в силах что-либо говорить. Мое детское сердце так напугала эта черная весть, что оно сжалось и подобно пуле было готово выскочить из груди. Не разбирая, куда ступаю, и не понимая, по какой улице иду, я шла за сестрой туда, откуда слышался плач. В голову лезли мысли: «А что, если я не смогу заплакать? Неужели больше нет нашей тети?..»

Весь дом был полон людей. Пахло варившимся мясом и пекущимся хлебом. При виде плачущих людей еще больше сжалось сердце и комок подступил к горлу. Я поднялась на веранду. Среди собравшихся вокруг умершей тети я нашла маму и с громким плачем бросилась ей на шею. Там я узнала, что тетя умерла при родах...

 

*       *       *

— Мама, что с тобой, ты плачешь, мама, — услышала я голос дочери Изаги, как бы в дремоте. Я не понимала, что еду в автобусе, что со мной сидит Изага, и очнулась лишь тогда, когда дочка дотронулась до моей щеки холодной рукой.

— Мама, что с тобой, почему ты плачешь? — спрашивала Изага, вытирая слезы с моих щек.

— Ничего, просто взгрустнулось от воспоминаний, — ответила я и взяла дочь за руку.

— Почему руки такие холодные? Не замерзла ли ты? — спросила я ее.

— Дождь идет, мама, я тоже заснула. А мы скоро приедем?

— Да, скоро, — ответила я, даже не разбирая, куда мы доехали и сколько еще осталось пути.

— В Шангоде тоже, наверное, дождь идет, — сказала Изага, глядя в окно.

— Может быть, и там дождь. Говорят, если во время свадьбы идет дождь, то он своей благодатью дает счастье молодоженам. Как знать, может, и нашей Хадидже этот дождь несет счастье, — сказала я, вздыхая.

— Мама, а ты знаешь жениха Хадиджи? — спросила Изага.

— Знаю. Он очень похож на моего дедушку из Бухты.

Он был нашим двоюродным племянником. Снова мысли унесли меня в далекое детство...

Мой дедушка по матери, Магомед-Запир из Бухты, был известным во всей округе каменщиком. В селении самый большой дом был у него. Редко какой дом в округе построил не он. Его работу можно было узнать по воротам. У него был особый стиль отделки камня. Над воротами дедушка ставил самый большой камень и красиво наносил надпись арабской вязью. Он был мастером на все руки. У него была большая семья — четыре сына и три дочери. Мастерство отца перешло и к сыновьям. Старший сын Султан был больше всех похож на отца — немногословный и работу всегда доводил до конца. Следующий сын Камиль владел тем же мастерством. Красивый, статный, высокий, он еще очень хорошо танцевал. Самый младший Тагир был невысокого роста, худой, слабый, но способный к учебе, грамотный. Он выбрал профессию врача. Мама рассказывала, что, когда дедушка работал, всегда сыновей держал возле себя. «Только за работой приобретаешь знания, дети мои», — говорил он.

В селении он с сыновьями строил дома, а мать с дочерьми работала в поле, и только вечерами собиралась вся семья. В доме всегда хватало молока и масла. Когда открывали колхоз, дедушка все отдал туда и сам принял участие в его созидании.

— У тебя в амбаре, оказывается, целый магазин был, Магомед-Запир, — пошутил однажды на годекане председатель колхоза Алибег.

— Есть поговорка, Алибег: беспечный себя погубит, обжора дом погубит, — ответил дедушка, улыбаясь. — Одеваться и есть все могут, а добывать — мастерство нужно иметь. Это запас, который моя семья накопила в поту, куда же ему деться.

Дедушка, наверное, гордился возможностью такого ответа Алибегу, знал: самое большое богатство в том, что его четыре сына стали мастерами. Это было его настоящей радостью.

Бабушка тоже была у меня умная, мудрая и все время заботилась о детях. Каждое слово она говорила взвешенно, обдуманно. Все в селе уважали ее. Сколько бы гостей ни бывало, она встречала их с улыбкой, и на огне у нее всегда кипел котел. Мама говорила, что, пока котел на огне закипал, бабушка успевала приготовить хинкал гостям и семье. Если дедушка ругал детей за шум при гостях, бабушка говорила: «Дети гостю радуются, ты же и сам любишь гостей, не обращай на них внимания». Вот так жили они в мире и согласии.

Когда заболел дедушка, у бабушки тоже появились признаки слабости.

Дедушка ослеп, хоть еще не так был стар. Самостоятельно мог дойти до годекана, что поблизости. Затем он слег. Тагир, против желания дедушки, отвез его в город на операцию, в Темир-Хан-Шуру, но он не дожил до операции...

«Оказаться бы мальчиком, чтобы овладеть мастерством дедушки», — вздохнула я, вытирая со лба холодный пот.

 

*       *       *

Положив голову на мои колени, неудобно согнувшись, спит Изага, а я погружена в свои воспоминания. Увидев, что я стараюсь поднять сползавшую кофту, женщина, сидевшая на заднем сидении, подняла и передала ее мне. Поблагодарив ее, я накрыла Изагу.

— Счастливого вам пути, куда едете? — спросила соседка, как будто ожидавшая моего пробуждения от дремоты воспоминаний.

— В Шангоду, — коротко ответила я.

— Из детей Усман-хаджи из села Шангода кого-нибудь знаешь, давно там не была?

— Я дочь его сына, — ответила я. С одной стороны, я была рада сообщить, что Усман-хаджи — мой дедушка, с другой — печаль овладела моим сердцем.

— Хороший был человек, да будет земля ему пухом, — проговорила она, не давая мне снова погрузиться в воспоминания.

Женщина придвинулась, села поудобнее и, наклонившись к моему уху, завязала разговор.

— Мне было шесть лет, когда у нашего сельсовета обокрали дом. Слышно тебе?

— Да, да, — ответила я и чуть повернулась к ней, видя, что ей неудобно говорить, не видя моего лица. Изагу тоже повернула на другую сторону, чтобы не проснулась.

— Тогда, чтоб найти вора, привели Усман-хаджи из Шангоды, удивительный был человек. Он налил в желтый бронзовый таз дождевую воду и положил в него эмалированную тарелку. Я, маленькая девчонка, прибежала посмотреть на это и стояла впереди всех. Он сказал, что нужен безгрешный ребенок. Услышав слово «ребенок», я тут же встала перед ним, хоть и не совсем понимала смысла слова «безгрешный». Усман-хаджи даже не улыбнулся и молча подвел меня поближе. Он повелел мне вытянуть руки вперед и сказал, чтобы я посмотрела на ногти больших пальцев и не испугалась.

Я вытянула вперед руки, и вмиг мне показалось, что предо мной промелькнули рогатые, с большими ушами, с длинными хвостами, двуногие существа. «Ой, пришли, пришли!» — воскликнула я. Я не то чтобы испугалась, еще сильнее открыла глаза и ожидала, что же дальше произойдет.

— Вот, вот, теперь ты у них спроси, что им нужно от людей, — подсказывал мне, согнувшись надо мной, Усман-хаджи. Ответ услышал сам Усман-хаджи. Они сказали ему, что нужно зарезать черного барана и всем его съесть. После собрали кости и погребли на вершине самой высокой горы. Не знаю, что это было — могущество Аллаха или способность Усман-хаджи, я была как в сказке или во сне, или какие-то другие силы подействовали, но оказывается, лик вора промелькнул в том тазике. Прямо с годекана убежал вор. Откуда вор мог предположить, что такое чудо возможно? Усман-хаджи сказал, что на окраине села под грудой щебенки спрятано все украденное. Первым туда побежал сельсовет и нашел там свои вещи. Все люди были поражены таким чудом. Если бы мне рассказали об этом, я бы не поверила, не увидев все своими глазами. Вот такими удивительными способностями обладал покойный твой дедушка.

Она закончила рассказ и то ли устала говорить, то ли от воспоминаний задумчиво вздохнула, посмотрела в окно и замолчала. Я тоже замерла, глядя на нее.

Дождь не переставая шел. Его капли тихо стекали на мое плечо из чуть открытого окна. Холодные капли не давали мне ни заснуть, ни вспоминать.

Омытая дождем природа казалась еще красивее. Казалось, что деревья проявляют какое-то кокетство, подобно распустившей косу девушке, — распустив свои листья, они принимают гордый вид.

Мой дедушка из Шангоды говорил, что дерево лучше то, у которого листьев больше, чем цветов. Все знал мой дедушка Усман-хаджи: о жизни, природе, здоровье, травах. Все, все знал он. Моего дедушку очень уважали сельчане. Он был круг­лолицый, плотного телосложения. Часто помогал не только односельчанам, но и другим людям. Рассказывали, что у него и покушать времени не бывало. Толокно и фляжка воды всегда были у него в хурджинах. Время его проходило в горах в поисках трав и кореньев. Он готовил из них снадобья и давал больным. Когда односельчане спрашивали его, не устает ли он все время ходить, он отвечал:

— Проточная вода не протухает, и дверные петли не ржавеют. Вы знаете почему? Потому что они всегда движутся. Так и человеку нужно двигаться, чтобы жизнь была долгой. Есть одна порода мышей, которые слепнут с возрастом. Это потому, что они всю жизнь проводят под землей без света и им не нужны глаза. Для тела тоже лучше ходить и двигаться, — говаривал он.

Однажды тяжело заболел кунак, прислал сына с конем к Усман-хаджи: нужна помощь. Дедушка не сел на коня, а сказал, что скоро прибудет. Сын кунака подумал, что скоро он, старик, не может прибыть, а отцу нужна срочная помощь. Доехав до дома, он увидел, что Усман-хаджи уже осматривает больного отца. Удивленный сын спросил, как старый человек опередил его. Дедушка ответил, что ему незачем это знать: у него есть свои тайны. Вылечив больного, дедушка ушел, оставив в удивлении сына кунака.

В какое бы селение Усман-хаджи ни приходил, все хотели, чтобы он зашел ним в гости. Но, идя в Бухты, он заранее знал, к кому зайдет. Еще с молодых лет дружили мои дедушки Магомед-Запир из Бухты и Усман-хаджи из Шангоды.

Они еще в молодости решили породниться, поженив своих детей. Вот так за сына Усман-хаджи Ибрагима в Шангоду и выдали мою маму. Она была на три года старше отца. Отец, говорят, не хотел на ней жениться.

Моя мать была очень чистоплотной женщиной. С ее приходом дом Ибрагима, который остался без матери, прямо заблестел. А Ибрагим ничем не походил на своего отца. Мама его грубости терпела ради хорошего свекра. Дедушка тоже очень любил мою маму. В селе многие хотели выдать своих дочерей за его сына.

Однажды, придя с поля, мать нашла дома на табуретке смешанный с маслом кусок толоконного хинкала. Она была голодна и тут же съела его, подумав, что это угощение сестры мужа. Живот ее стал быстро вздуваться и опухать, рот наполнился пеной, и она, обессиленная, упала. Усман-хаджи, вышедшего в путь, внутренний голос позвал домой, он поспешил назад и нашел маму в таком состоянии. Он дал ей лекарство, привезенное из Аравии, и маму вырвало.

— Больше не ешь что попало, дочь моя, — сказал он и оставшуюся часть хинкала положил в щель в стене. Тот кусок на следующий же день покрылся червями, видимо, был отравленный. Оказалось, что отраву подложили завистники, чтобы подпортить здоровье матери за то, что взяли в жены ее, а не их дочь. К счастью, дедушка спас маму.

Он недолго жил с ними. В селе начали создавать колхоз. Усман-хаджи свою землю отдал в колхоз. Тогда шло раскулачивание и арестовывали религиозных людей. Мой дедушка хорошо знал арабский язык, и его за это посадили. От холода и голода он заболел в тюрьме в Махачкале. Усман-хаджи не пил лекарства, которые ему там давали. Он прислал с письмом в селение к сестре тюремного врача, аварца, за лекарствами. Этот врач от Усман-хаджи узнал много полезного, но не сумел ему помочь, хотя все время находился у изголовья больного.

Недуг, видимо, был очень сильным, дедушка не выжил, умер в тюрьме...

— Есть здесь кто сходящий? — услышала я голос водителя, будто эхом передающий отзвук с утеса.

Мысли и звук мотора меня словно заворожили, и я не сразу поняла, что доехали до лугов нашего села.

Я разбудила девочку.

— Быстро, Изага, вставай.

— Мы приехали, да, мама? Мы разве здесь должны были сходить? — спросила она, выходя за мной, садясь на придорожный камень и осматриваясь вокруг.

— Не садись на мокрый камень, — сказала я и подняла дочку с еще мокрого от только что прекратившегося дождя камня.

Здесь тоже, видимо, шел дождь, как хорошо пахнет земля после дождя...

— Почему мы в поле вышли, ведь до селения неблизко. И кто теперь сумки будет таскать? — забеспокоилась Изага.

— У нас нетяжелые сумки, потихоньку пойдем. Ты разве не любишь идти, вдыхая чистый воздух, аромат свежих трав и цветов? — ответила я, по-детски разведя руки и не зная, как выразить чувства, которые охватили меня при виде родных мест.

— Люблю, — ответила она, не совсем понимая всю эту красоту.

Не проронив больше ни слова, Изага шла со мной рядом.

...Я в детстве много проходила босиком по этим тропинкам. Любила, не садясь на ишака, ходить пешком.

Мама и сестра, работая в поле, отправляли меня на речку за холодной водой. Я же, работая с ними, просила Аллаха сильнее разогреть солнце, чтобы вода у нас в кувшине согрелась, чтобы меня отправили за холодной водой. Я просила об этом мысленно, хоть и сама тоже была под солнцем, настолько мне наскучивала эта работа. И как только меня отправляли, тут же с радостью бежала к речке. Возвращаясь, я останавливалась в нескольких местах. Срывала цветы, поливала водой муравейники, сообщала им, что дождь идет, и наблюдала за их беготней. Садилась на камни. Мне казалось, что я нахожусь посреди зеленого моря на маленьком кораблике, потом вставала и всматривалась в эти камни. И видела в них какое-то очертание. Я искала у них глаза, находила рот, придумывала нос. Казалось, что один камень радуется, другой — печалится, а третий — злобно глядит на меня. Сколько разных изображений я им придумывала. Но мне это быстро надоедало, и я уходила. Подходя к деревьям, я вела с ними беседу. Не знающая еще многого, маленький ребенок, я думала, почему это дерево согнуто в стволе, а то гордо смотрит ввысь. Я смотрела на печальное дерево, и мне становилось его жаль. Думая, что оно хочет пить, я поливала ствол, чтобы хоть немного утолить его жажду. Пока я, отвлекаясь, дойду обратно, мама и сестра изнемогают от жажды.

— Куда ты воду вылила, почему не наполнила кувшин? — ругала меня мама.

Не отвечая на ее вопрос, я стояла как вкопанная, поглядывая на сестру, готовую наброситься на меня.

— Больше ее за водой не отправляй, мама, — говорила она, не находя, что еще можно сказать...

 

*       *       *

— Еще далеко идти, мама? — спросила уставшая Изага, садясь у дороги.

— Скоро дойдем, вон и селение видно. Тетя, наверное, ждет не дождется нашего приезда. Она же не знает, что мы здесь. Если бы знала, скорее всего, вышла бы навстречу, — сказала я и тоже села в тень, сбрасывая тяжесть сумок. Оглянувшись, я увидела участок нашей матери.

— Смотри, Изага, вон то поле принадлежало твоей бабушке, — показала я дочери.

— Что там, мама? — спросила она и, ожидая увидеть что-то интересное, стала разглядывать ­луга.

— Пойдем, немножко там посидим, — сказала я, ступая с тропинки и забыв про усталость. — Там так хорошо бывает.

— Сегодня мы до тети хоть дойдем, мама? — спросила дочь и нехотя пошла за мной.

— Как я соскучилась, — сказала я и присела на краю поля. — Вот поле моей матери. Его называли полем Изаги. Сколько она обрабатывала эту землю. — Я взяла горсть земли. Казалось, что удивительное тепло овладело мной, а когда прикоснулась губами к этой земле, на меня нашла такая тоска, что хотелось заплакать.

...Ничего хорошего не видела в жизни покойная, кроме работы круглый год. «После прихода в Шангоду добра не увидела я», — говорила мама.

Отец мой работал председателем колхоза. Мать в то время была беременна. Отец готовил пышный праздник на случай, если родится сын. Но родилась я. Обиженный, что родилась вторая дочка, он переселился в соседнее село. Там он устроился работать учителем. Может, он переехал оттого, что в том селе жила его любимая девушка. Когда мамы не было дома, он, разобрав стену со стороны соседки, потихоньку забирал приданое матери. В мамином сундуке осталась одна только шаль. Взяв эту шаль, мама пошла по семьям соседей сватать своего мужа, только бы он не привел в Шангоду девушку из другого села. Никто в Шангоде не выдал дочку второй женой после моей мамы, говоря, что если выдадут, то Аллах покарает их. В селении знали доброту и кротость моей матери и очень уважали ее. Все же отец женился на девушке, которую любил. Звали ее Патимат.

Однажды мама увидела проходящего по улице отца с невестой. Она позвала его: «Ибрагим, дом Усман-хаджи здесь, свадьбу с твоей любимой я тоже справлю, заходите!» Но он не послушался и отправился к своей сестре. Мать приготовила курзе и чуду, положила их в широкую тарелку, добавила пахлаву, взяла даже бутылку и отправилась туда.

Мне было тогда три года. И мама взяла меня с собой. Там я отца увидела впервые, но папа на меня не обратил никакого внимания.

Мама поздоровалась с новой женой и пожелала ей счастья.

— Даст Аллах вам счастья и радости. Это сын хорошего отца, — обратилась мама к ней.

Как только мама вышла, Патимат спросила: «Какая добрая женщина, Ибрагим, кто она, родственница твоя?» Он ответил: «Жена. Как и ты». И Патимат замерла.

Мама забрала меня и вернулась домой. Дома она так много плакала, обняв меня, что мое плечо стало мокрым от ее слез.

У нас был трехэтажный дом. На первом этаже держали скотину, на втором жили мы, а третий этаж был недостроенный. Мама днями работала в поле, а по вечерам убирала и заканчивала работы на этом этаже, готовя его для второй жены отца. Она говорила, что вторая жена должна быть выше. Мама отдала им единственную кровать, сложила печь. Вот так они и жили с нами в одном доме.

Оставив меня с соседкой, мама уехала на кутан. Из двух жен одну отправляли на такие работы. И маме пришлось поехать. В ожидании приезда матери я вела себя тихо, даже не играла. Рядом с моей кроватью было окошко. Там соседка оставляла кусочек хлеба: угощала меня. Но я часто засыпала голодной, забыв поесть, думая о том дне, когда вновь увижу маму.

На кутане моя мама пасла табун лошадей. Однажды этот табун ушел на кукурузное поле, и за это маму наказали штрафом в три пуда кукурузы. Но и здесь отец не помог ей.

Старшая сестра рассказывала, что она на кутане вместе с матерью пасла телят и все время была босой. Но отец даже не интересовался, как мы живем, не до того ему было. Оказывается, он там ухаживал еще за одной женщиной. Потом мама вернулась с кутана.

Мы жили бедно и впроголодь. Патимат родила сына. Молодая, она не умела ухаживать за ребенком.

Когда ребенок болел, она пряталась с сыном. Ее гордость не позволяла позвать нашу маму. Когда Патимат уходила в поле, то просила маму и поручала сестре отца смотреть за сыном. Но мы не могли на их этаж подниматься. Однажды я пошла к сестре отца. Она в испуге сказала, что Патимат должна вернуться и мне нужно уйти. Убегая оттуда, я столкнулась с Патимат. Она хорошенько избила меня за то, что я осмелилась подняться к ним. Войдя в дом, я еще плакала. В это время мама готовила колбасу. Она оставила работу и начала петь ту же песню, что и всегда. Я только потом поняла, почему она пела в горести. Мама пела, чтобы не увидели ее слез. Она говорила: «Что делать, новая жена должна побеждать».

У нас было две коровы. Отец сказал, чтобы мы молодую корову отдали Патимат, а старую зарезали. Решили, когда отелится, молоко поделить пополам. Когда зарезали корову, почти все мясо жена отца забрала себе. Готовить сено оставшейся корове пришлось маме, Патимат не смогла, а масло все отдали ей же. Мама говорила, что они обе пришли из разных сел и она все вытерпит, чтобы шангодинцы не посмеялись над ними.

Увидев поутру, что у Патимат цвет лица изменился, мама подсказывала, как нужно с ночи очищать кишечник для сохранения свежести лица. Она это делала, чтобы люди по цвету лица не могли подумать, что Ибрагим обижает или бьет жену.

— Почему ты все время уступаешь жене отца, мама? Какой вред она ни сделает тебе, ты отвечаешь только добром, — часто говорила ей моя старшая сестра.

— Не тот человек хороший, который делает добро, а тот, кто не делает зла, — коротко отвечала мама.

Однажды, когда побрили голову сестре, отец послал маму за маслом к Патимат, чтобы помазать им голову. В первый раз мама вернулась ни с чем. И во второй раз вернулась ни с чем. На третий раз отец пошел сам и со злости дал развод Патимат. После этого он оставил село, и мы вновь остались одни.

— Почему же ты терпела такого мужа? — спрашивали мы, повзрослев, маму.

— Лишь из уважения к его отцу, доброму человеку Усманхаджи, мои дети, — отвечала мама. — У хорошего отца, оказывается, плохие сыновья тоже бывают. Покойный свекор мой очень часто ругал сына за меня, — добавляла она, покачивая головой.

Патимат, которой отец дал развод, все еще жила с нами. Рос и наш сводный брат. Но и на него отец не обращал внимания. Мама не обижала Патимат, считая ее сиротой. Она говорила, что обиженные жаждут внимания и заботы. Она это на себе испытала. Вот так вместе и жили.

Мама состарилась раньше времени, сгорбилась от тяжелого труда.

Помню, как мама договорилась с какой-то женщиной за деньги оштукатурить ей дом. Меня мама взяла с собой, чтобы я подавала раствор. Женщина три раза в день кормила нас. После работы она не заплатила нам: мол, три раза кормила тебя и твоих детей, — показывая на меня.

А потом сказала маме:

— Изага, ты портишь свою жизнь ради этих детей. В Шангоде твоих дочерей никто замуж не возьмет, отдай их отцу и выходи замуж, ты еще молода.

Мама разозлилась и даже не стала есть. Схватила меня за руку и ответила, что жалеет о том времени, когда сама в Шангоду пришла, не то чтобы дочерей выдавать здесь замуж, и ушла. От подобных разговоров у меня росла неприязнь к людям из этого села.

Была зима. Холодная и голодная. Но мама не дала нам почувствовать ее холод и голод. Даже зимой, когда не бывает работы в полях, мама не могла оставаться с нами за печкой.

Жена предколхоза пасла телят, а их корм брала домой, своему скоту. Изголодавшиеся телята очень исхудали. И этих худых телят приняла мама. Она сама вливала воду и молоко в рот телятам, которые не могли открыть от слабости рот. Меня удивляла такая забота. Это была помощь, за которую никто не поблагодарил ее, никто не заметил. Через десять дней телята смогли выйти на солнышко и пойти к речке. Потом уже и сами стали ходить на водопой и даже резвиться. К концу зимы телята были хорошо упитанными. И тогда председатель забрал их у мамы. Мама не хотела отдавать, но ее не слушали. Весной председатель вновь передал телят своей жене...

Человек, которого жизнь много обижает, покоряется судьбе. Какое бы горе ни пришло, как бы судьба ни испытывала, ты, мама, не покорилась. Все хорошие качества, данные Всевышним человеку, и все прекрасное, чем природа одаривает человека, были воплощены в тебе, мама.

Ты смогла воздать хвалу за то, что дал тебе Аллах, и довольствоваться тем, что получила от судьбы. Как бы ни было тяжело, ты говорила: «Это не беда, дети. Лишь бы не было еще хуже».

Смысл песни, которую слышала от тебя в детстве, я только теперь понимаю, мама. Ты ее пела, когда тебе бывало грустно и тяжело. Я была маленькой и не могла понять этого, и помогать тебе я была не в силах, а когда подросла, я лишилась тебя, мама.

Теперь мне кажется, что песня матери всегда бывает печальной...

— Мама, а я похожа на бабушку? — спросила Изага, кладя мне в подол собранный ею небольшой букет полевых цветов. Она глядела мне в лицо так, будто услышала мои мысли, будто я вижу только ее.

— Необязательно быть похожей лицом, Изага, я буду очень рада, если ты хоть чуть-чуть станешь похожей на нее характером.

Мы уже поднимались по узким улочкам.

— Ох, как я, оказывается, соскучилась по родному селу, — вздохнула я, глядя вверх.

Рейтинг@Mail.ru