Подвох

Автор:
Нурдин Кодзоев (Кодзой)
Перевод:
Хаваш Накостоев

Подвох

 

Возвращаясь вечером домой, Жамарза увидел на дороге человека, возящегося со сломавшейся арбой. Подойдя поближе, он услышал, как тот в сердцах проклинает чёрта, виновного во всех его бедах.

— Слушай, — вмешался Жамарза, — что тебе сделал чёрт? Если бы ты как надо следил за своей арбой, она бы не сломалась.

Мужчина, подняв голову, удивленно посмотрел на Жамарзу:

— Извини, я не знал, что он твой родственник.

— Он не мой родственник. Просто жалко: все, кому не лень, проклинают его, даже не зная, виновен он или нет.

— Если он не твой родственник, будь он проклят трижды! — сказал мужчина и, отвернувшись, вновь приступил к починке арбы, а Жамарза, решив больше не испытывать терпение раздражённого человека, пошёл домой.

Ночью, во сне, Жамарза увидел чёрта.

— Сколько живу на свете, — сказал чёрт, — ты первый, кто защитил меня, сказал доброе слово обо мне, и за это получишь большой подарок... Слушай. За окраиной села, около леса, под высохшей грушей я закопал полный мешок золота. Я его дарю тебе... дарю тебе... дарю...

Весь в поту, резко проснулся и привстал Жамарза. «Полный мешок золота!»

— Не мешай мне спать, — услышал он слова жены, лежащей рядом.

Много мыслей пронеслось в голове Жамарзы о том, что он сделает, когда выкопает и принесет домой мешок с золотом. «Построю новый дом, куплю много скота, а может быть, даже женюсь на молодой», — подумал он, посмотрев на сильно постаревшую спящую жену.

Стараясь не разбудить её, он тихо оделся и, держа сапоги в руках, вышел из дома. Сев на крыльцо, натянул сапоги и огляделся вокруг, чтобы убедиться, что никто его не видит. Стояла глубокая ночь, не было слышно ни звука, и все люди спали сладким полуночным сном. Жамарза осторожно вывел из хлева осла, взял мешок и лопату и выехал со двора.

— В последний раз я сел на осла, — сказал он с радостью. — Завтра же куплю себе лучшего скакуна, которого только можно найти в наших краях...

Жамарза успел только немного проехать на своём осле, когда увидел всадника, едущего навстречу.

— Далеко ли ты едешь? — спросил всадник. — Что заставило тебя пуститься в путь такой поздней ночью?

— Еду по небольшому делу в соседнее село, — ответил Жамарза, а про себя зло сказал: «Тебе-то какое дело?»

— Куда бы ты ни ехал, на этом осле доберешься не скоро. Возьми лучше моего коня, — сказал всадник и, спешившись, протянул поводья Жамарзе.

— Бери, бери, — добавил он, видя, что тот мнется в нерешительности.

Жамарза, желая поскорее избавиться от назойливого встречного, взяв мешок и лопату, сел на коня.

— Куда мне его потом привести? — спросил он.

— Никуда не надо приводить, я сам за ним приду, — ответил тот. — Я хорошо тебя знаю: ты же Жамарза?

Вскочив на осла, всадник громко крикнул и помчался во весь опор. Удивившись невиданной прыти своего осла, Жамарза долго смотрел ему вслед. «Что за чертовщина?» — подумал он, но мысль о золоте затмила все его сомнения, и он поскакал к заветной сухой груше.

Конь понёсся, как ветер, но через некоторое время Жамарзе показалось, что он стоит на том же самом месте, откуда пустил коня вскачь... Он погнал его ещё быстрее и вскоре наткнулся на весёлую вечеринку под открытым небом. «Что это за ночь, когда все покой потеряли и никто не спит», — с досадой подумал он, ни на минуту не забывая о мешке с золотом. Жамарза попытался незаметно объехать веселящихся, но конь, как назло, не трогался с места. Люди окружили его со всех сторон.

— Слезай, всадник, с коня!

— Повеселись с нами!

— Пока не станцуешь, не поедешь!

Жамарзе пришлось подчиниться. Все встали в круг, заиграла гармошка, и девушка неслыханной красоты выплыла в круг, и вокруг неё закружился Жамарза. Он танцевал так хорошо, что сам изумлялся. Черные глаза девушки пронзали его насквозь, и он не сводил с неё глаз. «Клянусь, не успокоюсь, пока не узнаю, кто она такая! — говорил он про себя. — Выкопаю свой мешок с золотом и женюсь. Женюсь, непременно!» Он пытался приблизиться к девушке и шепнуть ей о своей любви, но девушка каждый раз проворно уплывала по кругу. Люди вокруг хлопали в ладоши и кричали «ворс-тох». До изнеможения танцевал Жамарза. Наконец музыка смолкла, и молодые парни, горячо благодаря, подняли и посадили Жамарзу в седло.

— Спасибо тебе, всадник!

— Увеселил ты наши сердца!

Жамарза, довольный тем, что препятствие осталось позади, наконец подъехал к сельской свалке, где была сухая груша. Увидев её, он слез с коня и взяв лопату, начал копать землю около ствола. Спустя некоторое время лопата упёрлась во что-то твёрдое. Жамарза разгрёб землю и сквозь прореху в гнилой мешковине увидел блеснувшее золото.

— Золото, моё золото! — закричал он, не помня себя от радости. — Спасибо тебе, дорогой чёрт, живи долго!

Ему показалось, что кто-то рядом засмеялся. Жамарза огляделся вокруг, но никого не увидел. Торопливо начал он пересыпать золото в свой мешок. Наполнив полмешка, он понял, что не сможет унести всё сразу, и, решив вернуться за второй половиной потом, закрыл яму, замаскировал её мусором и взвалил мешок с золотом на коня. Жамарза спешил, так как уже близилось утро. Конь понесся быстрее прежнего; сердце Жамарзы ликовало. Картины будущей счастливой жизни разворачивались перед ним, и самой главной среди них была черноокая девушка, танцевавшая с ним...

Крик петуха прервал его грёзы. Жамарза чуть не слетел с коня на всем скаку. С коня?.. Жамарза тревожно осмотрелся и увидел, что сидит на торчащем суку сухой груши... Посмотрел в мешок — там никакого золота нет, а только мусор! Долго сидел Жамарза в оцепенении, глядя в мешок. В мозгу его смешалось всё: новый дом, чёрт, всадник, ночная вечеринка, девушка неземной красоты... Он вяло сполз с сука, на котором сидел, и присел на кучку мусора, потому что ноги не держали его.

Жамарза увидел пасущегося неподалёку своего осла.

— Будь ты проклят, чёрт!

Немного придя в себя, он тихим шагом пошёл домой. За ним тронулся и осёл. Восток медленно светлел. Село просыпалось.

 

Рейтинг@Mail.ru